Анализ стихотворения «Ананасы в шампанском» И. В. Северянин

«Увертюра (Ананасы в шампанском!)», анализ стихотворения Северянина

Имя Игоря Северянина замалчивалось отечественным литературоведением до 80-х годов ХХ века. Творчество Северянина вступало в контраст с восприятием действительности и привычным тогда пониманием поэзии. Его современники-критики обвиняли автора в безвкусии и пошлости. Нужно отметить, что поэт относился к такой критике спокойно, а со временем у него стали появляться союзнические отклики завсегдатаев петербургского литературного салона Федора Сологуба.

Написанное в 1915 году стихотворение «Увертюра» принесло Северянину славу «салонного» лирика.

История создания этого произведения была такова: В.В. Маяковский, который был приглашен в гости к Северянину, выпивая шампанское, окунул в бокал ананас, съел его и предложил хозяину вечера последовать его примеру. Первая строка стиха тут же родилась в голове поэта, и вскоре вышел в свет сборник стихов «Ананасы в шампанском».

Стихотворение создает ощущение восторга, торжественности, и вместе с тем нервозности и истеричности. Оно символизирует время, в котором творил поэт. Неудовлетворенность жизнью рождало у многих стремление уйти от реальности. В творческих людях рождалось новое мироощущение. Восторженно выкрикивая «ананасы в шампанском!», поэт вдохновляется и «берется за перо!». В этом внезапном вдохновении выражается лиричность героя, который бежит от пустоты действительности и пафоса.

Остро, сжато и ярко описана окружающая реальность, которая выражена как «пульс вечеров!» Эта новизна, по мнению автора, тоже заслуживает место в поэзии, наряду с вечными ценностями, воспеваемыми повсеместно.

Картина «легкой жизни» передана благодаря теме женщин в высшем свете. Девушки «нервны», дамское общество «остро». Такая среда жестока, она способна «трагедию жизни» претворить в «грезофарс».

Атмосфера толкает что –то предпринять , куда-то отправиться: «из Москвы – в Нагасаки! Из Нью-Йорка – на Марс!» Нервный ритм, неожиданное соединение несовместимого укладывается в трех строфах стихотворения.

Многоликость образов, за которыми, кажется, автор хочет спрятаться, побуждение действовать, быстрая смена сюжета после прочтения оставляет ощущение недосказанности.

Употребление неологизмов делает стихотворение очень простым для восприятия теперешнего читателя. Есть место стремительно ворвавшимся в то время новым, магически звучавшим словам: аэропланы, автомобили, экспрессы, буера. А значения архаизмов понятны, слова эти используются в речи по сегодняшний день: порывно, перо. Интересны слова, создание которых приписано именно Игорю Северянину: ветропросвист, крылолет, грезофарс.

Аллегорические образы помогают понять истинное значение пустых бесед и звона бокалов на пафосных вечерах. Отсутствие эпитетов позволяет добиться динамичности стихотворения, а его торжественность достигнута за счет большого количества восклицательных знаков.

Использование новых ритмов, неологизмов было несвойственно произведениям литературы того времени.

При написании стиха автором использована перекрестная рифма. Характер стопы и их количество позволяет определить размер написания стиха как анапест.

Лирическое стихотворение «Увертюра» можно отнести к песенному жанру. Не зря автор дал такое название стиху, сравнивая его с музыкальным произведением.

Творчество Игоря Северянина сильно отличается от творений его современников. В нем больше стремления к новизне, смелости. Сейчас стихотворение «Увертюра» актуально как никогда раньше. Неприятие жизни по навязанным стереотипам, равно как и бессмысленной гонки за модой, явились для автора импульсом для создания этого шедевра литературы.

“Увертюра (Ананасы в шампанском!)” анализ стихотворения Северянина

Имя Игоря Северянина замалчивалось отечественным литературоведением до 80-х годов ХХ века. Творчество Северянина вступало в контраст с восприятием действительности и привычным тогда пониманием поэзии. Его современники-критики обвиняли автора в безвкусии и пошлости.

Нужно отметить, что поэт относился к такой критике спокойно, а со временем у него стали появляться союзнические отклики завсегдатаев петербургского литературного салона Федора Сологуба.

Написанное в 1915 году стихотворение “Увертюра” принесло Северянину славу “салонного”

История создания этого произведения была такова: В. В. Маяковский, который был приглашен в гости к Северянину, выпивая шампанское, окунул в бокал ананас, съел его и предложил хозяину вечера последовать его примеру. Первая строка стиха тут же родилась в голове поэта, и вскоре вышел в свет сборник стихов “Ананасы в шампанском”.

Стихотворение создает ощущение восторга, торжественности, и вместе с тем нервозности и истеричности. Оно символизирует время, в котором творил поэт. Неудовлетворенность жизнью рождало у многих стремление уйти от реальности.

В творческих людях рождалось

Остро, сжато и ярко описана окружающая реальность, которая выражена как “пульс вечеров!” Эта новизна, по мнению автора, тоже заслуживает место в поэзии, наряду с вечными ценностями, воспеваемыми повсеместно.

Картина “легкой жизни” передана благодаря теме женщин в высшем свете. Девушки “нервны”, дамское общество “остро”. Такая среда жестока, она способна “трагедию жизни” претворить в “грезофарс”.

Атмосфера толкает что – то предпринять, куда-то отправиться: “из Москвы – в Нагасаки! Из Нью-Йорка – на Марс!” Нервный ритм, неожиданное соединение несовместимого укладывается в трех строфах стихотворения.

Многоликость образов, за которыми, кажется, автор хочет спрятаться, побуждение действовать, быстрая смена сюжета после прочтения оставляет ощущение недосказанности.

Употребление неологизмов делает стихотворение очень простым для восприятия теперешнего читателя. Есть место стремительно ворвавшимся в то время новым, магически звучавшим словам: аэропланы, автомобили, экспрессы, буера. А значения архаизмов понятны, слова эти используются в речи по сегодняшний день: порывно, перо.

Интересны слова, создание которых приписано именно Игорю Северянину: ветропросвист, крылолет, грезофарс.

Аллегорические образы помогают понять истинное значение пустых бесед и звона бокалов на пафосных вечерах. Отсутствие эпитетов позволяет добиться динамичности стихотворения, а его торжественность достигнута за счет большого количества восклицательных знаков.

Использование новых ритмов, неологизмов было несвойственно произведениям литературы того времени.

При написании стиха автором использована перекрестная рифма. Характер стопы и их количество позволяет определить размер написания стиха как анапест.

Лирическое стихотворение “Увертюра” можно отнести к песенному жанру. Не зря автор дал такое название стиху, сравнивая его с музыкальным произведением.

Творчество Игоря Северянина сильно отличается от творений его современников. В нем больше стремления к новизне, смелости. Сейчас стихотворение “Увертюра” актуально как никогда раньше.

Неприятие жизни по навязанным стереотипам, равно как и бессмысленной гонки за модой, явились для автора импульсом для создания этого шедевра литературы.

Анализ стихотворения «Ананасы в шампанском» (И. Северянин)

Анализ стихотворения «Ананасы в шампанском» (И. Северянин)

Анализ стихотворения «Ананасы в шампанском» (И. Северянин) откроет читателям другую, вероятно, еще многим неизвестную, сторону поэзии начала 20 века.

Первые десятилетия прошлого века сложные и удивительно богатые на рождение поэтов и писателей. Их было много, и писали они в разных направлениях. Здесь классика романтизма и реализма переплелась с совершенно новыми, непривычными направлениями в литературе, как, например, футуризм. Это период смуты и больших перемен. И во всем этом творческом, социальном и политическом «безобразии» рождались поэтические шедевры, которых не счесть за всю жизнь современного человека.

Писали о любви, о деревне, о народе, революции. Воспевали и ругали власть, рисовали словом городские и деревенские пейзажи. В общем, писали навзрыд, в порыве. Порывистым и динамичным было время, такими же были и люди своего века. Это время Есенина, Ахматовой, Цветаевой, Блока и еще многих других замечательных поэтов.

Читайте также  Анализ стихотворения Н. Гумилева “Жираф”

Творчество И. Северянина стоит особого анализа. Он стоит особняком от большинства других поэтов. Его стихи не понимали, не признавали и запрещали вплоть до 80-х годов прошлого столетия. Но мы можем читать его произведения и с удивлением для себя узнавать картины сегодняшнего мира, такого же странного и сложного.

Северянин выбрал для себя литературное направление эгофутуризма, что само по себе уже было новаторским ходом его как писателя. И поэзия Северянина новаторская, со свежим лирическим дыханием. Но поэт остался непонятым и отвергнутым таким именитым литератором как Л. Толстой, резко высказавшимся о творчестве молодого поэта. Его лирику называли салонной, несерьезной. Но если пристальнее вчитаться в его стихотворения, то за странными образами и непривычной формой изложения можно увидеть сложную философскую тему одиночества в толпе, лермонтовского противопоставления поэта толпе и взгляд, устремленный в будущее.

Одним из самых известных и ярких стихотворений Северянина считается «Ананасы в шампанском», или «Увертюра». Жизненная, вполне обычная история, ставшая импульсом к написанию стихотворения, ничем не примечательна. Автор однажды пил шампанское с Маяковским. Маяковский окунул ананас в шампанское и предложил Северянину сделать то же самое. Поэта настолько вдохновили вкус и рожденные с ним образы, что моментально появились первые строки «Увертюры».

Первая строка стихотворения настраивает читателя на легкое водевильно прочтение его. И действительно, образы произведения рисуют в воображении читателя картины богемной роскошной жизни, беззаботности и непринужденности. Кажется, что сам лирический герой наслаждается этой обстановкой. Но за хмельной легкостью кроется тема одиночества, желания утонуть в искусственной и пошлой красивой жизни. Автор противопоставляет свой внутренний мир миру внешнему, поглотившему все настоящее, душевное.

Композицию стихотворения «Ананасы в шампанском» можно разделить на две противоположные друг другу части.

Первая часть с первых строк погружает читателей в яркий и блестящий мир богемы, живущей легко и красиво, без проблем и хлопот. Все вокруг кажется «вкусно, искристо и остро». Лирический герой восклицает в восхищении новым вкусом ананасов в шампанском. Он такой же необычный и свежий, как и его творчество. Поэтому вторая строка и насыщена эпитетами, с разных сторон показывающими нам настроение автора:

Удивительно вкусно, искристо и остро!

Но эпитетов в этом стихотворении не так уж и много, нет и как такового описания происходящего. И все-таки мы без труда понимаем, что автор окружен красотой, слепящей глаза:

Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском!

Норвежское и испанское – это, наверное, одежда автора. Это красиво, броско, модно. Это то, что приносит удовольствие и вызывает восторг. Добавляет загадку неопределенное местоимение «в чем-то». Будто бы лирический герой и не замечает деталей своего наряда, восхищаясь уже тем, что это просто красиво и изящно. Да, скорее всего, этим местоимением автор подчеркивает незначительность конкретики образа, куда важнее впечатления от него. Это добавляет произведению, и без того эмоциональному и яркому, экспрессии, захватывающей дух.

Вся эта обстановка завораживает поэта, погружает его в мир музы. Его вдохновение так же порывисто и неожиданно, как слепящий блеск бокалов и одежды. Так пишет об этом Северянин:

Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!

Это вполне соответствует идее автора о сиюминутности рождения стихов, творчество – это такой же порыв, как чувство, как импульс. Оно сравнимо с порывом ветра. Поэтому и берется за перо он сейчас же, пока строки рождаются в мыслях потоком.

Лирического героя настолько увлекает за собой процесс творчества, что кажется, он весь без остатка погружается не только в сложение строк и образов в рифму, но и сами слова рождаются заново. В этом состоит новаторство футуристов вообще, а у автора стихотворения оно приобретает особенные, музыкальные формы.

Но за пролетающими стремительно образами «аэропланов», стрекочущих набегу, «автомобилей», от которых автор требует бежать, «ветропросвиста», «крылолёт буеров» скрывается некая отстраненность лирического героя от происходящего. Ведь благодаря восклицательным знакам, коротким предложениям создается впечатление, что все вокруг проносится с неимоверной скоростью мимо него. От такой скорости захватывает дух. Мелькают то тут, то там, будто кадры ускоренной съемки, целующиеся влюбленные, драки… все это часть жизни вечернего города, а «ананасы в шампанском — это пульс вечеров!». Ананасы в шампанском здесь становятся собирательным образом скоростной жизни по вечерам. Они бьются пульсом, подогревая скорость.

Следует отметить, что в этой строфе образы природы, женщины, чувства заменяют совершенно бытовые образы техники, каких-то машин и непонятных, пришедших из будущего, сооружений. Но автора это ничуть не смущает и уж тем более не приземляет его произведение. Просто Северянин считал, что даже пробегающие машины так же достойны поэзии, как и высокие материи.

В начале 20 века не было такого большого количества машин на дорогах, а от технического прорыва стихотворение отделяли несколько десятилетий. Но в этом можно усмотреть идею о наигранности всей этой вечерней суеты, поддельности чувств, забытости главных ценностей человека. Не это ли происходит сегодня в нашей жизни? Не заглянул ли поэт далеко в будущее, создав будто специально для потомков «Увертюру»? И если уж тогда ритм жизни заставлял биться сердце лирического героя быстрее, то что уж говорить о нынешнем времени?

Особенно остро встает проблема одиночества и трагедии лирического героя в последней строфе. В ней появляется намек на общество девушек:

В группе девушек нервных, в остром обществе дамском

Я трагедию жизни претворю в грезофарс…

Даже женщины у автора «нервные», общество их «острое». Во всем чувствуется порыв. Как тонкая, туго натянутая струна, поэт чувствует окружающий мир, его нервы, как оголенные провода, слышат музыку там, где не слышит никто.

Это первые и единственные строки без восклицательного знака и даже более того, в конце стоит многоточие. Здесь не только «трагедия жизни», но и личная трагедия поэта, отвергнутого и не понятого толпой. Что такое «грезофарс», можно только предположить. Возможно, это и есть попытка побега от мрачной действительности, окунуться в мечты и довериться богемному фарсу, забывая обо всех проблемах.

Но вот в последних строках снова гремят «ананасы в шампанском». И вот уже воображение лирического героя переносит его «из Москвы — в Нагасаки! Из Нью-Йорка — на Марс!» Думаю, в этом воплотилась безграничность поэзии. Только для стихов нет никаких границ и расстояний. Это становится спасением для поэта, ведь в своем творчестве он может сиюминутно перенестись в любой уголок планеты, и даже на Марс. Нет ничего невозможного для поэта в мире его «грезофарса».

Основным средством художественной выразительности стихотворения становится аллегория, с помощью которой необычно и в то же время понятно каждому из нас передает свое душевное состояние автор.

Стихотворение насыщенно восклицательными знаками, придающими особую эмоциональность стихотворению, захлестывает чувства читателя, увлекает в художественный мир поэта. Характерной же особенностью Северянина является немногочисленность эпитетов, сравнений и метафор. Куда более ярко передают экспрессию аллитерация «р», «гр», «стр».

Читайте также  Анализ стиха «Шаганэ, ты моя, Шаганэ» Есенина

Северянин сам назвал свое стихотворение увертюрой. И действительно, это всего лишь вступление к главному действу спектакля – жизни. Настолько же оно и музыкально, что объясняется необыкновенной по звуковому составу формой. Возможно, поэтому обратил на «Увертюру» свое внимание Вертинский.

На анализ стихотворения стоит потратить свое время, чтобы задуматься о жизни, прочувствовать ее так же тонко, как автор.

«Увертюра (Ананасы в шампанском. )» И. Северянин

Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искристо и остро!
Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском!
Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!

Стрекот аэропланов! Беги автомобилей!
Ветропросвист экспрессов! Крылолёт буеров!
Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!
Ананасы в шампанском – это пульс вечеров!

В группе девушек нервных, в остром обществе дамском
Я трагедию жизни претворю в грезофарс…
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Из Москвы – в Нагасаки! Из Нью-Йорка – на Марс!

Дата создания: январь 1915 г.

Анализ стихотворения Северянина «Увертюра»

«Увертюра (Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!)» – одно из самых известных произведений Игоря Северянина (1887–1941). В нём проявились все яркие черты созданного им жанра эгофутуризм. Это оригинальное литературное течение отразило неудержимую тягу к новому, характерное для многих творческих людей в начале XX века. Попробуем проследить, как это стремление отразилось в данном стихотворении.

На первый взгляд это произведение кажется совершенно обыкновенным. У него несложная структура – три четверостишия с перекрёстной рифмовкой (abab). Стихотворный размер – анапест с допущениями (в некоторых стопах четыре слога вместо трёх). Однако стоит вчитаться в строки, как становится ясно, что читатель имеет дело с языком будущего.

Первые же строки стихотворения заряжают энергией и задором. Поэт использует громкий рефрен «Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!», а затем описывает свои ощущения от этого нетривиального лакомства: «удивительно вкусно, искристо и остро». Вслед за автором и читатель может почувствовать то же самое благодаря эффектной аллитерации. Строки так и лучатся от звуков «с», «ст», «стр».

Нетрудно оценить и цвета, представленные в произведении: «Весь я в чём-то норвежском! Весь я в чём-то испанском!»

И мы представляем себе модного молодого человека, сочетающего в своём наряде, например, уютный скандинавский свитер с пёстрыми испанскими брюками. В этой строфе ярко проявляется тенденция к эгоизму. Поэт без скромности привлекает внимание к себе, часто повторяя «я».

Вторая часть термина «эгофутуризм» выражена в следующем четверостишии:
Стрекот аэропланов! Беги автомобилей!
Ветропросвист экспрессов! Крылолет буеров!
Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!
Ананасы в шампанском – это пульс вечеров!

Устремлённость в будущее здесь обнаруживается в дерзком словотворчестве. Автор сочиняет новые слова, сочетая корни из уже существующих, чтобы отразить экспрессию, динамизм явлений, которые хочет показать. Так рождаются «крылолёт», «ветропосвист», облегчающие воображению задачу. Ведь вещи, о которых говорит поэт, хоть и известны, но мало распространены. В самом деле, трудно представить себе, чтобы в 1915 году автомобильное движение было настолько бурным, чтобы характеризоваться словом «беги».

В третьей строфе кипучесть богемной жизни, раскрытая в стихотворении, идёт на спад. Поэт словно приподнимает завесу неуёмного всеобщего веселья, чтобы показать, что за ней скрыто: «Я трагедию жизни претворю в грёзофарс…»

Читатель видит новое выражение, которое в полной мере отражает суть творческой элиты. Автор показывает, что за мечтами, иллюзией счастья всегда стоит человеческая драма. Но он не намерен падать духом, поэтому в последней строке звучит оптимистичный призыв: «Из Москвы – в Нагасаки! Из Нью-Йорка – на Марс!»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: