Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

3.5.6. Частные компании в национальной инновационной системе

Крупный бизнес во всех развитых странах является основным источни_

ком финансирования исследований и разработок; в исторической ретроспек_

тиве его роль возрастает. В России крупный бизнес также начинает активнее

инвестировать в инновационную деятельность, однако достоверных данных о

размерах финансирования НИОКР со стороны бизнес–сектора нет. За ред_

ким исключением компании не показывают расходы на НИОКР в своих еже_

годных отчетах. Отчасти такое поведение было связано с тем, что Налоговый

кодекс (часть II, ст. 262 и 270) не поощрял компании к вложениям в НИОКР и,

более того, способствовал укрытию истинных расходов на НИОКР. Согласно

п. 2 ст. 262 НК в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерально_

го закона от 6 июня 2005 г. № 58_ФЗ, расходы налогоплательщика на НИОКР,

осуществлявшиеся в целях создания новых или совершенствования приме_

няемых технологий, создания новых видов сырья или материалов, которые не

дали положительного результата, подлежали включению в состав прочих рас_

ходов равномерно в течение трех лет в размере, не превышающем 70% фак_

тически осуществленных расходов. Вложения в НИОКР являются рисковыми,

и точно предсказать их результат не всегда возможно. Поэтому такая норма

фактически означала потери для компании в случае осуществления ею инно_

Президента РФ от 27 марта 1996 г. № 424 «О некоторых мерах по усилению государственной

поддержки науки и высших учебных заведений Российской Федерации».

34 Постановление Правительства РФ от 27 апреля 2005 г. № 260 «О мерах по государственной

поддержке молодых российских ученых – кандидатов наук и их научных руководителей, моло_

дых российских ученых – докторов наук и ведущих научных школ Российской Федерации».

вационной деятельности. В новой редакции НК такие расходы будут списы_

ваться в полном объеме, и, может быть, теперь данные о НИОКР в бизнес–

секторе станут более открытыми.

Выборочные данные по некоторым компаниям позволяют сделать вы_

вод, что финансирование науки со стороны бизнес–сектора в целом растет и

что продолжается развитие внутрифирменной науки. Фактическое положе_

ние дел несколько лучше, чем о нем можно судить исходя из данных офици_

альной статистики, собираемой Госкомстатом. Так, расходы на НИОКР четы_

рех компаний («Газпром», АвтоВАЗ, «Северсталь» и ГМК «Норильский

никель») в 2004 г. составили более 4 млрд руб., что, для сравнения, превыша_

ет государственные ассигнования на поддержку вузовской науки, запланиро_

ванные в бюджете 2006 г. Компания «Русский алюминий» потратила на

НИОКР и обновление технологий за последние 4 года несколько миллиардов

долларов; «Силовые машины» тратят на НИОКР около 30 млн долл. в год.

Вместе с тем российский бизнес очень неоднороден, и далеко не все

компании могут финансировать НИОКР. Согласно данным исследований

ЦЭМИ РАН, 20% отечественных предприятий находятся в тяжелом финансо_

вом положении, 45% – в положении средней тяжести, 30% – в удовлетвори_

тельном и только 5% – в хорошем. При этом, по данным конъюнктурных опро_

сов ИЭПП, большинство предприятий занимается инновационной

деятельностью за счет собственных средств (71%) и кредитов банков (12%)35.

В компаниях, финансирующих научные исследования, затраты на внут_

рифирменные НИОКР превышают аутсорсинг (то есть заказы внешним орга_

низациям, включая государственные НИИ и вузы). Все большее число компа_

ний создает собственные научные подразделения либо покупает бывшие

отраслевые институты («Русский алюминий», «Силовые машины», «Нориль_

ский никель»)36. Однако аутсорсинг растет более высокими темпами, чем раз_

ворачиваются внутрифирменные исследования, хотя его доля в общих расхо_

дах на НИОКР частных фирм остается скромной.

В отношениях компаний со сторонними научными организациями есть

ряд проблем. Во_первых, представители бизнеса и науки говорят на разных

языках, и для их взаимодействия важно наличие института посредников (тех_

нологических брокеров, консалтинговых служб, центров трансфера техноло_

гий). В настоящее время таких посредников крайне недостаточно, а сами ин_

ституты пока не умеют представлять свои проекты с наиболее выигрышной

стороны. Во_вторых, в институтах с их устаревшей материальной базой чрез_

вычайно сложно переходить от разработки опытного образца к серийному

производству. Наличие одного лишь опытного образца не всегда является

для бизнеса убедительным доказательством того, что изобретение будет ра_

ботать в промышленных масштабах. В_третьих, научным институтам, особен_

35 Согласно данным Госкомстата, доля собственных средств предприятий в общих расходах

на инновации составляет 88,3%. Источник: Инновации в цифрах: 2004. М.: ЦИСН, 2005, С.94.

36 Имамутдинов И., Медовников Д. За бортом Ноева ковчега // Эксперт, № 1–2, 16 января

2006 г.

но государственным, привычнее работать по хозяйственным договорам на

выполнение НИОКР, которые могут завершаться написанием научного отче_

та. Научных организаций, способных работать с бизнесом, не так много.

В_четвертых, многие предприятия предпочитают использовать давно сло_

жившиеся связи для заказа НИОКР, контактируя при этом не с институтами, а

с отдельными командами или учеными. Такой избирательный аутсорсинг

объясним, поскольку хорошо известно, что научные организации не являются

однородными, и бизнесу выгоднее заключать контракт с группой эффективно

работающих ученых, чем иметь дело с бюрократической структурой институ_

та в целом. Правда, в условиях имеющихся пробелов в области нормативно_

правового регулирования прав на результаты научно_технической деятельно_

сти институты при таком аутсорсинге нередко теряют интеллектуальную соб_

ственность. Сами компании, в том числе крупные, по показателям патентной

активности пока уступают ведущим российским университетам. Например,

«ЛУКОЙЛ» со всеми своими дочерними компаниями имеет не более 300 па_

тентов37.

В целом стимулом для компаний к вложениям в НИОКР является наличие

конкуренции, поэтому наиболее активно финансируют НИОКР те компании,

которые работают на международном рынке. Важным фактором является

также действие антимонопольного законодательства, но в России оно пока

слабое и не является препятствием для работы крупных компаний. Большое

значение имеют и другие институциональные сигналы, которые поощряют

инвестиции в НИОКР. К ним, например, относятся различные виды государ_

ственно_частных партнерств. Партнерства могут реализовываться через со_

финансирование НИОКР компании, которые она полностью или частично за_

казывает у сторонних научных организаций, либо путем финансирования

НИОКР, выполняемых в НИИ по заказу промышленности. Степень участия го_

сударства в финансировании крупных совместных проектов зависит от того,

какой вид работ поддерживается. При софинансировании фундаментальных

исследований доля государства, по усредненным данным для зарубежных

стран, составляет около 75%, при поддержке прикладных исследований –

50% и 25% – при софинансировании опытно_конструкторских разработок. В

российских мегапроектах, которые на сегодняшний день позиционируются

как практически единственный вид государственно_частного партнерства,

проработки этого вопроса не было. Тематика мегапроектов свидетельствует

о том, что они нацелены на решение частных технологических проблем, а не

масштабных задач. Пока окончательные выводы о результатах реализации

мегапроектов сделать сложно, поскольку первые из начатых мегапроектов

завершаются только в 2006 г. Согласно оценкам специалистов, успешными

будут около половины профинансированных проектов.

Таким образом, отмечая в целом положительную тенденцию роста уча_

стия предпринимательского сектора в поддержке науки, следует заметить,

что расходы на НИОКР остаются достаточно скромными, особенно в науко_

37 Поиск, № 18–19, 13 мая 2005 г. С.3.

емких отраслях. В России пока нет высокотехнологичных корпораций, спо_

собных к решению крупномасштабных технологических задач.