Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

§ 1.3. Особенности российских предприятий и их приватизация

Таким образом, к концу 1992 г. на первый план выдвинулась задача

проведения в России приватизации государственной собственности.

Приватизация —передача бывших государственных предприятий на определенных

условиях новым частным собственникам в лице граждан и негосударственных

организаций.

Разработчики программы приватизации считали, что они нашли выход

из сложившейся ситуации. Этот выход виделся им в быстрейшем

решении двух задач:

1) преобразовании государственных предприятий в частные;

2) практической реализации процедуры признания несостоятельными

(банкротами) предприятий с безнадежно большими долгами. Такое

Экономическое устройство России на рубеже XX—XI вв. 569

развитие событий давало бы возможность в крайнем случае просто ликвидировать

безнадежно устаревшие и неспособные к прибыльной работе

предприятия.

Несостоятельность (банкротство) предприятия —неспособность удовлетворить

требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг) в связи с превышением

денежной суммы обязательств должника над стоимостью его имущества.

Российская приватизация развивалась невиданно высокими темпами:

только за 1993994 гг. государство передало новым собственникам

более 64 тыс. предприятий (а всего за 1992000 гг. было приватизировано

более 135 тыс. предприятий). В итоге уже в 1994 г. на долю частного

сектора экономики пришлась 1/4 валового внутреннего продукта,

произведенного страной за год. А поскольку первый этап приватизации

предполагал продажу предприятий в обмен на приватизационные чеки

(ваучеры), розданные всем гражданам, то миллионы россиян к тому же

внезапно стали совладельцами множества предприятий страны.

Приватизационный чек (ваучер) —государственная ценная бумага, бесплатно

выдававшаяся всем гражданам России в 1992993 гг. в подтверждение права

стать совладельцем имущества выбранного ими государственного предприятия.

Затем был принят целый ряд документов, определявших процедуру

банкротства тех приватизированных предприятий, которые не улучшат

своей работы и после перехода к новым владельцам. Стало казаться, что

оздоровление ситуации в отечественной экономике уже не за горами.

К сожалению, эти надежды начали осуществляться очень медленно,

и сдвиг в ситуации стал заметен в самом конце XX в. —после девальвации

рубля в 1998 г. Лишь в результате девальвации отечественные предприятия

смогли потеснить на внутреннем рынке иностранных производителей,

цены на товары которых после девальвации оказались намного

выше, чем на товары российского производства. И тем не менее

неплатежи и плохое управление предприятиями сохранились в экономике

России и в начале XXI в.

Почему же и приватизация не смогла принципиально изменить манеру

хозяйствования российских предприятий? Вот что писала по этому

поводу в 1995 г. одна из ведущих экономических газет мира —английская

≪Файнэншл Тайме≫: ≪Опыт Польши, Венгрии, Чехии и России

показывает, что приватизация —вовсе не панацея≫.

Из этих четырех стран Россия имела самую масштабную программу

приватизации. Однако отсутствие жесткой финансовой политики по отношению

к неэффективным предприятиям, недостаточная экономичес-

кая либерализация, которая не позволила успешно развиваться конкурентоспособному

частному сектору, и недобор в реформаторском экономическом

законодательстве привели к тому, что настоящей трансформации

экономики не произошло.

В результате неэффективные, хотя номинально приватизированные,

предприятия продолжают подпитываться от бюджета, а связи в ≪верхах≫,

позволяющие рассчитывать на субсидии и кредиты, по-прежнему играют

более важную роль в жизни российских предприятий, чем грамотное

ведение хозяйства.

В Венгрии и Польше, напротив, до сих пор не осуществлены программы

массовой приватизации. Но жесткая финансовая политика и

последовательная либерализация не только заставили большинство госпредприятий

играть по рыночным правилам, но и породили настоящий

частный сектор, довольно мощный и конкурентоспособный, который

играет в экономике этих стран более весомую роль, чем в ≪приватизированной

≫ России≫.

Оценка английских экспертов справедлива, но неполна. Низкая результативность

российской приватизации имела и объективные причины.

Одной из важнейших было то, что отечественные предприятия просто

не могли быстро превратиться из ≪звеньев единого народно-хозяйственного

комплекса≫ (как их называли при социализме) в частные

фирмы, живущие по строгим законам рыночной экономики.

Отечественные предприятия походили на зарубежные производственные

фирмы лишь в том, что осуществляли сходные технологические

операции при выпуске аналогичной продукции. Во всем остальном

это были совершенно отличные образования.

Дело в том, что в рамках описанной выше стратегии экономического

развития страны отечественным предприятиям на протяжении последних

70 лет отводилось выполнение нескольких социально-экономических

функций:

1) обеспечение возможности существования страны независимо от

мировых рынков;

2) создание материальной базы для поддержания технического уровня

и масштабов военной системы общества;

3) гарантирование занятости и социально-бытовых условий жизни

населения (мы уже познакомились с тем, как российские предприятия

нанимали избыточное число работников, чтобы избежать безработицы);

4) формирование территориально-производственной структуры страны

с учетом политических и мобилизационных факторов (для этого крупные

предприятия строились преимущественно на Урале и в Сибири, чтобы

они могли уцелеть и в случае захвата западной части страны);

Экономическое устройство России на рубеже XX—XI вв. 571

5) содействие унификации национальной структуры населения в различных

республиках СССР (с этой целью, например, в республиках

Средней Азии строили машиностроительные предприятия, на которых

работало привезенное из других районов страны русскоязычное население);

6) участие в политическом воспитании населения и решении задач

международной политики (так называемое экономическое сотрудничество

с развивающимися и социалистическими странами);

7) пополнение государственного бюджета за счет прибыли и налога

с оборота.

Вряд ли кто станет утверждать, что в этот список входили когда-нибудь

такие стандартные для любой коммерческой фирмы в рыночной

экономике задачи, как:

1) поиск рыночной ниши;

2) постоянное повышение эффективности производства и снижение

затрат;

3) рационализация организационной структуры для активизации

коммерческой деятельности отдельных подразделений;

4) выбор эффективной модели рекламной деятельности;

5) поиск наиболее выгодных поставщиков;

6) совершенствование методов проведения финансовой политики и т. д.

Об этом красноречиво свидетельствует то, что в России легче было

провести либерализацию цен и внешней торговли, чем снизить для

предприятий мобилизационные нормы. Такие нормы диктовали предприятиям,

что они должны делать, чтобы быть постоянно готовыми к

началу войны. Эти нормы задавали размеры запасов материалов на складах

предприятий, число резервных единиц оборудования и даже высоту

потолков в цехах авиационных заводов (чтобы в них можно было во

время войны закатить боевые самолеты, киль у которых выше, чем у

гражданских лайнеров). Добиться снижения таких норм предприятиям

удалось только спустя несколько лет после начала радикальных реформ

и лишь после резкого сокращения бюджетных заказов и возникновения

тяжелейших проблем с выживанием предприятий всех отраслей.

Еще труднее, чем проблема снижения мобилизационных норм, решалась

в России задача освобождения предприятий от объектов социально-

бытового назначения: жилых домов, детских садов, подсобного

сельского хозяйства, дворцов культуры и т. п.

Дело в том, что в нашей стране трудно найти предприятие, которое

раньше было бы свободно от затрат на содержание таких объектов. Существовали

предприятия, которые оплачивали из своих средств даже

работу трамвайных линий, проложенных от их проходной в микрорайоны,

где в домах, выстроенных этими предприятиями, жили их работники.

В городах-заводах, равно как в так называемых закрытых городах (там,

где находились секретные военные заводы или научные центры), положение

было еще хуже: там предприятие содержало практически весь населенный

пункт.

Поэтому банкротство предприятия в России не просто становится

коммерческой неудачей его владельцев, но ставит под угрозу дальнейшее

существование целых городов и регионов. Следовательно, чтобы

обращаться с российскими предприятиями как с обычными частными

фирмами, надо было сначала их полностью освободить от тех общегосударственных

задач, которые были возложены на них еще при советской

власти. Проще говоря, надо было освободить предприятия от необходимости

тратить деньги на содержание жилых домов, пансионатов,

ведомственных поликлиник и больниц и т. д. Сделать это оказалось

очень непросто: ведь тогда все указанные расходы должны были принять

на себя местные органы власти, а у них на это просто нет денег.

Из-за этого до сих пор не работает как следует механизм банкротства,

а экономические результаты приватизации оказались куда меньше, чем

ожидалось. Но если Россия сохранит взятый курс, то постепенно ситуация

начнет улучшаться. Подтверждением этому служит, например, опыт

приватизации предприятий бывшей Германской Демократической Республики

после ее вхождения в состав Федеративной Республики Германии.

И здесь процесс приватизации поначалу шел непросто и вместо доходов

принес одни убытки. Но богатая Германия смогла найти деньги на

то, чтобы освободить предприятия от содержания объектов социально-

бытового назначения и дать им возможность работать как настоящим

коммерческим организациям. Сейчас темпы экономического роста в восточных

землях ФРГ (так теперь именуют территорию бывшей ГДР) уже

выше, чем в ≪старых≫ —западных —землях.