Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

§ 89. Глобальные экономические проблемы конца XX —начала XXI вв.

До сих пор мы изучали проблемы на микро- и макроэкономическом

уровнях, т. е. на уровне отдельных рынков или национальной экономики.

Но есть еще один, более высокий уровень проблем. Это проблемы

мировой экономики в целом, или, как ее можно иначе назвать, геоэкономики

(от лат. geo —≪земля≫). Эти проблемы включают, конечно, развитие

международной торговли и международных финансовых отношений,

но не исчерпываются ими. Есть еще ряд ключевых проблем, значение

которых человечество особенно остро отцутило в XX в. и которые

будут очень сильно влиять на жизнь человечества в веке XXI.

Первая из этих проблем —растущая пропасть между богатейшими

и беднейшими странами мира (рис. 25.1).

В настоящее время на долю 25 богатейших стран мира (к ним относятся

наиболее промышленно развитые страны, а также ближневосточные

страны —экспортеры нефти) приходится уже более 80% мирового

валового внутреннего продукта, а общая численность граждан этих стран

составляет лишь 17% населения Земли (их иногда называют ≪золотой

миллиард≫, так как такова их примерная численность в абсолютном выражении).

При этом масштаб различий в уровнях благосостояния растет

(≪ножницы неравенства≫ раздвигаются все шире), а не сокращается.

% юо

Доля в населении Доля в потреблении

•Богатейшие жители Земли П Остальные жители Земли

Рис. 25.1. Ножницы неравенствамежду жителями богатейших стран мира

и всем остальным населением планеты

Это связано с рядом причин, и одна из главных —≪ловушка Мальтуса

, о которой мы говорили выше. Дело в том, что население беднейших

стран увеличивается более быстрыми темпами, чем объем производимого

ими валового внутреннего продукта. Хотя последний увеличивается

даже быстрее, чем в наиболее развитых странах мира (соответственно 3,2

и 2,3% в год на протяжении 1965987 гг.), но высокая рождаемость сводит

на нет все результаты роста производства. В итоге, по данным ООН,

если в 1960 г. доходы 20% граждан Земли, проживавших в наиболее богатых

странах, превышали доходы 20% граждан беднейших стран мира в

30 раз, то в 1989 г. это превышение составило уже 59 раз.

Если воспользоваться критериями, некогда предложенными Эрнстом

Энгелем (см. ≪Страницы экономической истории человечества≫),

то можно обнаружить, что беднейшие страны в своем развитии отстали

от богатейших примерно на четыре века. Поэтому на планете реально

сосуществуют две цивилизации: одна вступила в XXI век, а вторая

только в XVII век.

Такое неравенство в уровнях благосостояния становится все более

серьезной причиной мировой нестабильности. Именно на фоне нищеты

рождаются те локальные военные конфликты и войны, которые стали

бедствием человечества в конце XX в. и на ликвидацию которых

крупнейшим странам мира приходится тратить все более значительные

средства, отнимая их у собственной экономики. Эта проблема остро

ощущается и в России, которой тоже приходится тратить немалые сред-

ства, чтобы не допускать разрастания войн в соседних с ней бедных

странах, иначе эти войны грозят перекинуться и на ее территорию, а беженцы

стали проблемой уже сегодня.

К сожалению, в обозримой перспективе добиться существенного

выравнивания уровней благосостояния жителей различных стран не

представляется возможным. Для этого, как показывают расчеты, необходимо

увеличить сегодняшний уровень потребления ресурсов в 40 раз.

Но современная наука не знает технологий, которые способны были бы

решить эту задачу. Кроме того, для осуществления такого скачка может

не хватить ресурсов планеты просто физически.

Самый наглядный пример тому —обеспеченность человечества пригодной

для использования землей. В незапамятной древности, когда человек

жил охотой, для пропитания каждому требовалось примерно

120 кв. км охотничьих угодий. Изобретение земледелия, а затем создание

промышленной цивилизации резко сократили эту потребность: сегодня

для обеспечения всех нужд человека на него должно приходиться

2 га земельных участков разного типа.

Но человечество растет быстрее, чем совершенствуются технологии

обеспечения его выживания.

В 2000 г. численность населения планеты достигла 6 млрд человек, а

общая площадь земель, обеспечивающих нужды человечества, составляет

на планете лишь 11 млрд га. Значит, уже сегодня обеспеченность

людей землей упала ниже критического уровня.

Конечно, ресурсоемкость производства жизненных благ можно сократить,

и возможности здесь огромны. Например, благодаря ресурсосберегающим

технологиям на производство 1 долл. ВВП США тратят

сейчас воды в 6 раз меньше, чем Россия. Но освоение таких технологий

требует огромных инвестиций, а осуществить их невозможно для

беднейших стран из-за того ≪порочного круга слаборазвитости≫, о котором

мы уже говорили.

В XX в. богатейшие страны мира попробовали разорвать ≪порочный

круг слаборазвитости≫ с помощью одалживания беднейшим странам

денежных средств на программы развития. Однако результаты таких

программ финансовой помощи оказались не особенно существенными.

Зато развивающиеся страны, ко всему прочему, оказались в огромном

долгу перед развитыми странами и международными финансовыми

организациями —своими кредиторами (рис. 25.2).

Эта проблема самым непосредственным образом затрагивает и Россию.

Наша страна унаследовала от СССР права на почти 150 млрд долларов

задолженности со стороны ряда развивающихся стран.

Рис. 25.2. Динамика задолженности развивающихся стран

Следовательно, почти 11 % общей задолженности этих стран —долги

перед Россией (которая и сама должна развитым странам мира более

100 млрд долл.).

Наши шансы на получение этой задолженности крайне низки. Дело

в том, что все займы, которые мы сейчас не можем вернуть, предоставлялись

во времена СССР исключительно на политической основе. Это

была так называемая ≪помощь братским странам≫, т. е. средства одалживались

развивающимся странам не под коммерчески окупающиеся

проекты развития, а за выбор социалистического пути развития. Поэтому

одолженные СССР деньги не заработали получившим их странам

никакой прибыли и возвращать долги не из чего.

Человечество сейчас оказалось на очень трудном рубеже своего развития.

Либо ему необходимо найти принципиально новые, невиданно

эффективные и ресурсосберегающие технологии производства жизненных

благ, либо сбудутся слова Мальтуса о том, что ≪...порядок и гармония

пиршества будут вскоре нарушены, и счастье пирующих омрачится

зрелищем появившейся всюду нищеты...

Уже сегодня прирост производства продуктов питания отстает от

прироста населения. Так, за 1985991 гг. прирост производства зерна

в год составлял 1%, а населения Земли —2%. В итоге душевое потребление

зерна упало на 8%. Не растет на протяжении последнего десятилетия

среднедушевое потребление ни соевых и бобовых культур (главного

источника белка для людей и домашнего скота и птицы), ни мяса.

А улов рыбы (после рекорда в 100 млн в 1989 г.) начал падать —и в расчете

на душу населения, и по абсолютной величине.

Исчерпал свои возможности и ≪золотой ключик плодородия XX

века≫ —минеральные удобрения. Увеличение их внесения теперь уже

не только не дает столь существенного прироста урожайности, но и делает

выращенное непригодным для пищи человека. И потому во всем

мире с 1989 г. четко проявилась тенденция сокращения масштабов внесения

минеральных удобрений.

Иными словами, человечество в XXI в. может попасть в ≪ловушку

Мальтуса≫ и соответственно вынуждено будет обратиться к его мрачным

рецептам ограничения численности населения. Обдумав этот вариант,

весьма авторитетное объединение ученых —≪Римский клуб≫, созданное

еще в 1972 г., —попыталось разработать программы, с помощью которых

человечество смогло бы предотвратить глобальную катастрофу.

В последнем из материалов ≪Римского клуба≫ —книге Донеллы и Денниса

Медоузов ≪За пределами≫ —предложены три такие программы:

1) в течение XXI в. (на протяжении жизни трех поколений) необходимо

сократить численность населения Земли до 1 млрд человек. Это

потребует введения квот численности для каждой страны мира (например,

для России такая квота, по оценкам, составила бы 50 млн человек

к 2020 г.);

2) развивающимся странам мира необходимо отказаться от создания

у себя промышленности по образцу промышленно развитых стран мира.

Им следует ориентироваться на природосберегающие, ≪зеленые≫ технологии,

которые позволят прокормить население;

3) необходимо повсеместно значительно ограничить материальное

потребление, изменив его модели самым решительным образом в пользу

более аскетичной жизни.

Скорее всего, это очередная утопия. Трудно представить, чтобы 4000

народов (этносов), населяющих сегодня Землю, настолько прониклись

пониманием неизбежности будущей глобальной мальтузианской катастрофы,

что смогли договориться и реально воплотить в жизнь такие

программы.

Экономисты, придерживающиеся более оптимистичных позиций в

прогнозировании будущего, уповают на три основных фактора предотвращения

глобальной катастрофы:

1) сокращение военных расходов после окончания ≪мировой холодной

войны≫ между социалистическим и капиталистическим лагерями

(ведь еще и сегодня во всем мире на военные нужды ежедневно тратится

3 млрд долл.) и использование сэкономленных средств для реализации

более эффективных программ развития хозяйства в беднейших

странах мира;

2) резкое повышение эффективности хозяйства бывших социалистических

стран за счет создания ими экономических систем рыночного

типа;

3) новые достижения науки и техники, которые приведут к разработке

и освоению высокопродуктивных и ресурсосберегающих технологий.

При этом в качестве аналогии указывается на самый древний из известных

историкам экономических кризисов —тот, что разразился на

просторах Евразии 105 тыс. лет тому назад. К тому моменту человечество

сумело резко повысить результативность охоты —своего главного

источника пропитания. Были изобретены каменный топор, лук, дротик,

ловушки. Удачливость охотников возросла настолько, что самая крупная

дичь вскоре была истреблена почти полностью.

В результате начавшегося голода и жесточайших битв за пропитание

численность населения сократилась в 10 раз. Человека как биологический

вид спасла первая —неолитическая —техническая революция: освоение

земледелия и скотоводства.

Ждет ли нас еще одна такая спасительная техническая революция — никому неведомо. Но ясно, что на крупномасштабную финансовую помощь

от развитых стран мира (как в виде государственных кредитов, так

и частных инвестиций) России ныне рассчитывать не приходится. Этим

странам сегодня не до нас —у них слишком много других, еще более

острых проблем.

Поэтому восстановление российской экономики и обеспечение устойчивого

экономического роста —задачи, которые придется решать

совершенно самостоятельно и за счет внутренних ресурсов. Если мы не

сумеем этого сделать, то Россия как единое государство в XXI в. может

просто исчезнуть, как исчезла в XX в. такая некогда могущественная

империя, как Австро-Венгрия.

Это даже не будет связано с войнами. Просто отдельные регионы

Российской Федерации будут все больше экономически срастаться с

ближайшими развитыми зарубежными соседями. При таком развитии

событий можно прогнозировать, например, срастание Восточной Сибири

и Дальнего Востока со странами Азиатско-Тихоокеанского региона,

Западной Сибири —с Китаем, северо-запада России —со странами

Скандинавии, центральной и западной части России —со странами

Европейского союза, южных регионов —со странами Восточной

Европы и частично с Турцией. Со временем такое экономическое объединение,

если будет нужно, приобретет и политические формы.

Для того чтобы подобные пессимистичные прогнозы остались только

на бумаге, необходимо политическое согласие в стране, осознание ее

гражданами своих долгосрочных экономических интересов и ускорение

на этой основе процесса создания новой современной хозяйственной

системы. Вероятнее всего, это должна быть экономическая система смешанного

типа, основанная на рыночных механизмах и широком участии

государства в решении социальных, а на протяжении первого периода

—и экономических проблем развития страны.