Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

Потребление в будущем

Рис. 16.2.Сбережения как выбор между текущим и будущим уровнями потребления

На рисунке видно, что если семья делает выбор в пользу текущего

потребления, т. е. ничего не откладывает, то она достигает наивысшего

уровня потребления в настоящем (точка А). При этом уровень ее потребления

в будущем нисколько не возрастет по сравнению с текущим моментом.

Напротив, семья, максимально ориентированная на сбережения, направляет

на эти цели все средства сверх стоимости прожиточного минимума

(линия ПМ). И тогда ее текущее потребление сжимается именно

до прожиточного минимума. Но зато в будущем она сможет резко повысить

свое потребление (точка В). Например, ей будет по силам приобрести

те дорогостоящие блага, о которых не сможет и мечтать семья,

живущая только днем сегодняшним.

Уровень склонности к сбережениям различается по семьям в зависимости

от:

1) уже достигнутого ими уровня благосостояния (величины накопленного

имущества всех видов);

2) уровня получаемых денежных доходов и его соотношения с прожиточным

минимумом (чем они ближе, тем объективно ниже возможности

семьи сберечь хоть что-то);

3) жизненной ориентации и воспитания членов семьи (всегда есть

люди, которые принципиально ≪живут только настоящим≫, и люди, которые

≪готовят свое будущее≫; при одном и том же уровне доходов вторые

будут сберегать больше).

Склонность к сбережениям —отношение суммы сбережений к общей сумме

доходов.

Сравним для примера средние склонности к сбережениям в американских

и российских семьях (табл. 16.1).

Таблица 16.1

Структура семейных расходов в США и России

(в % от общей сумы доходов семьи)

Направление

использования денежных

доходов семьи

Налоговые платежи

Расходы на личное

потребление

Семейные сбережения

Семьи граждан США

(1988 г.)

14,9

81,4

3,7

Семьи граждан России

(1994 г.)

7,1

65,6

27,3

Данные табл. 16.1 наглядно показывают, что российские семьи проявляли

значительно большую склонность к сбережениям, нежели американцы.

В итоге этого объем вкладов физических лиц в кредитных

организациях на рублевых и валютных счетах на 1 октября 2002 г. составил

949,7 млрд руб., увеличившись по сравнению с началом года на

35,2%, а по сравнению с соответствующим периодом 2001 г. —в 1,5 раза.

В чем же причина таких различий в склонностях к сбережению? Может

быть, американцы просто более расточительны?

Скорее всего, дело в том, что за этими цифрами стоят две совершенно

разные модели потребления:

1) модель покупки товаров в рассрочку (США);

2) модель покупки товаров с немедленным внесением их полной стоимости

(Россия).

Продажа товаров в рассрочку —способ организации торговли, при котором

покупатель приобретает товар, одалживая деньги у продавца или банка, и возвращает

их затем частями в течение оговоренного времени, выплачивая, кроме

того, проценты за одолженные ему деньги.

Если сбережения —это способ увеличения потребления в будущем,

то получается, что американцы копили, быть может, даже больше, просто

эти сбережения с точки зрения статистики выглядят как... расходы.

В развитых странах семейная экономика опирается на покупку товаров

в рассрочку, в кредит. Товар переходит в руки покупателя сразу, а его стоимость

вносится затем по частям на протяжении оговоренного периода

времени. Например, ипотечная ссуда предоставляется обычно на срок

до 30 лет.

Ипотечная ссуда —кредит, предоставляемый для покупки недвижимости

(квартиры, дома, земельного участка).

Такая продажа рассматривается как аналог денежной ссуды, и с покупателя

берется плата, подобно банковскому кредиту. В итоге покупатель

платит за товар больше цены на ярлыке, но зато получает его немедленно.

Так возникает ≪скрытое накопление≫, поскольку платежи за товары,

купленные в рассрочку, равнозначны взносам на сберегательные счета

россиян, но статистикой США и других стран классифицируются как

расходы. Между тем задолженность американских семей по товарам и

жилью, купленным в рассрочку, достигает сейчас уже более 3 трлн долл.

и превышает сумму годовых семейных доходов примерно в 1,2 раза.

Эта модель семейной экономики весьма жесткая. При несвоевременной

уплате очередных взносов за товар его могут просто забрать без возврата

уже выплаченных денег. Так происходит даже в том случае, если

этот товар —собственное жилье. Ежегодно за неуплату взносов из своих

домов выселяют до 2,5 млн американцев. Поэтому семьи, приобретающие

товары в рассрочку, сначала платят очередные взносы за имущество,

а уж потом смотрят, сколько остается на питание и текущие покупки.

Если покупка товаров в рассрочку сопровождается столь жесткими

условиями, то почему люди ею пользуются? Выгоды здесь две.

Первая из них —ускорение роста своего благосостояния, сокращение

времени для достижения его желанного уровня. Человек не должен

всю жизнь ютиться в арендованной квартире, чтобы лишь на старости

лет купить на сбережения достойное жилье. Напротив, еще молодым он

въезжает в хорошую новую квартиру или собственный дом, а потом

выплачивает его стоимость, уже наслаждаясь жизнью в комфорте. Тем самым

продажа товаров и жилья в рассрочку меняет всю структуру человеческой

жизни (рис. 16.3): доля, приходящаяся на комфортное существование,

возрастает, хотя и совмещается с периодом погашения долгов.

Рис. 16.3. Изменение экономической структуры человеческой жизни

при организации продажи жилья и товаров в рассрочку

Вторая выгода достигается лишь при покупке некоторых товаров,

ценность которых со временем возрастает. К этой категории относятся

жилье, земельные участки, ценные бумаги, произведения искусства

и т. д. В условиях инфляции и ограниченности ресурсов (на одном участке

≪престижной≫ улицы нельзя построить два дома) рыночная стоимость

таких товаров может существенно возрасти, а значит, увеличится

и богатство семьи, владеющей таким имуществом.

Но как бы и для чего бы семьи ни копили деньги, едва возникают

сбережения, возникает и вопрос: как ими лучше распорядиться до того

момента, пока они не потребуются для оплаты каких-то расходов?

Выше мы уже выяснили, что хранение сбережений в форме наличных

денег и дома —самый невыгодный способ. Он приводит к прямым

потерям владельца сбережений из-за инфляции и упущенной возможности

заработать на одалживании денег под проценты.

Поэтому у владельцев сбережений всегда есть потребность найти тех,

кто готов взять сбережения ≪в работу≫, чтобы они росли, а не обесценивались.

Эту функцию соединения владельцев сбережений и коммерсантов,

нуждающихся в средствах для развития своего бизнеса, и вы-

полняет рынок денежного капитала. Именно с его помощью удается

использовать сбережения для инвестирования.

Инвестирование —направление денег на приобретение дополнительного ка-

питала.

Экономический механизм любой страны только тогда можно считать

нормально отлаженным, когда он предлагает владельцам сбережений

широкий набор форм инвестирования, обладающих двумя главными

параметрами качества:

1) выгодностью;

2) надежностью.

Если в стране не во что вложить сбережения, то нет особого смысла

их копить и стараться заработать побольше. Это крайне негативно сказывается

на росте производительности, качестве труда, да и на всей морали

общества: зачем стараться работать лучше, если прирост заработков

все равно с толком использовать невозможно?

Именно такую ситуацию в середине 80-х годов обнаружили отечественные

социологи, опрашивая рабочих промышленных предприятий.

Основная их масса и не помышляла больше чем о 50-рублевом приросте

своих заработков (средняя зарплата тогда в СССР составляла немногим

более 200 руб. в месяц). Это была вполне резонная позиция: зарабатывать

намного больше денег не имело смысла, так как дефицитные

товары все равно были дешевы и купить их можно было лишь по талонам

профсоюзного комитета.

А делать денежные сбережения смысла особого не было. Хранить их

можно было только в государственных сберегательных кассах, что обеспечивало

владельцу сбережений мизерный доход —не более 3% в год.

Это не спасало сбережения даже от обесценения, поскольку официально

признаваемый государством рост средних розничных цен был выше, не

говоря уже о скрытой инфляции.

Но если люди не видят смысла работать больше, чтобы увеличить

свои заработки и часть их направить в сбережения, то экономика страны

лишается главного мотора своего развития —человеческого интереса

и инициативы. Именно это стало одной из причин того ≪загнивания

, которое так сильно ощущалось в хозяйственной жизни СССР к

середине 80-х годов.

Кроме того, если люди не копят деньги, то сумма свободных денежных

средств, которые могут быть использованы для инвестиций, резко сокращается,

и экономика начинает испытывать ≪инвестиционный голод≫. Ведь

без инвестиций невозможны эксплуатация и обновление существующих

предприятий, а главное —создание новых современных производств.

В стране, попавшей в полосу ≪инвестиционного голода≫, быстро дряхлеет

вся сфера производства, а ее товары оказываются ненужными.

Как раз с такими проблемами столкнулась экономика России в 90-х годах.

Быстро стареющая производственная база экономики требовала огромных

сумм инвестиций, а россияне боялись вкладывать деньги в отечественную

промышленность, считая эти инвестиции невыгодными и

ненадежными.

Иными словами, был разрушен нормальный процесс формирования

сбережений и их превращения в конечном итоге в физический капитал

фирм. Этот процесс можно представить следующим образом (рис. 16.4).

Рис. 16.4. Процесс превращения доходов семей в капитал фирм

Как видно на рисунке, путь от доходов семей до капитала фирм — долгий и непростой. И удачным он может оказаться лишь в том случае,

если в стране существует и успешно действует развитой рынок денежного

капитала. О том, как должен быть устроен такой рынок и как он

функционирует, мы будем говорить дальше.

Посчитаем —подумаем

Чтобы оценить выгоду ипотечного кредитования, воспользуемся реальными

данными о рынке жилья в Голландии.

Молодой голландец, если он имеет работу, может получить ипотечную

ссуду на сумму до 125 тыс. гульденов, которой достаточно для покупки

квартиры. Ссуда ему будет предоставлена под 8,9% годовых, и это означает,

что при сроке займа в 10 лет ему придется ежемесячно отдавать банку

1555 гульденов (т. е. суммарно 186 600 гульденов). При сроке займа в

20 лет сумма ежемесячного взноса сократится до 1092 гульденов, но зато

общая сумма выплат банку составит 262 080 гульденов.

Если учесть, что снять квартиру в Голландии стоит примерно 1200-

1500 гульденов в месяц, то станет ясна выгодность покупки жилья с помощью

ипотечной ссуды. Нетрудно подсчитать, что аренда квартиры в

течение 12—8 лет обойдется в ту же сумму, что и уплата банку по ипотечной

ссуде. Но в последнем случае жилье становится уже собственностью

и его владелец начинает экономить деньги (по сравнению с жизнью

в арендованной квартире). Наконец, он получает возможность выгодно

продать жилье или завещать его детям.

В России развитие рынка потребительского и, в частности, ипотечного

кредитования сдерживается бедностью большинства семей, нуждающихся

в улучшении жилищных условий. Так, по расчетам Госстроя РФ,

семья россиян при покупке квартиры по ипотечному кредиту в объеме

70% стоимости квартиры при ставке в 18% годовых должна иметь ежемесячный

совокупный доход на уровне 25,1 тыс. руб. Между тем доля

семей с такими доходами составляет в среднем по Российской Федерации

всего 4,7%.