Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

§ 54. Инфляция и семейная экономика

Негативное влияние инфляции на семейную экономику связано с

тем, что общий рост цен и падение в итоге покупательной способности

денег обесценивают заработки трудоспособных членов семьи. В итоге

инфляция ведет к резкому росту разницы между номинальными и реальными

доходами семьи.

Номинальный доход —сумма денег, полученная гражданином или семьей в

целом за определенный период времени.

Рост реальных доходов семей зависит от соотношения темпов роста

номинального дохода и общего уровня цен. Так, если заработки за год

вырастут на 30%, а цены —на 40%, то реальные доходы составят лишь

92,9 % [(130 : 140) х 100] от прежнего уровня, т. е. снизятся на 7,1%.

Реальный доход —объем товаров и услуг, который гражданин или семья может

приобрести в определенный период времени на свои номинальные доходы.

Применив такой метод расчета к фактическим данным, мы обнаружим,

например, что номинальная заработная плата в среднем за 2000 г.

была выше, чем в 1998 г., в 2,16 раза (2268 руб. в месяц против 1051 руб.).

Но при этом из-за роста розничных цен реальная заработная плата в

2000 г. в среднем была ниже, чем в 1998 г., на 4,4%. А вот если сравнить

заработки россиян не в среднем за год, а декабрь с декабрем,

то обнаружится, что номинальная заработная плата в конце 2000 г.

была выше, чем в конце 1998 г., в 2,12 раза и при этом на 34% возросла

и реальная заработная плата. Это значит, что в конце 2000 г.

рост заработной платы стал происходить быстрее, чем розничных

цен, и реальное благосостояние россиян наконец начало понемногу

улучшаться.

Столь существенная разница в изменениях номинальных и реальных

доходов сильно сказывается на многих важнейших экономических процессах

страны. Прежде всего, падение реальных доходов отрицательно

влияет на состояние торговли: ведь люди могут купить куда меньше потребительских

товаров. И напротив, рост реальных доходов ведет к росту

покупок товаров и услуг. Так, если сравнить объем продаж товаров

в розничной торговле в среднем за 2000 и 1998 гг., то рост за два года

составил всего 0,5%. А вот если сопоставить данные двух декабрей (т. е.

посмотреть именно тот период, когда реальные доходы стали расти быстрее

номинальных), то обнаружится, что в конце 2000 г. россияне купили

в магазинах товаров больше, чем в конце 1998 г., уже на 15 %.

От инфляции люди страдают по-разному, в зависимости от того, чем

они занимаются и какие заработки получают. С этой точки зрения все

семьи следует разделить на две основные группы:

1) семьи с фиксированными доходами;

2) семьи с переменными доходами.

В первую группу попадают семьи, чьи доходы не зависят от уровня

трудовой активности их членов. Это пенсионеры, безработные, инвалиды,

студенты и многодетные семьи. К этой группе относятся также работники

отраслей, услуги которых оплачиваются по фиксированным

ставкам из средств государственного бюджета. Это армия, правоохранительные

органы, медицина, образование, связь, социальные службы и т. д.

Во вторую группу входят те семьи, члены которых работают в производственных

отраслях, а также предприниматели и творческая интеллигенция.

Они обладают большими возможностями для увеличения своих

доходов за счет изменения уровня трудовой активности или забастовок с

требованием о повышении заработной платы. Им легче замедлять или

предотвращать падение своих реальных доходов.

Первыми жертвами инфляции становятся семьи с фиксированными

доходами, прежде всего пенсионеры, инвалиды и многодетные семьи.

Именно поэтому после взрыва инфляции в России в 1992 г. на улицах

наших городов появилось так много стариков, инвалидов и женщин с

детьми, просящих подаяния.

Особенно тягостное последствие инфляции состоит в том, что часто

она начинает работать как ≪машина времени≫ и, с позиций закона

Энгеля, как бы отбрасывает страну в прошлое. Так, если в 1975 г. доля

расходов граждан России на продукты питания составляла 45,5%, а к

1991 г. упала ниже 39%, то после взрыва инфляции в 1992 г. она подскочила

до 50%. Получается, что Россия, с точки зрения благосостояния

граждан, вернулась лет на 20 назад.

При этом инфляция не просто повышает долю расходов на питание

в структуре семейных бюджетов, но и меняет модель питания —люди

начинают переходить на наиболее дешевые, хотя и не самые здоровые

виды продовольственных товаров. Например, в 1992 г., когда произошел

наибольший рост цен, доля мясных и молочных продуктов в рационе

россиян сразу упала. Недостающие калории наши соотечественники

восполнили картошкой —продуктом далеко не самым полезным.

И все равно общее потребление основных продуктов питания сократилось

в том году на 3 кг в месяц.

Инфляция ударяет по семьям и с другой стороны: обесценивает сбережения.

Если темп годовой инфляции выше, чем проценты по вкладам

в банк, то реальная ценность вклада падает —на хранящуюся в банке

сумму денег теперь можно приобрести меньше товаров и услуг, чем

прежде.

Например, если темп годовой инфляции 80%, а банк платит владельцу

вклада 50% годовых, то ценность вклада падает за год примерно на

17%: [1-(150: 180)] х 100.

Именно так ≪сгорели≫ в 1992 г. все сбережения наших сограждан, хранившиеся

в Сберегательном банке. Прыжок цен за год в 26 раз превратил

все, что люди копили долгими годами, в совершенно мизерные суммы.

На них теперь стало невозможно купить мало-мальски ценную

вещь, не говоря уже о том, чтобы прожить. Восстановить сбережения

сразу государству оказалось не под силу, хотя на этот счет был даже принят

специальный закон. Но для его реализации нужна настолько крупная

сумма денежных средств, что государство найти ее пока просто не

в состоянии. С большим трудом удалось найти средства для компенсации

вкладов лишь самых пожилых владельцев сбережений —тех, кому

исполнилось 80 и более лет.

Теперь мы сумеем разобраться в странном на первый взгляд изменении

структуры расходов семей россиян в 1993000 гг.

К концу 2000 г. в стране еще не был восстановлен даже тот уровень

реальных доходов, который существовал в 1991 г. И тем не менее россияне

стали меньше тратить на текущие нужды и больше сберегать. Доля

текущих денежных расходов сократилась за этот период до 79% денежных

доходов (против 84,4% в 1993 г.).

Сэкономленные деньги наши соотечественники направили на покупку

валюты. Доля этого вида расходов за тот же период возросла более

чем в 4 раза —с 1,9% в 1993 г. до 7,7% в 2000 г. (а в 1995 г. доходила

даже до 15%), и потому обменные пункты стали встречаться на улицах

всех российских городов чаще, чем, скажем, рестораны или столовые.

Россияне стали меньшую, чем в 1993 г., долю доходов хранить в банках

и большую —просто в наличных деньгах.

Такое поведение россиян вполне логично: вкладывая все, что можно,

в валюту, они пытаются спасти свои заработки от инфляции. К сожалению,

даже сбережения в свободно конвертируемой валюте полностью

решить эту задачу в нашей стране не могут. По расчетам экспертов

журнала ≪Деньги≫, при темпах инфляции, сложившихся в 2000 г.,

покупательная способность сбережений в валюте, даже помещенных на

валютные вклады в банках, а не просто хранимых дома без процентного

дохода, могла быть сохранена лишь в том случае, если бы курс доллара

за год возрос с 28,6 руб. до примерно 31 руб., т. е. почти на 3 руб.

(8%).

Казалось бы, все это проблемы чисто внутрисемейные. На самом деле

на рубеже XX-XXI вв. проблема семейных сбережений россиян стала одной

из главных тем обсуждений в руководстве страны, и вот почему.

Экономика России состоит сейчас из огромного числа устаревших

предприятий. Многие из них способны производить продукцию только

с низким уровнем качества и при куда более высоких затратах, чем

иностранные конкуренты. Значит, у этих предприятий нет будущего — они обречены закрыться, а их работники —стать безработными.

Избежать такого драматичного развития событий можно только в

том случае, если вложить огромные суммы денег в реконструкцию этих

предприятий.

Единственный реальный источник этих денег —сбережения граждан.

Но если люди превращают свои доходы в валюту или наличные

деньги и хранят их дома, то их сбережения оказываются изъятыми из

экономики и потому недоступными для предприятий. Между тем именно

так обстоит сейчас дело в России: на конец 2000 г. денежные накоп-

ления населения составили (без учета хранимой дома валюты, а это приблизительно

500 млрд долл.) примерно 679 млрд руб., из которых в

банки было вложено 301 млрд руб. (44% общей суммы сбережений). Еще

131 млрд руб. (19%) нашими согражданами были вложены в покупку

ценных бумаг, приносящих доход. Остальные сбережения, а это ни много

ни мало 247 млрд руб., или 36% всей суммы накоплений, были вложены

россиянами в наличные деньги, т. е. выведены из сферы инвестиций.

Это лишь один из примеров того, что положение дел в семейной

мини-экономике в конечном счете определяет состояние экономики

страны в целом, подобно тому как состояние маленьких кораллов определяет

прочность огромных коралловых архипелагов.

Поэтому управление страной можно признать разумным только в

том случае, если государство постоянно держит в своем поле зрения события

в мире семейной экономики и предотвращает развитие в нем

опасных или неблагоприятных процессов.