Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

1.1.4. Тенденции и вызовы социально#экономического развития

Дальнейшее развитие России и ее экономической политики будет нахо_

диться под воздействием трех групп факторов, каждый из которых имеет дол_

госрочный характер и связан с фундаментальными проблемами осуществле_

ния политических и экономических процессов. Речь идет о долгосрочном

воздействии на социально_экономические процессы прошедшей в стране

революционной трансформации, о вызовах постиндустриального общества,

а также о сложившейся в последние годы конъюнктуре цен на основные про_

дукты российского экспорта.

Прежде всего, это постреволюционная стабилизация. Россия в послед_

ние 5 лет характеризуется высоким уровнем макроэкономической и полити_

ческой стабильности, особенно заметным по контрасту с ситуацией конца

1990_х годов. Полномасштабная революция, через которую прошла Россия

при осуществлении системной посткоммунистической трансформации, за_

вершена, основные государственные институты восстановлены25. Вместе с

тем следует подчеркнуть, что речь идет лишь о некоторой консолидации элит,

а не о формировании устойчивого национального консенсуса по базовым

ценностям. Стабилизация общества, выходящего из революции, является

временным, неустойчивым явлением, в основном достигаемым на элитном

уровне, и точнее может быть охарактеризована как постреволюционная кон#

солидация. Формирование национального консенсуса требует гораздо более

продолжительного времени, исчисляемого десятилетиями. Длительное от_

сутствие этого консенсуса приводит к тому, что после завершения полно_

масштабной революции еще на протяжении достаточно длительного периода

времени (измеряемого десятилетиями) периоды относительной стабильно_

сти будут чередоваться с крутыми политическими поворотами.

Воспроизводство нестабильности непосредственно связано с характе_

ром того политического режима, который обычно устанавливается после ре_

волюции. Его важнейшей чертой является постоянное маневрирование вла_

сти между социальными группировками с существенно различными

социально_экономическими интересами. В результате возникает весьма

своеобразная система, в которой сама стабильность обеспечивается за счет

колебаний власти, стремящейся к созданию новых коалиций.

Словом, несмотря на очевидную политическую консолидацию элиты,

следует говорить о длительном периоде постреволюционной нестабильно_

сти. Разумеется, это уже нестабильность совсем иного рода, нежели неста_

бильность революционной эпохи, поскольку теперь в стране в течение неко_

торого периода времени будут сохраняться стабильность и порядок, а

существенные политические колебания и взрывы будут происходить перио_

дически, время от времени. Хотя сам факт их возможности, повышая общий

уровень политической неопределенности, создает достаточно неприятный

фон для социально_экономического развития страны.

25 См. подробнее: Стародубровская И., Мау В. Великие революции. От Кромвеля до Путина. 2_е

изд. М.: Вагриус, 2004.

Другим долгосрочным фактором социально_экономического развития

России являются вызовы постиндустриального общества. Дальнейшее раз_

витие страны будет происходить в том же мире и при наличии тех же фунда_

ментальных вызовов, неспособность справиться с которыми привела в не_

давнем прошлом к революционному взрыву. Здесь исключительно важно

понимание следующего обстоятельства: сам по себе факт совершения рево_

люции еще не гарантирует создания более благоприятных условий для соци_

ально_экономического развития страны. Революция, отбрасывая одни инсти_

туциональные ограничители на пути социально_экономического прогресса,

вполне может поставить на их место другие, ничуть не менее сковывающие

дальнейшее развитие общества. Поэтому важно, чтобы формирующаяся ин_

ституциональная система была адекватна объективным вызовам данной эпо_

хи или, говоря марксистским языком, особенностям данного этапа техноло_

гического прогресса.

По сути, России предстоит применительно к условиям и вызовам по_

стиндустриальной эпохи решать задачи догоняющего развития. Механизм

решения этих задач в постиндустриальную эпоху существенным образом от_

личается от решения аналогичных проблем в эпоху индустриализации.

Не следует также забывать, что Россия стоит не только (и даже не столь_

ко) перед задачей обеспечения роста, но прежде всего перед необходимо_

стью проведения глубокой структурной трансформации. Между тем, как по_

казывает опыт наиболее развитых стран, период структурных реформ

нередко сопровождается замедлением темпов роста, а то и внешней стагна_

цией (как это было, например, в ряде стран Запада в 1970_е годы). Отчасти

это связано с тем, что новые сектора (особенно услуги) плохо фиксируются

методами традиционной статистики, отчасти – с необходимостью накопления

ресурсов для нового технологического рывка26. Разумеется, сказанное не

должно восприниматься как апология стагнации. Однако надо принимать во

внимание, что экономический рост без структурных сдвигов достаточно легко

достижим методами государственного администрирования, однако этот рост

не делает страну богаче, а экономику эффективнее. Здесь также таится одна

из форм возможного проявления политического кризиса.

Можно обозначить элементы экономической политики, нацеленной на

решение задач постиндустриального развития.

Во_первых, отказ от попыток определения долгосрочных отраслевых

(промышленных) приоритетов, на которых государство могло бы сосредото_

чить внимание и сконцентрировать ресурсы. Такой подход означал бы кон_

сервацию формирующихся пропорций, а попытка его практической реализа_

ции привела бы лишь к тому, что в качестве приоритетных выделялись бы

сектора, обладающие максимальными лоббистскими возможностями. Гораз_

до важнее стратегия постоянной корректировки структуры, при которой

власть готова гибко защищать политическими (в том числе и внешнеполити_

ческими) методами всех, кто добивается успеха в мировой конкуренции.

26 Мельянцев В. Информационная революция, глобализация и парадоксы современного эко_

номического роста в развитых и развивающихся странах. М.: ИСАА МГУ, 2000. С. 14.

Во_вторых, выдвижение на передний план задачи обеспечения гибкости

и адаптивности экономической системы, способности экономических аген_

тов быстро и адекватно реагировать на вызовы времени. Адаптивность при_

ходит на место концентрации ресурсов в качестве ключевого ориентира го_

сударственной политики. Решение этой задачи неотделимо от обеспечения

эффективной системы защиты прав собственности.

В_третьих, ограниченная возможность долгосрочных прогнозов и важ_

ность обеспечения максимальной адаптивности системы позволяют выска_

зать гипотезу о том, что догоняющая страна в современном мире должна

иметь более низкую бюджетную нагрузку на экономику, чем у наиболее пере_

довых стран мира.

В_четвертых, приоритетное значение для государства и частного пред_

принимателя имеют инвестиции в человеческий капитал. Прежде всего это

относится к таким сферам, как образование и здравоохранение. Последнее,

помимо гуманитарной составляющей, может иметь значительный мультипли_

кативный эффект. При всей условности подобного примера стоит отметить,

что здравоохранение может в современных условиях сыграть ту же роль, что

и железнодорожное строительство в индустриализации конца XIX века.

В_пятых, обеспечение достаточного уровня открытости экономики. Внеш_

неэкономическая политика должна быть сориентирована на формирование и

стимулирование развития новых, высокотехнологичных секторов, а также глу_

бокой переработки продукции традиционного экспорта. Именно на постинду_

стриальный прорыв, а не на примитивную «защиту отечественных товаропро_

изводителей», должны быть нацелены переговоры по вступлению в ВТО.

Наконец, серьезным долгосрочным фактором социально_

экономического развития России является ситуация с ценами на энергоре#

сурсы. Традиционно принято считать, что высокие цены на них исключитель_

но благоприятны для страны. Между тем ситуация является гораздо менее

однозначной. Сохранение в течение длительного времени высоких цен на

энергоресурсы отнюдь не повышает предсказуемость их будущей динамики,

однако может иметь ряд негативных последствий для устойчивости экономи_

ческого и политического развития страны в будущем. Это связано с деграда_

цией налоговой и бюджетной систем, для которых высокий уровень поступ_

лений средств, не связанных с ростом производительности труда,

оборачивается существенным снижением эффективности принимаемых ре_

шений27.

Основываясь на вышеизложенном, можно выделить следующие основ_

ные проблемы социально_экономического развития и, соответственно, при_

оритетные направления экономической политики на ближайшие годы.

27 О негативных последствиях зависимости экономики от природной ренты см.: Gylfason Th.,

Zoega G. Natural Resources and Economic Growth: The Role of Investment. London: CEPR, 2001.

Кроме того, обильный приток незаработанных средств приводит обычно к тому, что бюджет_

ные расходы начинают расти быстрее доходов – какими бы высокими ни были бюджетные по_

ступления. (Мау В.А. Уроки Испанской империи, или Ловушки ресурсного изобилия // Эконо_

мическая история. Ежегодник. М.: РОССПЭН, 2005).

1. Реализация приоритетных направлений, отчетливо обозначенных в

2005 г. и связанных с развитием человеческого капитала. Принципиально

важным здесь, однако, является проведение структурных реформ в соответ_

ствующих секторах, а не ограничение решения проблем лишь расширением

бюджетного финансирования.

2. Продолжение работы над административной реформой. Сюда входят

и реформа бюджетного сектора, и внедрение механизмов «управления по ре_

зультату» с попутным уточнением границ эффективного применения этого

метода, и определение особенностей управления различными видами орга_

нов исполнительной власти (федеральными министерствами, службами и

агентствами), факт различия между функциями которых не нашел отражения

ни в принятой в 2005 г. Концепции административной реформы в Российской

Федерации в 2006–2008 гг., ни в принятой в 2004 г. Концепции реформиро_

вания бюджетного процесса в Российской Федерации в 2004–2006 гг. Пока

что в названных документах понятия министерства, службы и агентства ис_

пользуются только как альтернатива выражению «федеральные органы ис_

полнительной власти».

3. Обеспечение макроэкономической стабильности, что предполагает

продолжение консервативной бюджетной политики и укрепление Стабилиза_

ционного фонда.

4. Завершение налоговой реформы и повышение качества налогового

администрирования. Совершенствование налогового законодательства не

может быть бесконечным процессом, и в настоящее время Россия находится

в ситуации, когда стабильность в этой сфере важнее ее совершенствования.

5. Проведение пенсионной реформы, нацеленной на повышение эффек_

тивности системы пенсионирования, усиление в ней страховых элементов.

Предотвращение кризиса пенсионной системы в связи с высокой вероятно_

стью возникновения в ней дефицита средств к 2010 г. Проработка вопроса об

использовании средств Стабфонда для пенсионной системы.

6. Повышение эффективности судебной и правоохранительной систем.

7. Военная реформа, в которой наиболее важное место занимают рас_

ширение роли контрактной службы и реформа призыва. Особенно чувстви_

тельным в социально_политическом отношении является намеченный на

2008 г. переход на одногодичную службу по призыву с отменой многих отсро_

чек от службы в армии.

8. Риски популизма в связи с предстоящими выборами – парламентски_

ми в конце 2007 г. и президентскими в начале 2008 г. Опыт монетизации льгот

существенно ослабил желание властей проводить реформы, связанные с

риском непопулярности. В особенности это касается предвыборного перио_

да, который обычно начинается за 1,5 года до выборов. Все это будет резко

тормозить возможности проведения институциональных реформ, однако

объективная потребность в них не будет снижаться. В результате будут нака_

пливаться институциональные проблемы, которые в дальнейшем решать все

равно придется, но с большими издержками, особенно если к тому времени

ухудшится внешнеэкономическая конъюнктура.

По мере приближения выборов будут нарастать и риски бюджетного по_

пулизма. Вряд ли при нынешней конфигурации Правительства бюджетный

популизм будет представлять серьезную опасность, но ослабление бюджет_

ной политики на фоне мощного притока нефтедолларов представляется

практически неизбежным. Можно ожидать нарастания инвестиционных и со_

циальных бюджетных выплат.

9. Несомненным приоритетом является вступление в ВТО, которое нахо_

дится в завершающей фазе. Одновременно в обозримом будущем можно

прогнозировать некоторое снижение интенсивности отношений с ЕС в части

формирования общеевропейского экономического пространства. Контакты с

ЕС будут касаться преимущественно отдельных конкретных сфер, и прежде

всего энергетической безопасности.

10. Председательствование в «большой восьмерке» в 2006 г. может

стать важным фактором принципиального позиционирования России в со_

временном мире. Сам по себе формат G_8 не является инструментом реали_

зации коллективной стратегии, но может способствовать решению опреде_

ленных политических задач той или иной страны. Правомерность участия

России в G_8, а тем более ее председательствования в ней подвергаются со_

мнению со стороны политических и общественных кругов ряда стран – членов

«восьмерки», что отражает отнюдь не только текущие политические противо_

речия, но и объективные проблемы современной российской самоидентифи_

кации, включая процессы консолидации посткоммунистической власти в ус_

ловиях экономического роста. 2006 г. мог бы стать новым этапом на пути

органичного вхождения России в сообщество наиболее развитых стран ми_

ра – сообщества, к которому она, по сути, принадлежит.

11. Продолжают нарастать политические и экономические риски паде_

ния цен на нефть. Политическая и экономическая зависимость страны от

нефтедолларов усиливается с каждым годом сохранения высокой внешне_

экономической конъюнктуры. Однако это не означает, что цены вышли на но_

вый уровень и никогда более не будут снижаться. Падение цен на нефть мо_

жет привести к неадекватной реакции элиты, привыкшей (и все более

привыкающей) к исключительно благоприятной бюджетной ситуации. В ре_

зультате может начаться не только бюджетный, но и политический кризис, ха_

рактерный для постреволюционного развития.

Для смягчения возможного кризиса целесообразно в ближайшее время

выработать план действий на случай ухудшения внешнеэкономической конъ_

юнктуры. Такой план должен включать разнообразные меры денежной, бюд_

жетной, налоговой политики, изменения внешнеэкономического регулирова_

ния и другие решения, позволяющие смягчить последствия кризиса. В

отсутствие такого плана действий будут велики риски неконтролируемого

развития событий. Помимо всего прочего снижение цен и реакция на него

властей станут тестом на зрелость политической элиты России и реальную

приверженность страны ответственной экономической политике.