Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

4.8.2. Враждебные поглощения как объект государственного регулирования:

некоторые законодательные новации

В последнее время вопросам регулирования недружественных погло#

щений уделяется все большее внимание, причем на самых разных уровнях

государственного управления и в деловой среде. В 2004 г. специальные слу#

шания проводились в Государственной Думе. В августе и сентябре 2005 г. в

Торгово#промышленной палате РФ и Московской торгово#промышленной

палате – соответственно с привлечением представителей государственных

органов власти – состоялись конференции по проблемам недружественных

поглощений и защиты от них. Аналогичные проблемы рассматривались Экс#

пертным советом по корпоративному управлению при МЭРТ РФ в ходе подго#

товки в 2005 г. Концепции развития корпоративного законодательства до

2008 г. (далее – Концепция).

Авторы Концепции указывают несколько задач совершенствования кор#

поративного законодательства, в том числе обеспечение защиты прав собст#

венности в корпоративной сфере, развитие фондового рынка, в том числе пу#

тем стимулирования использования акционерной формы ведения бизнеса,

формирование адекватного правового обеспечения для концентрации и ди#

версификации бизнеса. В случае реализации ее ключевых положений могут

произойти заметные позитивные изменения в законодательстве о хозяйст#

вующих субъектах (регистрация, переход прав собственности и др.), о рас#

крытии информации, регулировании корпоративных конфликтов. Ниже рас#

сматриваются те новации, которые связаны прежде всего с регулированием

враждебных поглощений.

Одной из наиболее важных новаций является юридическое закрепление

механизмов обеспечения прав собственников и инвесторов при возможной

смене контроля над компанией. В Концепции предлагается законодательное

установление определенных процедур по следующим направлениям:

1) установление процедуры своевременного и полного информирования

акционеров и инвесторов о намерениях и действиях компании#покупателя.

Данная норма, широко применяемая в США и странах ЕС, безусловно, явля#

ется необходимым нововведением, так как позволяет миноритарному акцио#

неру принять решение о выходе из состава собственников компании в случае,

если новый основной собственник и его стратегия его не устраивают. При

разработке конкретного законодательного акта по этому вопросу представ#

ляется целесообразным использовать опыт США (Закон Уильямса), когда

компания#покупатель раскрывает информацию о тендерном предложении

через заполнение стандартной формы, которая включает раздел о планах

компании#покупателя в отношении приобретаемой компании (планы по про#

даже любых активов, реорганизации компании, изменению состава совета

директоров, дивидендной политики и пр.). Данная форма должна рассылать#

ся всем акционерам компании#цели, а также быть представлена на биржи, на

которых торгуются акции компании#цели;

2) создание механизма реализации права миноритарных акционеров

продать акции по справедливой цене в случае изменения существенных ус#

ловий по сравнению с теми, исходя из которых акционер принимал инвести#

ционное решение. Данное положение продолжает предыдущее и обеспечи#

вает права миноритарного акционера в случае оценки им происходящих

изменений в составе собственников компании и/или видения стратегии раз#

вития компании новыми собственниками как негативных;

3) установление усложненной процедуры принятия решения о защитных

мерах при поглощении в целях предоставления акционерам права выбора

более эффективного собственника и предотвращения вывода капитала ме#

неджментом. Данное положение пока представляется для России не столь

актуальным, так как оно необходимо для соблюдения законных экономиче#

ских интересов собственников компаний с распыленной структурой собст#

венности, когда ни у одного из собственников нет контрольного пакета, а

следовательно, и возможности быстро и оперативно контролировать дея#

тельность менеджмента. В России подавляющее количество компаний (как

малого, так и крупного масштаба) имеют основного реального собственника.

Описанная выше ситуация – будущее России, что с уверенностью можно

предположить, анализируя опыт западных стран. Мы не будем подробно

комментировать данное направление изменений, так как, кроме прочего,

текст Концепции не содержит конкретного механизма его реализации;

4) закрепление механизмов, обеспечивающих баланс интересов круп#

нейшего корпоративного собственника (90% или 95% уставного капитала) и

миноритарных акционеров при осуществлении так называемого «вытесне#

ния», при котором акции миноритарных акционеров выкупаются по справед#

ливой цене. Данное предложение имеет уже достаточно «старую» историю.

Для сохранения баланса интересов миноритарных и мажоритарных акционе#

ров необходимо разумно установить принципы оценки стоимости выкупа ак#

ций миноритариев. Несколько лет назад было предложено, что данная цена

определяется на основании независимой рыночной оценки, при этом заказ#

чиком такой оценки должен был выступать мажоритарный собственник, что с

экономической точки зрения (определение субъекта, который должен нести

расходы) объяснимо и логично. К сожалению, практика говорит об обратном.

Рынок услуг оценки в России на практике сложно назвать независимым, в

связи с чем при оценке возможно искажение реальной стоимости оценивае#

мых акций. Мы предлагаем несколько иной метод оценки стоимости выку#

паемых акций: в случае если акции компании торгуются на бирже, то их ры#

ночная стоимость определяется как средневзвешенная за определенный

период (например, месяц), но не меньше стоимости, по которой новый ма#

жоритарный акционер приобрел акции у предыдущего владельца. В случае

если акции не торгуются на бирже, возможно применение только цены по#

следней сделки. Данный метод также имеет ряд недостатков, так как «офици#

альная» стоимость сделки между новым и предыдущим мажоритарными ак#

ционерами в России пока еще может отличаться от реальной. Между тем он

представляется более объективным. Кроме того, предполагая возможные

злоупотребления, необходимо установить, что такой выкуп не может являться

обязательным в случае, если покупатель и продавец мажоритарного пакета

являются аффилированными лицами, так как в этом случае продажа мажори#

тарного пакета может использоваться как механизм выкупа акций у минори#

тариев по низкой цене.

Еще одним важным нововведением может стать установление процеду#

ры предварительного судебного рассмотрения правомерности отказа совета

директоров компании в созыве внеочередного общего собрания акционеров

по требованию акционеров, владеющих более 10% акций. Данная инициатива

мотивирована тем, что созыв и проведение внеочередного общего собрания

акционером – инициатором собрания приводит к созданию параллельных ор#

ганов управления (советов директоров и генеральных директоров) и исполь#

зуется недобросовестными лицами в корпоративных спорах. С одной сторо#

ны, рассмотрение данного вопроса своевременно и необходимо, так как

создание параллельных органов управления является распространенной так#

тикой недружественного захвата компании. Но предлагаемая мера, по наше#

му мнению, не является единственно правильным выходом из сложившейся

ситуации, так как проведение внеочередного общего собрания с предвари#

тельным судебным контролем будет трудно осуществить на практике: судеб#

ная процедура, после завершения которой акционер будет вправе самостоя#

тельно провести такое собрание, займет продолжительный срок (с учетом

возможного обжалования судебного решения) – от 4 до 8 месяцев. В этот пе#

риод актуальность вопросов, которые акционер планировал рассмотреть на

внеочередном общем собрании, может быть утрачена. Таким образом, на

практике, при принятии такого положения, акционеры – владельцы более

10% акций (долей) компании могут лишиться одного из своих законных прав –

права созыва и проведения внеочередного общего собрания акционеров.

Представляется необходимым и возможным при сохранении действующего

порядка созыва внеочередного общего собрания акционеров возложить та#

кой контроль на специализированную саморегулируемую организацию, кото#

рая будет более мобильно, чем арбитражные суды (вследствие большей спе#

циализации и меньшей загруженности), принимать решение о возможности

проведения собраний акционеров.

Бесспорно, позитивным является совершенствование процессуального

законодательства и материально#правового регулирования процедур разре#

шения корпоративных споров, а именно:

установление перечня категорий корпоративных споров, относящихся к

специальной подведомственности арбитражного суда;

определение исключительной подсудности (арбитражным судам по месту

нахождения соответствующего юридического лица) всех дел по спорам

членов организаций, связанным с участием в хозяйственных товарищест#

вах и обществах; установление правила, в соответствии с которым меры

по обеспечению исков и заявлений по указанным требованиям вводятся

только арбитражным судом по месту нахождения юридического лица;

установление правила об обязательном соединении в одно производство

тесно связанных между собой требований, вытекающих из одного корпо#

ративного спора;

ограничение возможности введения обеспечительных мер (введение обя#

зательного встречного обеспечения по требованиям неимущественного

характера либо введение отдельных мер исключительно в судебном засе#

дании);

раскрытие информации о готовящемся или инициированном судебном

разбирательстве, связанном с корпоративным спором.

Данные предложения в случае их реализации во многом затруднят ис#

пользование недружественных тактик поглощения компаний.

Кроме того, необходимо отметить, что эти предложения уже отражены в

проекте Федерального закона «О внесении изменений в Арбитражный про#

цессуальный кодекс Российской Федерации и некоторые другие акты зако#

нодательства Российской Федерации в целях совершенствования процедуры

разрешения корпоративных споров» (далее – проект Закона), подготовлен#

ном при участии Экспертного совета МЭРТ. Кроме того, проект Закона пре#

дусматривает внесение в КоАП РФ мер ответственности за нарушения ука#

занных положений, что обеспечивает действенность данных норм. Особенно

необходимо отметить, что проект Закона четко регламентирует вопрос ин#

формационной открытости хозяйственных споров в арбитражных судах для

лиц – участников этих споров. Именно это положение является краеугольным

камнем в «черных» и «серых» схемах «захвата» собственности, и его регла#

ментирование на законодательным уровне значительно укрепит положение

законных собственников в борьбе с рейдерами, так как на практике часто

собственник – владелец ценных активов узнает о том, что актив ему больше

не принадлежит, из предъявленного решения суда.

Значимой новацией, ограничивающей возможности использования дей#

ствующих тактик недружественных захватов и способствующей упорядоче#

нию учета прав законных собственников, могут также стать меры по совер#

шенствованию регулирования учетной системы рынка ценных бумаг, а

именно установление солидарной ответственности регистратора и эмитента

за ущерб, причиненный владельцу ценных бумаг неправомерными действия#

ми регистратора. Данная мера представляется назревшей и действенной, так

как закрепляет материальную ответственность регистратора за совершае#

мые действия. По нашему мнению, ее принятие значительно увеличит «себе#

стоимость» захватнических тактик получения активов, а следовательно, сни#

зит возможности их применения. Другие меры по совершенствованию

регулирования депозитариев и регистраторов сформулированы в общем ви#

де, что не позволяет провести их критическую оценку.

Еще одним важным нововведением является усиление ответственности

членов органов управления компаний – советов директоров и генеральных

директоров – через инициативу отмены положений Трудового кодекса в слу#

чае предъявления иска о возмещении убытков, причиненных действиями этих

органов. Пока Концепция не содержит конкретных механизмов в виде кон#

цептуальных формулировок соответствующих изменений в Трудовой кодекс.

Между тем на этапе реализации этих инициатив необходимо сохранить ба#

ланс интересов между заинтересованными истцами и компанией в лице ис#

полнительных органов с целью предотвращения ограничения допустимой за#

коном свободы действий исполнительных органов в реализации своих

функций под постоянной угрозой предъявления таких исков. В свете этого

особенно значимой является возможность судебной дисквалификации чле#

нов исполнительных органов по искам собственников компании, инициатива

которой также заложена в Концепции. В сфере слияний и поглощений реали#

зация этих мер позволит сократить область злоупотреблений «временными»

исполнительными органами, которые получили назначения в результате за#

хватнических действий.

Вместе с тем хотелось бы подвергнуть сомнению эффективность реали#

зации одной из предложенных в Концепции мер, а именно: «член совета ди#

ректоров (наблюдательного совета, коллегиального исполнительного органа)

не может голосовать на любом заседании по любой резолюции, касающейся

вопроса, в котором данное лицо либо лицо, с которым данное лицо связано,

имеет материальную заинтересованность или обязанность, которая противо#

речит или может привести к возникновению конфликта с интересами компа#

нии». В связи с тем что совет директоров копании формируется на общем со#

брании акционеров (в случае АО), именно акционеры предлагают для

утверждения те или иные кандидатуры. Таким образом, представляется, что в

приведенной трактовке обвинение в материальной заинтересованности чле#

на совета директоров может быть применено к любому из них, так как в силу

выдвижения от заинтересованного собственника член совета директоров

связан с материально заинтересованным лицом – акционером. По нашему

мнению, в случае корпоративного спора, когда собственники компании име#

ют противоположные интересы, данное положение позволит инициировать

судебные иски практически по всем спорным вопросам, рассмотренным со#

ветом директоров.

Важной и назревшей на практике инициативой является регламентация

процедур смешанной реорганизации юридических лиц, когда в реорганиза#

ции участвуют хозяйствующие субъекты разных организационно#правовых

форм (в том числе и некоммерческих организаций). В силу действующего за#

конодательства в настоящее время такие формы реорганизации не допуска#

ются, что заставляет собственников проводить дополнительную предвари#

тельную работу по смене организационно#правовых форм реорганизуемых

хозяйствующих субъектов. Это является лишним барьером, который несет в

себе дополнительные денежные и временные затраты, но не оправдан каки#

ми#либо преимуществами.

Не меньшее значение имеет законодательное урегулирование отноше#

ний, связанных с инсайдерской информацией и предотвращением ее ис#

пользования инсайдерами в ущерб третьим лицам. Проект Концепции не со#

держит конкретного описания направлений решения данного вопроса. В

связи с этим целесообразно обратиться к другому документу – Стратегии

развития финансового рынка Российской Федерации, подготовленной Фе#

деральной службой по финансовым рынкам в 2005 г. (далее – Стратегия).

Данный документ также составлен с привлечением Экспертного совета по

корпоративному управлению, созданному при ФСФР РФ в апреле 2005 г.

ФСФР подготовлена концепция законопроекта, и в ближайшее время плани#

руется разработка закона «Об инсайдерской информации и манипулирова#

нии рынком». Авторами Стратегии в этом законопроекте предполагается ус#

тановить специальные механизмы выявления правонарушений и привлечения

к ответственности за незаконное использование инсайдерской информации

государственных служащих. Также Стратегия содержит ряд конкретных пред#

ложений по квалификации правонарушений в рассматриваемой области, ко#

торые должны найти свое отражение в законопроекте и представляются эф#

фективными, а именно:

– совершение двумя участниками торгов или более в собственных инте#

ресах либо интересах клиентов двух или более взаимных сделок, т.е.

сделок, в которых каждый из участников торгов в течение небольшого

промежутка времени при неизменной конъюнктуре рынка выступает и

в роли покупателя, и в роли продавца одной и той же ценной бумаги.

При этом данные сделки не имеют экономического смысла для одного

из участников торгов (либо его клиента) или для обоих участников тор#

гов (либо их клиента);

– неоднократное выставление участником торгов в собственных интере#

сах либо в интересах клиента заявок, имеющих наибольшую цену по

покупке либо наименьшую цену по продаже, в результате которых за#

ключаются сделки, приводящие к существенному увеличению или

снижению цены ценной бумаги.

Необходимо остановиться еще на двух весьма неоднозначных инициати#

вах. Первая из них касается принципов формирования документов, оформ#

ляющих реорганизацию. Согласно Концепции, необходимо законодательно

закрепить норму, согласно которой с принятием решения о реорганизации

соответствующий орган юридического лица в обязательном порядке должен

утвердить общие количественные и качественные параметры передаваемых

прав и обязанностей (либо имущественных комплексов или их частей) от ре#

организуемого юридического лица ко всем организациям, создаваемым в

результате реорганизации. При этом данное «нововведение» объясняется

тем, что, поскольку процесс реорганизации может занимать месяцы и даже

годы, к моменту его окончания разделительный баланс или передаточный акт

теряет свою достоверность. Между тем хотелось бы отметить, что количест#

венные и качественные параметры, определенные в соответствии с изложен#

ным выше положением, могут также измениться. Таким образом, данная ме#

ра представляется излишней и не меняющей существующего положения ве#

щей. По нашему мнению, изменять существующий порядок нет необходимо#

сти. В данном случае возможно законодательное закрепление положения о

том, что разделительный баланс, утверждаемый вместе с протоколом общего

собрания акционеров, на котором было принято решение о реорганизации,

подлежит повторному рассмотрению и утверждению перед завершением

процесса реорганизации с учетом корректив, если в последних будет необ#

ходимость.

Другая инициатива касается закрепления прав кредиторов реоргани#

зуемого общества об истребовании досрочного исполнения обязательств

реорганизуемой компании перед ними. Авторы Концепции предлагают вве#

сти судебный порядок такого истребования. Это нововведение представля#

ется ущемляющим права кредиторов, так как (как уже говорилось выше) су#

дебный порядок – продолжительное дело, когда будет страдать не только

кредитор, но и реорганизуемая компания. Нам представляется естественным

временный запрет на проведение реорганизации в случае рассмотрения та#

кого дела в суде (до завершения его рассмотрения). По нашему мнению, це#

лесообразно сохранить действующий на законодательном уровне порядок с

передачей рассмотрения вопроса о правах кредиторов реорганизуемого об#

щества не в компетенцию арбитражного суда, а в компетенцию саморегули#

руемой организации.

Следует отметить также, что в Концепции обойдена вниманием необхо#

димость законодательного принятия нормы, в соответствии с которой при

реорганизации юридических лиц как минимум один правопреемник сохраня#

ет за собой лицензии, выданные на имя реорганизуемого юридического ли#

ца. Данная норма представляется естественной, так как на практике многие

компании сталкиваются с этой проблемой (в качестве примера можно при#

вести ситуацию вокруг присоединения ОАО «ВымпелКом#Регион» к ОАО

«ВымпелКом», при которой существовал риск потери лицензии на предос#

тавление услуг связи обеими компаниями, являющимися одними из лидеров

на соответствующих рынках; в связи с этим слияние компаний было сущест#

венно затянуто). Еще одним упущением Концепции является отсутствие в ней

предложений по определению точного перечня аффилированных лиц. Отсут#

ствие в перечне аффилированных лиц, например, близких родственников

собственников компании может привести к расхождениям в списке формаль#

ных и реальных бенефициаров компании, а соответственно и информацион#

ной закрытости компаний. Это положение отмечено в Стратегии, но также

без конкретных рекомендаций по реформированию законодательства в связи

с этим вопросом.

По итогам рассмотрения данных новаций можно сделать следующие вы#

воды:

1. Концепция развития корпоративного законодательства на период до

2008 г. в случае ее принятия и реализации заложенных в ней положений стала

бы позитивным шагом по упорядочению и регламентации существующей на

современном этапе развития сферы корпоративного контроля ситуации. По#

ложения Концепции с учетом изложенных замечаний могут быть основой для

модификации действующего законодательства.

2. Важнейшими и назревшими на практике инициативами Концепции яв#

ляются вопросы пресечения возможностей незаконных захватов хозяйст#

вующих субъектов, законодательное закрепление необходимости информа#

ционной открытости компаний, а также повышения ответственности

исполнительных органов. Механизмы реализации данных инициатив, изло#

женные в Концепции, в общем и целом представляются эффективными и ис#

полнимыми с точки зрения практической реализации (с учетом приведенных

замечаний).

3. В Концепции есть ряд спорных вопросов, а именно:

– установление процедуры судебного контроля созыва внеочередного

общего собрания акционеров собственником, владеющим не менее

10% акций;

– запрет на голосование члена совета директоров, связанного с лицом,

имеющим материальную заинтересованность в вопросе, вынесенном

на голосование. В случае принятия данной нормы необходимо кон#

кретно определить степень взаимосвязи директора с заинтересован#

ным лицом, а также четкие критерии определения этой связи;

– дополнительное (помимо разделительного баланса и передаточного

акта) утверждение качественных и количественных параметров реор#

ганизации компаний;

– судебный порядок востребования кредиторами задолженности реор#

ганизуемой компании.

4. В Концепции не затронуты два важных вопроса:

– преемственность лицензионных прав хозяйствующих субъектов, поя#

вившихся в результате реорганизации компаний, имеющих такую ли#

цензию;

– отсутствие четкого перечня аффилированных лиц, устанавливаемых на

законодательном уровне.

5. Некоторые вопросы, предложенные в Концепции для предварительно#

го судебного рассмотрения, могут быть вынесены на решение саморегули#

руемой организации. В этом случае принципы деятельности этой организа#

ции должны быть прописаны в Концепции (без законодательного

закрепления ее создания), а инициатива создания должна исходить от испол#

нительных органов власти государства.

Следует указать также на другие инициативы, связанные с регулирова#

нием данной области гражданско#правовых отношений. В частности, пред#

ставляется целесообразным остановиться на одной из последних инициатив

МВД в области регулирования рынка корпоративного контроля. В целях за#

щиты предприятий от недружественных поглощений МВД подготовило и на#

правило в Федеральную налоговую службу законопроект, который преду#

сматривает нотариальное удостоверение важнейших событий в деятельности

хозяйствующих субъектов. Данный законопроект коснется принятия совета#

ми директоров и общими собраниями акционеров компаний решений, свя#

занных с избранием исполнительных органов юридических лиц, реоргани#

зацией и ликвидацией, увеличением уставного капитала и пр. По нашему

мнению, данная инициатива, помимо значительного усложнения процесса

документирования важнейших решений собственников для всех без исклю!

чения юридических лиц, не может на практике значительно сказаться на

эффективности борьбы с недружественными поглощениями, так как не

представляется возможной полная проверка нотариусом легитимности под#

готовленных для заверения документов и полномочий лиц, их подписавших.

Наконец, необходимо упомянуть о практически единственной законода#

тельной инициативе, которая была реализована в 2005 г. 5 января 2006 г.

президентом РФ был подписан Федеральный закон «О внесении изменений в

Федеральный закон «Об акционерных обществах» и некоторые другие зако#

нодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон). Закон стал ре#

зультатом полуторагодовой дискуссии, проходившей с участием админист#

рации президента РФ, представителей Государственной Думы РФ,

инвестиционных фондов. Еще в июле 2004 г. в Государственной Думе РФ в

первом чтении был рассмотрен законопроект, вынесенный группой депута#

тов, в том числе главой думского Комитета по собственности В. Плескачев#

ским и главой Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам

В. Резником. Основное положение проекта закона: акционер, владеющий

90% плюс 1 и более акций ОАО с количеством акционеров более 1000, может

осуществить принудительный выкуп акций у остальных акционеров ОАО по

цене, подтвержденной независимым оценщиком. Законопроект вызвал волну

критики, так как предложенный им механизм оценки мог привести к вынуж#

денной продаже принадлежащих миноритариям акций по заниженной цене –

заказчиком услуг оценки выступал покупатель акций. Осенью 2004 г. группа

официальных представителей различных, в том числе и международных, ин#

вестиционных фондов подготовила письмо в адрес президента РФ, в котором

выразила серьезную озабоченность принятием Государственной Думой в

первом чтении проекта закона в таком виде.

Помимо указанной выше проблемы оценки цены выкупа акций у минори#

тарных акционеров, на наш взгляд, проект Закона отличался еще рядом не#

достатков, а именно:

– ограниченная сфера применения – ОАО с числом акционеров более

1000;

– слишком высокий порог отсечения группы миноритариев, у которой

может быть принудительно выкуплен пакет акций, – 10% минус 1 ак#

ция. Напомним, что в то же время ФСФР предлагала остановиться на

принудительном выкупе только по достижению основным акционером

порога количества акций в 98%;

– закон не предусматривает контроля со стороны государства за опре#

делением справедливой цены, по которой происходит выкуп.

Откорректированный проект Закона, подготовленный депутатами Л. Пе#

пеляевой и В. Пилигиным, был направлен на рассмотрение Государственной

Думы в апреле 2005 г. Летом того же года проект закона был одобрен Коми#

тетом по собственности. В декабре 2005 г. проект закона был одобрен Сове#

том Федерации и в январе 2006 г. подписан президентом РФ. Сущность при#

нятого Закона целесообразно рассмотреть путем выделения его достоинств

и недостатков.

Закон направлен на пресечение «гринмейла» – корпоративного шантажа

со стороны миноритарного акционера, обладающего незначительным паке#

том акций и использующего законное право подавать иски о возмещении

ущерба, нанесенного ему действиями руководства компании. Российская

практика знает большое количество подобных примеров. В принятой версии

Закона собственник, имеющий 95% и более количества акций, может выку#

пить у миноритарных собственников их акции по справедливой рыночной це#

не. Нужно отметить, что большинство западных стран имеют в своем корпо#

ративном законодательстве подобную норму, согласно которой выкуп

осуществляется в случае приобретения пакета акций компании от 90 до 98%.

Закон разумно определяет принципы оценки справедливой цены акций.

Так, за справедливую цену в случае, если акции компании торгуются на бир#

же, принимается средневзвешенная цена акции за последние 6 месяцев. В

случае если акции не торгуются на финансовых рынках, цена определяется

независимым оценщиком, но не может быть ниже наибольшей цены, по кото#

рой 95%#ный собственник или его аффилированные лица покупали эти акции

в течение последних 6 месяцев.

Закон предусматривает государственный контроль правильности опре#

деления цены выкупа: ФСФР имеет право приостановить выкуп, если у нее

возникли подозрения о занижении стоимости выкупа при рассмотрении про#

спекта выкупа, который направляется в ФСФР.

Акционеры компании знают о появлении нового крупного акционера, так

как при приобретении пакета акций физическое или юридическое лицо ста#

новится собственником 30% и более акций компании, оно обязано направить

предложение о выкупе прочим акционерам компании. При этом, если ини#

циатор предложения – юридическое лицо, в этом предложении должна со#

держаться информация и о его собственниках. Следует отметить, что мы

оцениваем это изменение как крайне положительно влияющее на рынок не#

дружественных поглощений, существенно его ограничивая.

Вместе с принятием изменений в закон об АО предусмотрена матери#

альная ответственность граждан, должностных лиц и юридических лиц за на#

рушение положений, вводимых Законом. Также оговаривается ответствен#

ность и для оценщиков в случае необъективной оценки справедливой цены

выкупа акций у миноритариев.

Оценивая в целом положительно принятый Закон, мы считаем, что стоит

отметить такой недостаток корпоративного законодательства России, как от#

сутствие закона об аффилированных лицах. Эта ситуация дает возможность

для манипулирования положениями Закона о принудительном выкупе круп#

ным собственникам, формально владеющим менее 95% акций. Стоит отме#

тить, что Закон вступает в силу с 1 июля 2006 г., и еще есть время подгото#

вить и рассмотреть законопроект об аффилированных лицах, о

необходимости которого давно уже говорят как представители государствен#

ной власти, так и представители бизнеса.