Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

§ 1.4. Промышленность России: незавершенная цепь реформ

Исследование структуры отечественной экономики надо начинать с

промышленности. Ведь именно эта отрасль производила 75% валового

внутреннего продукта СССР, что являлось самым высоким показателем

во всем мире. Вот только гордиться такой гипериндустриализацией страны

довольно трудно: она куплена слишком дорогой ценой, в том числе

слабым развитием отраслей, обслуживающих непосредственно человека.

Экономическое устройство России на рубеже XXXI вв. 573

Поэтому уже первые шаги по формированию в России новой, рыночной

экономической системы сразу привели к резкому изменению структуры

экономики. В 2000 г. она выглядела так, как показано на рис. 1.2.

Прочие услуги Промышленность

1 6 % ^ ш ш ^ 35%

6%

Рис. 1.2. Структура экономики России в 2000 г. (доля различных отраслей

в общем объеме производства)

Развитие российской промышленности отчетливо прослеживается с

XVII в. При этом поначалу у нее было две проблемы: недостаток металла

в стране и отсутствие мощных собственных корней. Первая из них оказалась

временной, а вторая сохранилась на века.

Российские мастеровые умели добывать руды, но плохо знали, как

из них производить чистый металл. А без него страна обойтись не могла:

ни деньги отчеканить, ни хорошее оружие изготовить. Так, в письме

венгерскому королю Великий князь Иван III писал: ≪У нас есть золото

и серебро, но мы не умеем чистить руды. Услужи нам, и тебе услужим

всем, что находится в нашем государстве≫.

Недостаток умений Россия без труда компенсировала привлечением

мастеров из-за рубежа. Например, еще в 1632 г. голландец Андрей

Виниус получил от царя разрешение на выделку железа близ Тулы, за

что обязался поставлять государству по ≪удешевленным≫ ценам пушки,

ядра, ружейные стволы и ≪всякое железо≫. Особенно активно занимался

ввозом иностранных технических специалистов Петр I, построивший

с их помощью немало военных предприятий. Хуже обстояло дело с отсутствием

собственных корней для развития промышленности. Речь

идет о том, что в Европе современная промышленность родилась на основе

мелких домашних производств, ее ≪детство≫ прошло в стенах мастерских

ремесленников.

Веками копился опыт производственной деятельности, формировались

традиции предпринимательской инициативы, собирался денежный

и производственный капитал. Все это и стало основой промышленных

революций в странах Западной Европы, когда ко всем этим факторам

добавился еще и технический прогресс.

В силу иного исторического пути развития у нашей страны ничего

этого не было. И когда в европейских странах уже существовала развитая

промышленность, в России только начало складываться ремесленное

производство. А значит, предстояло еще очень долго ждать, пока — по европейской модели —из мелких мастерских разовьются большие

фабрики. Но ждать было невозможно: российская армия требовала собственного

вооружения, и не уступающего вооружению армий европейских

стран-противников.

Правители России нашли свой способ решения этой проблемы: основой

промышленности предстояло стать не традициям развития ремесла,

а воле и помощи государя. Любезным царю заводчикам давали бесплатную

рабочую силу (≪государевых людишек≫), закрепляя за каждым

заводом сколько нужно крепостных душ, лишь бы заводчик исправно

поставлял государевым полкам качественное оружие и снаряжение.

Из этой политики произросли три беды, три болезни российской

промышленности, мучающие ее по сей день. Почти вся наша промышленность,

может быть, кроме пищевой и экспортно-ориентированных

сырьевых фирм, до сих пор:

1) ориентирована преимущественно на нужды государства, и в особенности

на его военные нужды;

2) живет и развивается, все время требуя поддержки государства;

3) постоянно пытается догнать производителей из развитых стран

мира, перенимая у них опыт и потому постоянно отставая вновь. Ведь

пока мы осваиваем сегодняшний день мировой промышленности, он

становится для нее самой днем вчерашним —она переходит уже на более

высокий уровень развития.

Надо сказать, что пороки такого пути развития промышленности

начали ощущаться в России практически сразу.

Дело в том, что отечественные фабрики производили товары низкого

качества, но по очень высоким ценам. Продавать их удавалось лишь потому,

что государство практически перекрывало дорогу на внутренний

рынок импортным товарам. В архивах XVIIVIII вв. можно найти немало

просительных писем в правительство российских купцов. Они жаловались

на отечественных производителей, товары которых ≪против

заморского ничто добротою будут и весьма плоше≫, и умоляли разрешить

свободную торговлю товарами зарубежных производителей.

Экономическое устройство России на рубеже XX—XI вв. 575

Но государевы чиновники реагировали на такие обращения по-своему:

проведением проверок российских предприятий с целью наказания

виновных в плохом качестве и высоких ценах. При каждой такой проверке

обнаруживалось немало интересного. Так, правительственное освидетельствование

фабрик, проведенное в 30-х годах XVIII в., показало:

1) многие фабрики и заводы —подложные, т. е. существуют лишь на

бумаге (вот когда родилась практика обогащения за счет ≪мертвых душ≫,

описанная много позднее Гоголем);

2) все льготы и привилегии, полученные владельцами этих предприятий

от государства, используются не во благо страны, а лишь ≪в свой карман≫.

Результаты проверки были доложены государю, и, казалось бы, следовало

ждать коренного изменения подходов к организации российской

промышленности. Но нет: царский указ от 1744 г. лишь повелевает

за низкое качество товаров и отсутствие усердия в развитии производства

≪многих владельцев фабрик из фабрикантов выключить≫.

Такими методами, конечно, беды отечественной промышленности

излечить было нельзя. И выживать ей удавалось лишь потому, что государство

не только поддерживало плохо работавшие предприятия всяческими

льготами, но и закупало у них большую часть продукции, так

как продукция эта была в основном военной.

За такую политику Россия платила очень дорогую цену. Все большая

часть ресурсов государства направлялась не на развитие страны в целом,

а на содержание армии и флота. Так, за годы правления Петра I доля

военных расходов в государственном бюджете возросла с 50 до 65%.

Самое печальное, что подобная модель промышленного развития исподволь

разрушала остальные сектора экономики, и прежде всего сельское

хозяйство. Инструментом такого разрушения служили налоги.

Для финансирования постоянно растущих военно-промышленных

расходов государство резко повышало налоги (некоторые из них за время

царствования Петра I возросли почти в 5 раз). Между тем с крестьян

налоги брались не в индивидуальном порядке, а с общины в целом

и по принципу круговой поруки.

На практике это означало, что самые работящие и зажиточные члены

общины должны были платить несоразмерно много, перекрывая недобор

налогов с ленивых или пьющих соседей (напомним, что модель

налогообложения по принципу круговой поруки была отменена в нашей

стране только в 1903 г. ценой огромных усилий графа СЮ. Витте).

В этих условиях стараться и работать лучше не было никакого смысла,

и развитие российского сельского хозяйства лишилось главного двигателя

—личной инициативы и заинтересованности.

Так сформировался порочный круг, в котором и сегодня вращается российская

экономика, решая проблемы своей индустриализации (рис. 1.3).

Рис. 1.3. Причины экономических трудностей

в развитии российской промышленности

Надежды на изменение ситуации возникли лишь в течение короткого

периода —с середины 80-х годов XIX в. и до начала Первой мировой

войны (1914 г.). В этот период Россия переживала бурный промышленный

подъем (по темпам роста промышленного производства в 1880 1900 гг. наша страна обгоняла и США, и Германию). Этот скачок в

развитии промышленности был обусловлен совпадением по времени

трех процессов:

1) вложения государственных средств в развитие сети железных дорог

и в создание мощных предприятий тяжелой и военной промышленности

(именно тогда, при Александре III, были заложены основы нынешнего

гигантского военно-промышленного комплекса Санкт-Петербурга);

2) возрастания интереса иностранных инвесторов к созданию предприятий

на российской территории благодаря укреплению рубля разумной

финансовой политикой И.А. Вышнеградского и СЮ. Витте. В итоге

к 1913 г. уже каждое третье предприятие страны имело иностранных

инвесторов, а в промышленности возникли совершенно новые отрасли

—автомобильная, тракторная, авиастроительная и т. д.;

3) появления наконец в стране предприятий, которые выросли из

ремесленных производств по обычной для европейских стран модели

—без поддержки государства. Эти предприятия имели собственные

крепкие исторические корни. Они располагались преимущественно в

центральной части страны и были созданы в основном в легкой про-

Экономическое устройство России на рубеже XX—XI вв. 577

мышленности (современники называли такие фирмы ≪ситцевым капитализмом

).

В итоге промышленного бума конца XIX —начала XX вв. Россия к

1913 г. вышла на 4-е место в мире по производству важнейших видов

промышленной продукции, обеспечивая себя почти всеми видами машин

и оборудования (рис. 1.4).

Электроэнергия Нефть Чугун и сталь Хлопковые ткани

Рис. 1.4. Объемы производства в России в 1913 г. важнейших видов промышленной

продукции в сопоставлении с США и Англией (в %, США —100 %)

Правда, по уровню благосостояния (оцененного исходя из величины

валового внутреннего продукта на душу населения) Россия уступала США

в 3,88, а Англии —в 3,15 раза. При этом благосостояние граждан (оцененное

на основе величины национального дохода на душу населения)

росло медленнее, чем в соседних европейских странах (рис. 1.5).

Италия _________Германия Франция Россия

Рис. 1.5. Рост национального дохода в расчете на душу населения

за период 1894—913 гг. (в %, по расчетам С. Прокоповича)

Лишь к 1913 г. по уровню доходов граждан Россия догнала такие европейские

страны ≪второго эшелона благосостояния≫, как Испания и Италия

(сегодня о таком и мечтать трудно —посмотрите еще раз на рис. 1.1).

Этот период расцвета российской промышленности был прерван

Первой мировой войной, а затем революциями и Гражданской войной.

После их окончания все пришлось начинать сначала.

Новая индустриализация началась с 1928 г. И хотя она осуществлялась

в социалистической стране, ее модель была полностью позаимствована

у Петра I:

1) преимущественное развитие тяжелой, особенно оборонной, промышленности;

2) финансирование индустриализации исключительно за счет государства,

которое для этого обирает всех граждан страны, обрекая их на

бедность;

3) внеэкономическое принуждение людей к труду в промышленности

(с той лишь разницей, что крепостных крестьян заменили миллионы

заключенных концентрационных лагерей).

Итогом такой политики, стоившей россиянам чрезмерно дорого, стало

создание мощной промышленности, которая позволила стране выстоять

в годы Второй мировой войны.

Но этот импульс развития, обеспечивавшийся системой террора и

одурманивающей пропаганды, иссяк после смерти Сталина, а на смену

ему ничего не пришло. На серьезные реформы руководство страны идти

не хотело.

Российская промышленность сначала понемногу, а потом все сильнее

стала замедлять темпы своего развития, а затем и просто разрушаться.

В середине 1970-х гг. страна попала в полосу индустриального кризиса

и начала все больше отставать от промышленно развитых стран с

экономикой смешанного типа.

Дело в том, что эти страны уже вступили в эпоху научно-технической

революции, чего Россия сделать одновременно с ними не смогла.

Гигантские отечественные предприятия тяжелой промышленности были

не в состоянии и не хотели поспевать за темпами научно-технического

прогресса за рубежом. Им это и не было нужно —они все равно оставались

монополистами, и проблема затоваривания им не угрожала. Это

сказалось даже на терминологии. Стало привычным говорить не об ≪освоении

, а о ≪внедрении≫ достижений науки и техники в производство.

А ведь слово ≪внедрение≫ по своему значению уже предполагает наличие

некоей сопротивляющейся среды, в которую что-то надо ≪внедрить

.

Экономическое устройство России на рубеже XX—XI вв. 579

Такой сопротивляющейся техническому прогрессу средой и стали

российские предприятия. В итоге даже тогда, когда отечественные ученые

и конструкторы создавали новинки мирового уровня, они распространялись

в нашей промышленности крайне медленно.

Характерным примером является технологический процесс непрерывной

разливки стали, революционизировавший производство в черной

металлургии. Хотя эта технология была изобретена в СССР еще в

1950-е гг., но и в 1990 г. на ее долю приходилось лишь 23% производства

стали в стране. Остальное производство было основано на давно

устаревших и куда более энергоемких технологиях. Между тем в Японии,

фирмы которой купили у нас право (лицензию) на использование

этой технологии, сейчас практически вся сталь получается методом непрерывной

разливки.

Промышленность, выпускающая товары для населения, всегда сидела

≪на голодном пайке≫ государственной поддержки, и технический

прогресс здесь развивался особенно медленно.

Например, десятилетиями лучшим холодильником страны был

≪ЗИЛ≫, и купить его можно было либо только ≪по блату≫, либо на основе

талона, выдававшегося местными комитетами профсоюзов работникам

с наибольшим трудовым стажем или отличившимся по работе.

При этом конструкция этого супердефицитного изделия практически

не улучшалась и даже в конце 80-х годов воспроизводила в

основном устройство того американского холодильника, который

некогда в конце 40-х годов привез из Нью-Йорка один из руководителей

СССР.

В итоге страна все больше зависела от импорта как новой промышленной

техники, так и товаров для населения. К 1985 г. доля импорта в

стоимости оборудования для новых предприятий достигла почти 37%,

а в стоимости товаров, поступавших в продажу для населения, 15%.

Оплачивался весь этот импорт только за счет продажи за границу нефти,

газа, леса и других сырьевых ресурсов, но никак не готовой продукции.

К середине 80-х годов кризис достиг такой остроты, что вызвал политические

перемены в стране —началась ≪перестройка≫, первым лозунгом

которой было ≪ускорение экономического роста на базе обновления

отечественного машиностроения≫. Но болезнь отечественной

промышленности была уже слишком запущенна, а прописанные рецепты

—неверны. Поэтому с конца 80-х годов глубина разрушения отечественного

производственного сектора все возрастала и повлекла за собой

общий экономический кризис в стране (табл. 1.2).

Таблица 1.2

Годовые темпы изменения важнейших экономических показателей СССР

в 1988-1991 гг. (+≫ —прирост, -≫ —сокращение)

(в%)

Показатель

Валовой внутренний продукт:

—по данным официальной

статистики

—скорректированный на скрытый

рост цен и без учета доходов

от внешней торговли и продажи

алкоголя

Инвестиции в производственный

сектор экономики

Личное потребление граждан

Инфляция (включая скрытый рост

цен, проявляющийся в виде

обострения дефицита товаров)

1988 г.

+5,5

+2,2

+3,4

+0,9

+ 128

1989 г.

+3,0

+ 1,3

+ 1,5

-0,6

+11

1990 г.

-2,0

+3,4

-5,3

-2,2

+ 14

1991 г.

-13

-10

-23

-8

+17

Даже попытка радикального реформирования, предпринятая в стране

начиная с 1992 г., не смогла принципиально изменить траекторию

.развития нашей промышленности: она продолжала разрушаться до

1999000 гг. (рис. 1.6). И лишь дефолт 1998 гг. и вызванная им девальвация

рубля помогли отечественной промышленности немного подняться

и начать отвоевывать рынки у импортных товаров.

100

90

80

70

60

50

40

30

20

10

1990 г. 1991г. 1992 г. 1993 г. 1994 г. 1995 г. 1996 г. 1997 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г.

Рис. 1.6. Сокращение объемов производства в промышленности России

в 1990—000 гг (1990 г. = 100 %)

Экономическое устройство России на рубеже XX—XI вв. 581

Ближе всего к грани полного исчезновения подошла легкая промышленность

России —наследница ≪ситцевого капитализма≫. Объемы

ее производства (в натуральном измерении) упали к концу XX в.

в 5 раз по сравнению с 1990 г. Немногим лучше положение дел в отечественном

машиностроении —к началу 1998 г. оно выпускало лишь

1/3 от объема 1990 г., а начало подниматься лишь в 1999 г. Наименьший

спад произошел в топливной промышленности, которая работает

на экспорт.

Главная трудность состоит, однако, в том, что стране надо не просто

остановить спад производства в промышленности. Всю эту отрасль экономики

надо принципиально реформировать, а иначе она не обогащает,

а разоряет страну.

К такому выводу приводит знакомство с расчетами, проведенными

специалистами известного британского делового журнала Economist. Их

результаты показывают, что если бы весь объем добываемых в России

нефти, природного газа, металлов, круглого леса и других сырьевых ресурсов

направлялся для продажи на мировых рынках, то выручка от таких

продаж была бы в 2 раза больше, чем нынешняя стоимость валового

продукта страны, когда значительная часть этих ресурсов перерабатывается

отечественной промышленностью.

Иными словами, получается, что деятельность российской перерабатывающей

промышленности не повышает рыночную ценность природных

ресурсов при превращении в товары, а снижает. Поэтому случается,

что отечественные позолоченные часы на мировом рынке удается

продать лишь в том случае, если цена их меньше, чем можно было

бы получить от продажи золота, использованного на позолоту. А цена

станка оказывается меньше выручки, которую принесла бы продажа

черных и цветных металлов, из которых он изготовлен.

В итоге сложилась экономически абсолютно ненормальная ситуация

—граждане России жили бы куда богаче, если бы по-настоящему

трудились работники только добывающих отраслей, транспортники,

доставляющие добытое сырье на мировые рынки, и специалисты внешней

торговли, организующие его продажу. А работники всех остальных

отраслей промышленности, прекратив растрачивать природные ресурсы,

навещали бы свои предприятия только для получения незаработанной

заработной платы.

Ликвидация этого абсурда требует обновления капитала отечественных

предприятий и использования новых методов организации производства

и сбыта товаров. Именно эти труднейшие задачи и предстоит

решать российской промышленности в ближайшие годы.

Не так страшно, если при этом на фоне общего роста экономики придется

даже ликвидировать часть нежизнеспособных предприятий. Тогда

людей, оставшихся без работы, возьмут к себе отрасли, идущие на подъем

(например, в последние годы симптомы такого подъема проявились в

черной металлургии и пищевой промышленности нашей страны).

И в России будет другая структура промышленности, но наша страна

останется индустриальной державой.

Но если большинство промышленных предприятий не сумеют добиться

конкурентоспособности своей продукции, а их менеджеры не

научатся управлять бизнесом так, чтобы он приносил прибыль, то в

XXI в. Россия может превратиться в полуаграрную, полусырьевую

страну, которой предстоит вновь осуществлять индустриализацию.

Если, конечно, на это хватит сил и денежных средств (по некоторым

оценкам, для решения такой задачи нашей стране нужно тратить на

обновление предприятий порядка 70 млрд долл., а получаем мы от

иностранных финансовых фирм пока только порядка 4 млрд долл.,

да еще примерно 35 млрд долл. вкладывают сами российские фирмы

—итого примерно 39 млрд долл., или почти в 2 раза меньше потребного).

Чем же был вызван страшный кризис российской промышленности

в первой половине 90-х годов и можно ли было его предотвратить или

хотя бы ослабить?

У этого кризиса было несколько главных причин:

1) исчезновение громадных и привычных рынков сбыта отечественной

промышленной продукции. Это произошло из-за распада сначала

Совета Экономической Взаимопомощи, а затем и СССР. В итоге

торговать стало куда сложнее, а часто (особенно со странами СНГ) и

просто невозможно. Поэтому предприятия столкнулись с жесточайшим

затовариванием и соответственно с резким падением величины

прибыли и возможностей для сохранения хотя бы прежних объемов

выпуска;

2) резкое сокращение государственных закупок продукции. Например,

в конце 80-х годов государство закупало у КамАЗа для нужд армии

порядка 40 тыс. грузовиков, а в 1995 г. закупки на те же цели составили

лишь 440 грузовиков (в итоге даже в 2000 г. мощности этого гигантского

предприятия были загружены лишь на 30%). Такое сокращение было

вызвано как уменьшением государственных потребностей (выяснилось,

что России не нужна больше столь громадная армия), так и недостатком

денег в бюджете;

Экономическое устройство России на рубеже XX—XI вв. 583

3) возникновение в стране высокой инфляции. Она так быстро обесценивала

выручку предприятий, что ее уже не хватало на закупку ресурсов

для выпуска новых партий продукции. Кроме того, из-за инфляции

резко подорожали кредиты банков, и предприятия лишились возможности

одалживать деньги. Наконец, из-за инфляции произошло падение

реальных доходов населения, и спрос на рынках потребительских

товаров сократился.

Можно ли было избежать столь негативного влияния этих причин

на отечественную промышленность?

Окончательный ответ на этот вопрос смогут в будущем дать историки,

которые посмотрят на наше бурное время спокойным взглядом ученого,

а не современника —участника событий и споров. Сегодня можно

сказать только одно: полностью предотвратить кризис было нельзя,

но сократить его масштабы —вполне возможно.

Однако такое сокращение требует большего понимания сути процессов

в переходной российской экономике. Поиск путей выхода из

кризиса —задача, которую страна продолжает мучительно решать и сегодня.

Не исключено, что процесс этот затянется на многие годы или даже

десятилетия.