Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

4.4.1. Государство на рынке корпоративного контроля

Специфика деятельности государства на рынке корпоративного контро_

ля обусловлена осуществлением трех ключевых функций: приватизационные

продажи, приобретение (административными или рыночными методами) тех

или иных активов, регулирование (законодательство, ведомственный кон_

троль, правоприменение). Если та или иная модель регулирования рынка

корпоративного контроля (при всех национальных особенностях) является

непременным атрибутом любой относительно развитой правовой системы,

то реализация первых двух функций (не в качестве разовых актов, а как ком_

понент экономической политики) может быть связана только с относительно

коротким историческим периодом. Как правило, их реализация возможна

лишь на альтернативной основе (в силу, например, идеологических предпоч_

тений правящей партии), а выбор зависит от широкого комплекса экономи_

ческих, правовых, исторических и этических традиций в конкретном общест_

ве. Особенностью России середины первого десятилетия наступившего века

стало параллельное развитие обоих процессов27.

26 Правда, 3768 учреждений из этого числа подлежат передаче в ведение органов исполни_

тельной власти субъектов РФ.

27 В силу основной тематики статьи проблемы приватизации и правового регулирования спе_

циально не рассматриваются.

К концу 90_х – началу 2000_х годов государственное присутствие в кор_

поративном секторе, будучи весьма обширным, исходя из формальных коли_

чественных характеристик, было сильно распылено в виде многих тысяч раз_

розненных, плохо или вообще неуправляемых унитарных предприятий и

пакетов акций недавно созданных акционерных обществ практически во всех

отраслях хозяйства. Интегрированные структуры, созданные по инициативе

государства и с его участием на начальном этапе приватизации, действовали

в основном в топливно_энергетическом комплексе, представляя также есте_

ственно_монопольные виды деятельности.

Период 2000–2004 гг. характеризовался определенными усилиями по

повышению эффективности управления распыленными активами путем их

интеграции в государственные холдинговые структуры в таких отраслях, как

атомная энергетика, железнодорожный транспорт, оборонная и алкогольная

промышленность, обеспечение функционирования воздушного и морского

транспорта, почтовая связь. Увеличение государственной доли в капитале

отдельных компаний вне рамок интеграционных процессов было исключени_

ем и носило штучный характер. Параллельно с этим начался процесс рест_

руктуризации естественных монополий.

В этот же период заметно активизировались попытки установления

(расширения) контроля за основными финансовыми потоками российской

экономики и, более широко, усилилось движение в сторону обеспечения за_

висимости бизнеса от государственных институтов, несмотря на решения по

дерегулированию, административную реформу и планы дальнейшей прива_

тизации28. Главной особенностью 2005 г. стало смещение приоритетов в

пользу прямого государственного участия в экономике. Рассмотрим некото_

рые показательные примеры и тенденции29.

Как известно, одним из заметных событий 2004 г. (помимо дела «ЮКО_

Са») стал запуск масштабного проекта по слиянию ОАО «Газпром» и НК «Рос_

нефть». Изначально государство собиралось обменять «Роснефть» на 10,74%

акций ОАО «Газпром», находившихся на балансе его дочерних компаний30 и

необходимых государству для консолидации контрольного пакета газового

холдинга в своей собственности, что, в свою очередь, позволяло либерали_

зовать рынок акций «Газпрома» без риска утраты контроля. На основании

Указа Президента РФ от 7 декабря 2004 г. № 1502 «Роснефть» была исключе_

на из списка стратегических АО, а 100% ее акций были внесены в качестве

вклада РФ в уставный капитал вновь созданного ОАО «Роснефтегаз», внесен_

ного в список стратегических компаний. «Роснефтегаз» предполагалось соз_

28 Подробно см.: Радыгин А. Россия в 2000–2004 годах: на пути к государственному капита_

лизму? // Вопросы экономики. 2004. № 4. С. 42–65.

29 Источниками для фактических данных послужили официальные пресс_релизы и интервью

руководителей Минэкономразвития РФ, ФАУФИ, информационные материалы Прайм_ТАСС,

«ИНТЕРФАКС», «РБК», проекта «lin.ru», периодических изданий – «Коммерсантъ», «Ведомо_

сти», «Известия», «Время новостей», «Финанс», «Слияния и поглощения», сайты компаний.

30 Речь идет о дочерних компаниях «Газпрома» – это «Газпроминвестхолдинг», Газпромбанк,

«Газфонд», «Газпромфинанс» и Gazprom Finance BV.

дать в качестве временного хозяйственного субъекта, в рамках которого

можно было провести обмен активами.

В 2005 г. формат сделки изменился. После длительного противостояния

между руководством двух госкомпаний, каждая из которых опиралась на

«свой» административный ресурс, было определено, что источником оплаты

10,74% акций «Газпрома», которые летом 2005 г. были перерегистрированы

на «Роснефтегаз», должны стать не активы «Роснефти», а средства кредита

(7,5 млрд долл.), который «Роснефтегаз» должен получить у консорциума за_

падных банков под залог неконтрольного пакета «Роснефти». Источником оп_

латы этого кредита могут стать средства, вырученные от продажи другого не_

контрольного пакета акций «Роснефти», в том числе за счет проведения IPO. К

концу 2005 г. «Роснефтегаз» оплатил первые два транша за акции «Газпрома»

(около 1,3 млрд долл.), однако основные выплаты еще впереди.

Реализация такой схемы позволяет установить мажоритарный контроль

над «Газпромом» при сохранении самостоятельности «Роснефти» (с вошед_

шим в ее состав «Юганскнефтегазом») и контроля над ней. По данным ФАУ_

ФИ, после размещения акций НК «Роснефть» на бирже и привлечения денеж_

ных средств, достаточных для погашения долга за покупку 10,74% акций

«Газпрома», «Роснефтегаз» может быть ликвидирован в конце 2006 г. – нача_

ле 2007 г. В этом случае акции «Газпрома» перейдут на баланс Росимущест_

ва, т.е. в собственность казны. В конце 2005 г. были приняты также поправки

в закон о газоснабжении, которые сняли установленное прежней редакцией

ограничение для иностранных владельцев (не более 20% акций) и подняли до

порога 50% плюс 1 акция минимально допустимую совокупную долю феде_

ральной собственности и собственности тех АО, в которых находится более

50% акций31.

Одновременно должно быть осуществлено увеличение доли государства

в капитале компании «Росгазификация» (в настоящее время владеет 0,89%

акций ОАО «Газпром») с 72 до 100% за счет внесения в ее уставный капитал

миноритарных пакетов акций газораспределительных компаний, находящих_

ся в государственной собственности. В дальнейшем «Росгазификация» мо_

жет быть реорганизована с выделением основного актива – акций «Газпро_

ма» – на баланс отдельной компании. При этом доля государства в компании,

на балансе которой будут находиться акции «Газпрома», будет составлять

практически 100%, а спецкомпания будет впоследствии ликвидирована.

Срыв сделки по поглощению «Роснефти» «Газпромом» тем не менее не

изменил планы «Газпрома» и его кураторов в органах власти по увеличению

нефтяной составляющей холдинга. В октябре 2005 г. состоялась крупнейшая

в истории российского рынка корпоративного контроля сделка – приобрете_

ние «Газпромом» через одну из своих дочерних компаний 72,66% акций

«Сибнефти» (13,091 млрд долл.). Этот пакет вместе с приобретенными ранее

31 В прежней редакции минимально допустимая государственная доля составляла только 35%,

однако при этом допускалось владение этим пакетом исключительно федеральной казной,

без привлечения каких_либо хозяйственных обществ.

у Газпромбанка 3,016% акций «Сибнефти» обеспечивают холдингу квалифи_

цированное большинство при принятии решений.

В итоге фактическая национализация «Сибнефти» и завершение перехо_

да не только де_юре, но и де_факто «Юганскнефтегаза» под контроль «Рос_

нефти» существенным образом изменили соотношение сил в нефтяной от_

расли, где в настоящее время представлены только государственные и

«лояльные» компании. Остается пока открытым вопрос о поглощении части

нефтяных активов «Роснефти» «Газпромом», который будет зависеть прежде

всего от баланса сил во властных структурах. Дальнейшее наращивание сво_

их нефтяной (вплоть до 55% бизнеса) и энергетической составляющих газо_

вый холдинг тем не менее позиционирует как долгосрочную стратегию, одно_

временно подготавливая условия для установления контроля над

независимыми производителями газа (ОАО «Нортгаз») или блокируя продажу

их пакетов другим компаниям (ОАО «НОВАТЭК»). Среди нефтяных компаний,

которые могут стать объектом экспансии «Газпрома», называются «Тат_

нефть», принадлежащие в настоящее время АФК «Система» активы башкир_

ского ТЭК и др.

«Роснефть» для продолжения экспансии в отрасли после установления

фактического контроля над «Юганскнефтегазом» должна решить ряд проблем

корпоративного и финансового характера. К ним относятся: консолидация

капитала основных дочерних компаний и переход на единую акцию, решение

проблем с миноритариями дочерних компаний (перспектива судебных раз_

бирательств, связанных как с возможными коэффициентами обмена, так и с

продолжающимися несколько лет конфликтами на почве трансфертного це_

нообразования в холдинге), изыскание средств для выплат по кредитам, взя_

тым на рубеже 2004–2005 гг. для покупки «Юганскнефтегаза», и, возможно,

кредитов на покупку компанией «Роснефтегаз» акций «Газпрома».

Продолжением тенденции экспансии естественных монополий стало

приобретение РАО «ЕЭС России» в конце 2005 г. 22,43% акций энергомаши_

ностроительного концерна «Силовые машины» (101,4 млн долл.), контроли_

руемого бизнес_группой «Интеррос». Данное приобретение с учетом более

чем 3% акций, находящихся в собственности «Ленэнерго», обеспечило энер_

гомонополии контроль над блокирующим пакетом акций и соответственно

возможность влиять на принятие решений. Вместе с тем современный этап

реформирования электроэнергетики в качестве одной из важных задач ста_

вит ликвидацию непрофильных активов. Уже в 2006 г. 20,62 % акций «Силовых

машин» приобрел крупнейший немецкий электротехнический концерн Sie_

mens AG, доведший с учетом уже имевшихся 4,38% акций свою долю до вели_

чины блокирующего пакета. Напомним, что весной 2005 г. ФАС отказала Sie_

mens AG в разрешении на приобретение 73,46% акций «Силовых машин»,

хотя ранее сделка была согласована на уровне высших руководителей России

и ФРГ.

Помимо естественных монополий, в качестве нового серьезного игрока,

занявшегося приобретением ранее приватизированных активов, в 2005 г. вы_

ступило ФГУП «Рособоронэкспорт» – государственное внешнеэкономическое

предприятие, на долю которого приходится основная часть российского экс_

порта военно_технической продукции. Сферой его активности пока стали

оборонная промышленность и машиностроение.

Еще в 2002 г. «Рособоронэкспорт» и Государственная инвестиционная

корпорация32 учредили Объединенную промышленную корпорацию «Обо_

ронпром», деятельность которой может служить хорошей иллюстрацией ком_

бинированного применения административных и рыночных методов установ_

ления корпоративного контроля. В 2005 г. одним из основных направлений ее

деятельности стало формирование вертолетостроительного холдинга – в ус_

тавный капитал «Оборонпрома» передаются государственные пакеты акций

Улан_Удинского авиационного завода (УУАЗ, 49,18%), Московского верто_

летного завода им. Миля (МВЗ, 31%), Казанского вертолетного завода (КВЗ,

29,92%), Московского машиностроительного завода «Вперед» (ММЗ, 38%) и

Ступинского машиностроительного производственного предприятия (СМПП,

60%). Для обеспечения мажоритарного контроля указанных предприятий

«Оборонпром» осуществил покупку у частных акционеров дополнительных

пакетов акций УУАЗа (25%), ММЗ (12,5%) и МВЗ (31%). В ноябре 2005 года у

АФК «Система» было приобретено ОАО «Камов_Холдинг», которому, в свою

очередь, принадлежит 49% акций ОАО «Камов» (11,8 млн долл.).

Другим способом установления контроля над рядом предприятий стала

дополнительная эмиссия акций «Оборонпрома», в ходе которой 15,07% его

акций были обменены на 29,92 % акций КВЗ, находившихся в собственности

Татарстана. Еще одним новым участником холдинга стал контролируемый ча_

стными акционерами ростовский вертолетный завод «Роствертол», приоб_

ретший 2,79% акций за наличные деньги. При этом холдинг собирается на_

править вырученные средства на выкуп дополнительной эмиссии акций

самого «Роствертола», поскольку в настоящее время в собственности госу_

дарства находится только 3,73% акций предприятия. В последующем «Обо_

ронпром» собирается довести свой пакет акций в «Роствертоле» до кон_

трольной величины, ограничившись на первом этапе блокирующим пакетом.

«Оборонпром» контролирует также ряд предприятий, не имеющих отношения

к производству вертолетов, в том числе ОАО «Оборонительные системы» (бо_

лее 75% акций), ЗАО «Оборонпромлизинг» (100%).

Как показывают события 2005–2006 гг., интересы «Рособоронэкспорта»

явно выходят за пределы оборонной промышленности и распространяются, в

частности, на автомобилестроение для гражданских нужд. Так, в 2005 г. про_

изошла смена высших менеджеров на АвтоВАЗе, в совет директоров которо_

го вошли представители «Рособоронэкспорта» и Внешэкономбанка. Хотя

смена руководства позиционируется как привлечение антикризисных менед_

жеров, никаких радикальных изменений в политике компании не предполага_

ется. Схема установления имущественного контроля пока остается непро_

32 После ликвидации Госинкора в 2003 г. его доля (51%) перешла к Росимуществу, которое в

настоящее время делит капитал «Оборонпрома» с «Рособоронэкспортом» (31,13%), Татар_

станом и ОАО «Роствертол».

зрачной, хотя некоторые источники указывают размер приобретенного паке_

та (около 60% акций) и сумму сделки (около 700 млн долл.). В октябре 2005 г.

вместо размещения государственного пакета акций на Лондонской фондовой

бирже ОАО «КамАЗ» и 3 его дочерних общества распоряжением правительст_

ва РФ были включены в перечень стратегических предприятий, а по данным

на февраль 2006 г., 34,01% акций КамАЗа могут быть переданы в управление

ФГУП «Рособоронэкспорт», которое направило соответствующий запрос в

ФАУФИ (непосредственно участвовать в приватизационных сделках унитар_

ное предприятие не имеет права). В январе 2006 г. стало известно, что ФГУП

«Рособоронэкспорт» сделало предложение основным собственникам титано_

вого монополиста ОАО «Верхнесалдинское металлургическое производст_

венное объединение» о выкупе их акций.

На стадии проработки в правительстве находится проект создания еди_

ной Национальной автомобилестроительной компании по аналогии с Объе_

диненной авиастроительной компанией (ОАК), принципиальное решение о

создании которой было принято зимой 2005 г. Параллельно уже в 2006 г. рас_

сматривается вопрос о создании аналогичной компании в области двигате_

лестроения (6 крупных предприятий). Как и можно было ожидать, одним из

серьезных препятствий на пути создания ОАК является определение пропор_

ций в структуре капитала создаваемого холдинга между государством и дру_

гими группами акционеров, учет интересов частных акционеров, владеющих

пакетами акций различной величины на предприятиях, объединяемых в хол_

динг. Возможно, что опыт, приобретенный в ходе создания «Оборонпромом»

вертолетостроительного холдинга, будет востребован и при строительстве

ОАК. В дальнейших планах – Национальная энергомашиностроительная кор_

порация, которая в перспективе может интегрировать приобретенные РАО

«ЕЭС России» и «Газпромом» активы соответственно «Силовых машин» и

«Объединенных машиностроительных заводов», контролируемый государст_

вом (51%) холдинг надводного судостроения на базе Балтийского завода и

«Северной верфи» и ряд других.

Определенные изменения, связанные с действиями государства и ком_

паний с его участием, затронули в 2005 г. смежные с авиастроением виды

деятельности: авиаперевозки и функционирование аэропортов. В августе

Сбербанк РФ стал номинальным держателем 25% акций ОАО «Аэрофлот–

Российские авиалинии». ФГУАП «Пулково» завершило разделение на пред_

приятия, осуществляющие аэропортовую деятельность и авиаперевозки. В

дальнейшем «Пулково» (авиаперевозки) будет присоединено к Государст_

венной транспортной компании (ГТК) «Россия», из которой будет выделено и

передано Управлению делами Президента РФ имущество для обеспечения

авиаперевозок первых лиц государства. Суд по иску Росимущества признал

незаконной передачу движимого имущества аэропорта «Домодедово» ком_

пании «Ист_Лайн», что стало в 2005 г. наиболее громким делом по признанию

незаконными сделок с государственным имуществом, совершенных в 90_е

годы. Помимо этого, рассматривается аналогичный иск, предметом которого

является терминал данного аэропорта.

Еще одним примером активизации усилий государства по доведению

своей доли в компаниях со смешанным капиталом до контрольной величины

может служить вновь активизировавшееся в июне 2005 г. обсуждение мето_

дов увеличения федеральной доли в алмазном холдинге «АЛРОСА». Увеличе_

ние федеральной доли с 37 до 51% возможно за счет обмена выпущенных в

ходе дополнительной эмиссии акций «АЛРОСА» на госпакеты акций 5 про_

фильных компаний («Смоленский кристалл» – 100%, Специальное конструк_

торско_технологическое бюро «Кристалл» – 100%, Приокский завод цветных

металлов – 100%, Вилюйская ГЭС_3 – менее 1% и «Алмазный мир» – 52,37%.

В свою очередь, «АЛРОСА» рассматривается в качестве потенциального ос_

новного акционера ОАО «ГМК «Норильский никель». Как и в случае с «Газпро_

мом», данная сделка может потребовать привлечения крупного кредита с со_

ответствующими гарантиями.

Реализация этой схемы встретила очевидное противодействие со сто_

роны второго крупного акционера «АЛРОСА» – правительства Якутии (32%

акций), которое не только не желает обременять себя усилиями по участию в

приобретении «Норильского никеля», но и оказалось перед необходимостью

поиска активов для внесения в капитал «АЛРОСА» с тем, чтобы не допустить

сокращения своей доли. С этим связан вопрос о передаче в федеральную

собственность имущественного комплекса, ранее принадлежавшего ПНО

«Якуталмаз». Республика же в этом случае потеряет право собирать с «АЛРО_

СА» арендные платежи, составляющие до 3/4 поступлений в ее бюджет. Ради

сохранения баланса сил Якутия готова пойти на компромисс: увеличить капи_

тализацию «АЛРОСА» за счет внесения в ее капитал акций других республи_

канских предприятий (75% минус 1 акция «Якутугля», 34,6% акций «Эльгауг_

ля» и 10% акций «АЛРОСА_Нюрба»).

В 2006 г. перечень крупных государственных холдингов может попол_

ниться за счет создания нового холдинга «Атомпром» (АЭС, атомная про_

мышленность, профильные научно_исследовательские организации). Осно_

вой для объединения служат активы акционируемого концерна

«Росэнергоатом» и ряда предприятий, входящих в группу «Объединенные

машиностроительные заводы» (фактически в собственности группы «Газпро_

ма», который владеет и другими активами атомной отрасли). Находящиеся в

обращении на открытом рынке акции ОМЗ (менее 25%) могут быть подверг_

нуты делистингу с последующей трансформацией компании в закрытое ак_

ционерное общество. Единственным акционером нового холдинга, видимо,

будет государство.

Весьма симптоматичным является также характерное для 2005 г. тормо_

жение процессов реструктуризации естественных монополий. Дальнейшие

процессы реорганизации железнодорожной отрасли связаны с обсуждением

возможных стратегических рисков при приватизации различных объектов

ОАО «РЖД». Важным вопросом остаются источники покрытия убытков желез_

нодорожного транспорта в случае выделения из ОАО «РЖД» пассажирских

перевозок в самостоятельную компанию, ее статус и собственник – непо_

средственно ОАО «РЖД» или федеральные и, возможно, региональные вла_

сти. Часть пакета акций ОАО «РЖД» может быть выставлена на продажу к кон_

цу третьего этапа реформирования железнодорожного транспорта (2006–

2008 гг.) наряду с акциями дочерних компаний РЖД, работающих в конку_

рентном сегменте рынка.

В сфере электроэнергетики сохраняются проблемы, связанные с прода_

жей генерирующих мощностей после разделения по видам деятельности в

региональных энергокомпаниях, с завершением формирования оптовых ге_

нерирующих компаний, состоянием диспетчерских и сетевых объектов. В

конце 2005 г. в планах реструктуризации РАО «ЕЭС России» обозначился но_

вый аспект, связанный с выпуском дополнительной эмиссии акций рядом ге_

нерирующих компаний. Дискуссионным вопросом в этой связи является рас_

пределение их капитала, степень сохранения участия в них самого РАО «ЕЭС

России» и акционеров холдинга. Необходимо напомнить в этой связи, что, со_

гласно первоначальным планам реструктуризации отрасли, после ликвида_

ции РАО государство намеревалось оставить в своей собственности по 75% +

1 акция в Федеральной сетевой компании и Системном операторе, а также

контрольный пакет в генерирующей компании, созданной на базе активов

гидроэнергетики.

В отношении ОАО «Газпром» вопрос о радикальном преобразовании

практически всегда оставался на уровне проектов и дискуссий. Судя по офи_

циальным заявлениям, речь может идти о проведении мероприятий, направ_

ленных на сокращение издержек, повышение прозрачности и финансовое

оздоровление. Так, советник президента РФ И. Шувалов заявил о том, что ни_

какой глобальной реформы в газовой отрасли компании, в отличие от элек_

троэнергетики, не ожидается, трубопроводная система останется в составе

компании, которая должна обладать монопольным правом на осуществление

экспорта при обеспечении недискриминационного доступа к трубе для неза_

висимых производителей. Обсуждается вопрос о создании в порядке пилот_

ного проекта свободного рынка газа в объеме около 5 млрд куб.м в год33.

При этом необходимо подчеркнуть, что вопрос о самой возможности

приватизации активов естественных монополий и ее условиях является дале_

ко не очевидным, что ясно показывает пример «Связьинвеста», который в пе_

риод акционирования в первой половине 1990_х годов также фактически за_

нимал монопольное положение на рынке услуг связи. Хотя вопрос о продаже

государственного пакета акций в «Связьинвесте» в последние годы рассмат_

ривался неоднократно, в прошедшем году возражения силовых ведомств

привели к тому, что приватизация была отложена по причине необходимости

принятия закона о защите интересов спецпотребителей услуг связи и разра_

ботки соответствующих практических механизмов.

Продажа пакета акций телекоммуникационного холдинга «Связьинвест»

предполагалась все последние годы, поэтому включение этого объекта в

список для приватизации 2005 г. отнюдь не означало принятия окончательных

решений. Во_первых, дальнейшая приватизация прямо связана с завершени_

33 Известия. 2005. 18 марта.

ем процессов реорганизации в холдинге, тарифной реформой, решением

проблем социальной нагрузки региональных компаний и обеспечением свя_

зью силовых ведомств (свыше 600 тыс. номеров при наличии значительной

задолженности перед холдингом – около 600 млн руб. на 1 июля 2005 г.). Во_

вторых, с учетом роста привлекательности телекоммуникационных акций

срочная продажа ценных бумаг холдинга вообще имеет мало смысла. Тем не

менее есть и встречная тенденция. По оценке Минэкономразвития РФ, хотя

холдинг владеет контрольными и блокирующими пакетами акций региональ_

ных операторов проводной связи, оперативность управления ими утрачена.

В_третьих, серьезной проработки требует конкретный вариант продажи.

С точки зрения Минэкономразвития РФ, наиболее рациональным вари_

антом является одномоментная приватизация всего госпакета (75% минус 1

акция), который и обсуждался в 2005 г. одновременно с подготовкой проекта

указа президента РФ об исключении холдинга из перечня стратегических

объектов. Одновременно в течение 2005 г. продолжалось согласование усло_

вий продажи с силовыми ведомствами. В октябре 2005 г. в проект указа были

внесены принципиальные поправки Государственно_правового управления

Президента, предусматривающие необходимость законодательного оформ_

ления гарантий для силовых ведомств до включения холдинга в программу

приватизации. Это означает, что приватизация холдинга, скорее всего, не

состоится и в 2006 г. Глава холдинга В. Яшин в конце 2005 г. заявил о воз_

можности продажи государственного пакета либо до 1 июля 2006 г., либо уже

после президентских выборов 2008 г.

В целом же история приватизации (и планов приватизации) холдинга

«Связьинвест» заслуживает отдельного исследования, так как в ней ярко про_

явились практически все специфические черты российской приватизации

постмассового периода: «олигархическая война» 1997 г., непрозрачность

продажи первого пакета, активное задействование административного ре_

сурса как в 1997 г., так и в 2005 г., риски «двойной» приватизации (холдинга и

дочерних структур) по аналогии с нефтяной отраслью 1990_х годов, комплекс

социальных и региональных проблем, ограничения стратегического (нацио_

нальная безопасность) характера и заинтересованность силовых ведомств,

проблемы реорганизации и оптимизации корпоративной структуры, скрытая

борьба властных и финансовых группировок 2000_х годов и целый ряд других.

Подведем некоторые итоги. В 2005 г. произошли заметные изменения в

подходах, в частности:

активизация деятельности уже действующих государственных холдингов и

компаний, которые стали на путь расширения масштабов своего бизнеса и

его диверсификации путем поглощений и слияний («Газпром», «Рос_

нефть»);

вовлечение в процессы имущественной экспансии новых «игроков» (ФГУП

«Рособоронэкспорт», РАО «ЕЭС России»);

политика интеграции разрозненных активов, остающихся в собственности

государства, в холдинговые структуры становится второстепенной34, одна_

ко созданные новые структуры начинают активно, хотя и весьма выбороч_

но, действовать на рынке корпоративного контроля как самостоятельные

субъекты (ОАО «Оборонпром» и др.);

хотя говорить о формировании многоотраслевых конгломератов пока

преждевременно, осуществлен выход экспансии за пределы топливно_

энергетического сектора (в 2005 г. – начале 2006 г. в сферу государствен_

ных интересов попали АвтоВАЗ, КамАЗ, ОАО «Верхнесалдинское метал_

лургическое производственное объединение» и др.);

происходит смещение интереса от активов «проблемных» или «недобро_

совестных» с точки зрения госструктур компаний («ЮКОС», группа «Гута»)

к активам «нейтральных» или «лояльных» собственников;

интенсификация государственного участия на рынке корпоративного кон_

троля происходит на фоне общего значительного роста сделок на россий_

ском рынке при одновременном спаде «враждебных» поглощений;

более широко практикуются такие методы, как доведение размера имеющейся

доли в уставном капитале компаний до величины, позволяющей оказывать ре_

шающее влияние на их деятельность («Газпром», «АЛРОСА», «Росгазифика_

ция», Московский машиностроительный завод «Вперед», Московский верто_

летный завод им. Миля, Улан_Удинский авиационный завод);

необходимость политического согласования возможных крупных сделок

как внутри страны, так и с участием зарубежных компаний становится

обязательным компонентом проработки такого бизнес_решения (практи_

чески все состоявшиеся крупные сделки 2005 г. с участием государст_

венных структур, а также сделки отклоненные: продажа пакета акций

«НОВАТЭК» французской Total, размещение акций КамАЗа на Лондон_

ской фондовой бирже, продажа контрольного пакета «Силовых машин»

концерну Siemens AG).

Отдельно необходимо упомянуть селекцию сделок по условиям их опла_

ты и, что не менее важно, по возможностям вывоза полученного капитала.

Здесь действует, по сути, «тройной стандарт», что заведомо исключает ры_

ночный подход к сделкам, и отнюдь не всегда ясны мотивы принятия конкрет_

ных решений. Хорошо известны два крайних возможных варианта. Первый –

разгром компании и фактическая национализация активов, когда вопрос о

рыночной цене сделки и возможностях вывоза полученных средств по понят_

34 Тем не менее этот процесс продолжается, прежде всего в оборонной промышленности. По

данным ФАУФИ, в 2005 г. завершено формирование ОАО «Корпорация “Тактическое ракет_

ное вооружение”», ОАО «Объединенная промышленная корпорация “Оборонпром”», преобра_

зованы все ФГУП, подлежащие внесению в уставные капиталы ОАО «Концерн “Созвездие”,

ОАО «Концерн радиостроения “Вега”», ОАО «Концерн “Океанприбор”», ОАО «Концерн “Мо_

ринформсистема – Агат”», ОАО «Гранит_Электрон». Можно указать только одно противопо_

ложное решение, касающееся топливной промышленности: акции 77 обществ планировались

к внесению в уставный капитал ОАО «Российская топливная компания», однако создание по_

следней в итоге было признано нецелесообразным.

ным причинам не обсуждался («ЮКОС»). Второй – сделка по приобретению

«Газпромом» «Сибнефти», принесшая основному бенефициару компании 13

млрд долл. и возможность легитимно распоряжаться ими в России и за рубе_

жом. На ее фоне все предыдущие продажи Millhouse Capital (алюминий и др.)

выглядят мелко. Имея даже скромное представление о порядке ведения дел с

государством, можно предположить наличие значительных трансакционных

издержек, которые взял на себя бенефициар. Но дело даже не в этом.

Два кардинально противоположных сценария завершения бизнеса, соз_

дававшегося примерно одинаковыми (отнюдь не всегда законными) методами

в течение примерно равного периода (около 10 лет) и в равной степени благо_

получного с экономической точки зрения – идеальная иллюстрация того, что

представляет собой частная собственность в современной России и насколько

значима – в отличие от современного западного мира – ее причастность к вер_

ховной политической власти (как, например, в странах Древнего Востока).

Между указанными крайними вариантами – широкий спектр возможных

компромиссных решений, в русле классической традиции относимых к кате_

гории «предложение, от которого невозможно отказаться». Указанные сделки

также весьма трудно отнести к рыночным, так как при видимости справедли_

вой рыночной цены в распоряжении государства всегда остаются аргументы

из «дела “ЮКОСа”». В мае 2005 г., по некоторым данным, ставился вопрос о

продаже «Газпрому» доли российских акционеров ТНК_BP (50%), в январе

2006 г. – 30% акций «Аэрофлота», находящихся в собственности НРК, одному

из крупнейших государственных банков или Газпромбанку.

По некоторым прогнозам на 2006–2007 гг., объектами национализа_

ции или поглощения со стороны государственных компаний, могут стать

«Норильский никель» (51% акций, 8 млрд долл.), Промстройбанк (1,5 млрд

долл.), Уральская горно_металлургическая компания – УГМК (5 млрд

долл.), «Сургутнефтегаз» (62 % акций, 20 млрд долл.), «Воссибнефтегаз»

(130 млн долл.), «Томскнефть», «Самаранефтегаз», Ачинский НПЗ, Ангар_

ская нефтехимическая компания (совокупно 8,5 млрд долл.), Сызранский

НПЗ, Куйбышевский НПЗ, Новокуйбышевский НПЗ (0,5 млрд долл.), ТНК_

BP (50% акций в собственности российских акционеров – 9–10 млрд

долл.), «Силовые машины» (450 млн долл.), «Уралкалий» (2 млрд. долл.),

«Сильвинт» (1 млрд долл.).35 Национализация продолжится в нефтегазовом

секторе, затрагивая также горнодобывающую отрасль и сегменты химиче_

ской промышленности. Вероятной является национализация в транспорт_

ной отрасли для контроля экспортно_импортных поставок (морские, же_

лезнодорожные и авиахолдинги).

При заметно возросшем прямом участии государства в экономике Рос_

сии особенно актуальным становится вопрос о возможных целях и последст_

виях данного процесса.

35 Слияния и поглощения. 2005. № 12 (34). С. 13–15.