Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

2.3. ФУНКЦИИ ПОТРЕБЛЕНИЯ И СБЕРЕЖЕНИЯ В КЕЙНСИАНСКОЙ МОДЕЛИ

В интерпретации классической модели периодические кризисы перепроиз-

водства, случавшиеся в рыночном хозяйстве, были результатом превыше-

ния совокупного предложения над совокупным спросом при прежнем

уровне цен. Для восстановления равновесия и полной занятости требова-

лось снижение цен, что и предписывалось рыночному механизму. Главным

действующим лицом в этом процессе выступали те, кто стоял на стороне

предложения товаров, т. е. предприниматели: они снижали заработную

плату, вслед за чем сокращались производственные издержки и падали це-

ны. А дальше все шло в соответствии с законом Сэя —"предложение соз-

давало свой собственный спрос'1.

Однако картина меняется радикальным образом, если совокупное пред-

ложение находится в рамках жестких цен. В этом случае экономические

кризисы являются уже не результатом избытка предложения, а следствием

нехватки спроса. А это далеко не одно и то же ни с теоретической, ни

с практической точек зрения. Равновесие в экономике достигается уже

не снижением уровня цен, а сокращением предложения. В результате мы

имеем равновесие при неполной занятости. Установление же равновесия

при полной занятости предполагало повышение совокупного спроса до

потенциального уровня национального выпуска. Почему в экономике

образуется недостаток совокупного спроса и каким образом он может быть

увеличен —одно из центральных и новаторских положений кейнсианской

экономической теории.

В самом общем виде совокупный спрос в кейнсианской модели распа-

дается на четыре компонента: потребление С, частные инвестиции /,

государственные расходы G и чистый экспорт Хп. Однако главными

в этом перечне являются два первых компонента. Так, в современных

условиях на долю потребления приходится около 2/з всей суммы совокуп-

ных расходов. Поэтому потребительские планы домашних хозяйств —од-

на из важнейших детерминант поведения экономики. В условиях жестко-

сти цен эти планы строятся, ориентируясь исключительно на доход как на

единственный источник информации о состоянии рынка. Свой доход до-

машние хозяйства склонны использовать только двумя способами: на по-

требление С и на сбережение S. Если вспомнить, что сбережения пред-

ставляют собой превышение дохода над потребительскими расходами, то

станет ясно, что увеличение доли сбережений означает адекватное умень-

шение доли потребления, и наоборот. Отсюда следует, что:

где Y —национальный (располагаемый) доход.

В свою очередь и потребление и сбережение зависят от размеров дохода.

Отношение размеров потребления к величине дохода отражает сложив-

шуюся на данный момент среднюю склонность населения к потребле-

нию АРС (averagepropensity to consume):

Отношение суммы сделанных сбережений к величине дохода показыва-

ет среднюю склонность к сбережениям APS (averagepropensity to save):

Итак, в отличие от представителей классической школы Дж. Кейнс рас-

сматривал сбережения как функцию не от процентной ставки а от разме-

ров дохода:

Точно так же и потребление есть функция от дохода:

Характеризуя эту функцию, Дж. Кейнс приходит к следующему выводу:

"Основной психологический закон, на который мы можем положиться не

только a priori, исходя из нашего знания человеческой природы, но и на

основании детального изучения опыта, состоит в том, что люди склонны,

как правило, увеличивать свое потребление с ростом дохода, но не в той же

мере, в какой растет доход"'.

Смысл определенного таким образом основного психологического за-

кона очевиден: если доход изменяется, то потребление также меняется в

том же направлении, но изменение потребления меньше, чем изменение

дохода. Соотношение между изменением потребления и вызвавшим его

изменением дохода называется предельной склонностью к потреблению

МРС (marginalpropensity to consume). Если обозначить AY прирост дохода,

а АС прирост потребления, то получим:

Наряду с понятием предельной склонности к потреблению Дж. Кейнс

вводит понятие склонности к сбережению. Предельная склонность к

сбережению MPS (marginal propensity to save) определяется отноше-

нием изменения величины сбережений AS к вызвавшему его изменению

дохода AY:

Эти показатели дают представление о том, какую часть дополнительной

единицы дохода домашние хозяйства потребляют, а какую сберегают. Ка-

ково же соотношение между предельной склонностью к потреблению и

предельной склонностью к сбережению? Для того чтобы ответить на этот

вопрос, достаточно рассмотреть тот экономический процесс, который

скрывается за понятиями предельной склонности к потреблению и пре-

дельной склонности к сбережению.

Если общий доход возрастает, то домашние хозяйства направят часть

прироста дохода на потребление, а другую часть —на сбережение. По-

КепнсДж. Общая теория занятости, процента и денег. М., 1978. С. 90.

скольку не существует третьего возможного предназначения дополнитель-

ного дохода, то сумма изменения потребления и изменения сбережения

должна быть обязательно равна изменению дохода:

Но тогда

В геометрической интерпретации величина МРС равна тангенсу угла

наклона кривой потребления С. В свою очередь, соотношение между по-

треблением С и доходом Y характеризуется линейной зависимостью и мо-

жет быть выражено следующим образом:

где —уровень потребления домашних хозяйств, соответствующий

ситуации, когда их текущий доход равен нулю; он называется

автономным потреблением (именно потому, что не зависит от

дохода).

При отсутствии текущего дохода (или даже при его наличии, но недос-

таточных размерах) домашние хозяйства будут жить, "залезая в долги" или

распродавая ранее накопленное имущество ("отрицательное сбережение").

Таким образом, мы располагаем всеми необходимыми данными для

графического изображения функции потребления и функции сбережения

(рис. 2-4).

Учитывая, что величины потребления и сбережений —это две части

одного и того же дохода, не кажется удивительным, что график сбереже-

ний, расположенный под графиком потребления, является по сути зеркаль-

ным отражением кривой потребления. Вспомогательная линия, проведен-

ная под углом 45° на верхней части рисунка, отражает гипотетическую си-

туацию, когда потребление точно соответствует располагаемому доходу

при любой его величине (т. е. нет ни долгов, ни сбережений). Ее ввел

в анализ П. Самуэльсон в процессе формализации кейнсианской модели.

По его словам, ≪пересечение кривой функции потребления с линией,

проведенной под углом 45°, дает нам простейший "кейнсианский крест",

который можно сравнить с пересечением линий спроса и предложения у

Маршалла≫. Действительно, по экономическому содержанию "кейнсиан-

ский крест'1 можно интерпретировать как модель совокупного спроса и

совокупного предложения в масштабе национальной экономики.

При доходе меньше YF (слева от точки пересечения Е) потребление

превышает располагаемый доход. На нижнем графике это соответствует

ситуации "отрицательных сбережений" (домашние хозяйства с доходом

меньше YF живут "в долг"). Точка пересечения Е определяет единственное

(при прочих неизменных условиях) значение функции потребления, когда

потребление равно доходу, а сбережения равны нулю.

При доходе, большем УЕ (справа от точки Е), потребление становится

меньше текущего дохода. У домашних хозяйств появляется возможность

часть дохода сберегать (нижний график).

Первая эмпирическая проверка кейнсианского анализа потребления

была проведена в США в 1942 г. На основании данных о динамике потреб-

ления и дохода американцев за период с 1929 по 1941 г. ученым удалось

вывести потребительскую функцию для США начала 40-х гг. Она имела

вид (в млрд. долл.):

В ходе неоднократных проверок удалось установить, что подсчеты,

произведенные на основе полученной формулы, достаточно хорошо корре-

лируются со статистическими данными о доходах и потреблении домаш-

них хозяйств за короткий (2-4 года) период. С тех пор потребительская

функция Дж. Кейнса широко применяется для краткосрочного макроэко-

номического анализа во многих странах. Так, в ФРГ в середине 1970-х гг.

потребительская функция имела вид (в млрд. марок):

для России в начале 1990-х гг. она выглядела следующим образом (в млрд.

руб.):

Однако предпринимавшиеся попытки использовать кейнсианскую

потребительскую функцию для долгосрочных прогнозов не увенчались

успехом. Дело в том, что кейнсианский анализ с самого начала был ори-

ентирован исключительно на краткосрочный период развития эконо-

мики. За более продолжительные промежутки времени потребительский

спрос подчиняется несколько иным закономерностям, которые не вписы-

ваются в "основной психологический закон'1 Дж. Кейнса. Впервые это

обнаружил известный американский экономист С. Кузнец, проанализи-

ровавший данные о динамике ВНП США и его составных частях с 1869

по 1938 г.

В своем исследовании С. Кузнец среди прочих рассмотрел и вопрос о

соотношении потребительских расходов и уровня совокупного дохода в

экономике и пришел к выводу, что средняя склонность к потреблению АРС

за этот промежуток времени оставалась практически неизменной и состав-

ляла примерно 0,86 независимо от величины дохода. В краткосрочном

периоде АРС нередко отклонялась от этого значения, но с возрастанием

рассматриваемого периода неизменно приближалась к нему. Это значит,

что в долгосрочном периоде потребительская функция для США имела

следующий вид: С = 0,86У. Коэффициент 0,86 получил название долго-

срочной склонности к потреблению и при эмпирической проверке обнару-

жил достаточно высокую стабильность в длительном периоде —величина

его практически не меняется в течение десятилетий независимо от измене-

ния текущего дохода.

Такое поведение потребительского сектора в длительном периоде вы-

звало немалый интерес у ряда видных экономистов, которые на основе

проведенного анализа сформулировали несколько гипотез, объясняющих,

почему на длительных промежутках времени средняя склонность к по-

треблению изменяется пропорционально изменению дохода.

Внимание экономистов было обращено на силы, которые имели тен-

денцию сокращать сбережения в пользу долгосрочного потребления.

Некоторые авторы, в частности Ф. Модильяни, считали, что рост потреб-

ления пропорционально доходу мог объясняться улучшением существую-

щих товаров и постоянным появлением новых товаров, которые поглощали

дополнительный доход каждой социальной группы. Но нужно особенно

отметить три гипотезы, выдвинутые для обоснования пропорционального

характера потребления по отношению к доходу:

а) относительного дохода;

б) перманентного дохода;

в) жизненного цикла.

Гипотеза относительного дохода, сформулированная Дж. Дьюзенбер-

ри с использованием психологического объяснения, говорит о том, что

уровень потребления зависит одновременно от соревнования внутри соци-

альной группы и эффекта подражания (демонстрации), который определя-

ется соревнованием, с одной стороны, и постоянным стремлением к более

высокому уровню жизни — с другой. Отсюда следует, что индивидуальное

потребление (и сбережение) является функцией не абсолютного уровня

дохода (как у Дж. Кейнса), а относительного положения индивида на

шкале доходов. Функция сбережения в этом случае может быть записана

следующим образом:

г д е —средний доход;

—соответственно индивидуальное сбережение и индивидуаль-

ный доход.

Гипотеза перманентного дохода, разработанная М. Фридменом, кон-

статирует, что во многих случаях доходы домашних хозяйств подвержены

существенным изменениям от периода к периоду, тогда как потребитель-

ские расходы показывают относительно большую стабильность. При этом

потребительские расходы скорее связаны не с текущим доходом домаш-

них хозяйств, а с достигнутым средним доходом, предполагаемым для ряда

периодов нормальным и постоянным (перманентным).

Данная гипотеза позволяет объяснить, как домашние хозяйства изменя-

ют свое потребление при временных изменениях в доходах. Предположим,

например, что уровень доходов какой-либо семьи падает из-за решения

одного из ее членов уйти на 10-месячные курсы повышения квалифика-

ции. Если бы потребление изменялось пропорционально доходу, то данная

семья сократила бы свои потребительские расходы в той же мере, в какой

упал уровень доходов. Однако гипотеза перманентного дохода говорит,

что типичной реакцией домашнего хозяйства на временное падение дохо-

дов будет не сокращение потребления в той же пропорции, что и доход, а

сокращение сбережений или решение взять в долг, чтобы поддержать сло-

жившийся уровень жизни.

Гипотезу перманентного дохода разделяют и другие авторы. Так,

Ф. Модильяни и Дж. Дьюзенберри указывают на то, что уровень потребле-

ния в течение определенного периода зависит от самого высокого уровня

доходов, достигнутого в ходе предшествующего периода. Это значит, что

домашние хозяйства имеют тенденцию увеличивать свои расходы, когда

общий уровень дохода возрастает в течение длительного времени. Напро-

тив, когда доходы падают в течение короткого периода, потребители

стремятся защитить достигнутый уровень жизни таким образом, что по-

требление уменьшается относительно более медленно, чем доход. Этот

феномен сопротивления потребительских привычек получил у них назва-

ние эффекта защелки.

Однако гипотеза перманентного дохода М. Фридмена неоднократно

оспаривалась рядом экономистов. Так, например, Р. Барр пишет, что, даже

"если допустить, что в течение длительного периода потребление имеет

тенденцию увеличиваться пропорционально совокупному доходу и что

сбережение составляет относительно постоянный процент этого дохода,

нельзя забывать, что форма и положение потребительской функции могут

меняться, если произойдут важные структурные сдвиги в экономике".

Среди них автор отмечает прежде всего "изменения в распределении

национального дохода, в возрастной структуре населения и в националь-

ных обычаях потребления и сбережения" .

Гипотеза жизненного цикла, выдвинутая Ф. Модильяни и отмеченная в

1985 г. Нобелевской премией, ставит потребление в зависимость не только

от текущего располагаемого дохода, но и от величины дохода за период,

равный длине жизненного цикла индивидуума или семьи. В основе гипоте-

зы лежит широко используемая в современном экономическом анализе

концепция ожидания, согласно которой, текущее потребление находится

под влиянием будущих доходов. Так, домашние хозяйства, имеющие высо-

кие доходы, но ожидающие их сокращения в будущем, будут экономить.

Напротив, домашние хозяйства, ожидающие повышения доходов в буду-

щем, берут сегодня займы и стремятся жить в долг, повышая тем самым

уровень своего текущего потребления.

Таким образом, гипотеза жизненного цикла объясняет, например, поче-

му уровень жизни молодых семей гораздо выше, чем это могли бы позво-

лить их доходы. Как правило, такие семьи приобретают блага (скажем,

дом) в кредит с большой рассрочкой, поскольку ожидают, что в будущем

их доход возрастет в связи с продвижением по службе и повышением зара-

ботной платы, что позволит им вернуть в будущем долг и проценты. На-

против, пожилые работники, возраст которых приближается к пенсионно-

му, зачастую ограничивают свое потребление из текущих доходов, ожидая

уменьшения последних после ухода на пенсию.

Как видим, экономический смысл рассмотренных гипотез состоит в

том, что в коротком периоде уровень потребления может быть выше или

ниже текущего располагаемого дохода, поскольку на него оказывают

влияние прошлые или ожидаемые доходы.

Характерно, что долгосрочные потребительские функции, выведенные

М. Фридменом и Ф. Модильяни, практически совпали с формулой, получен-

ной С. Кузнецом статистическим путем: С = 0,86F. Это значит, что гипотеза

о постоянстве долгосрочной склонности к потреблению получила и теоре-

тическое, и эмпирическое подтверждение, что имеет весьма важное значе-

ние для долгосрочных макроэкономических оценок и прогнозов. Для крат-

косрочного же анализа по-прежнему используется кеинсианская модель.

Барр Р. Политическая экономия: В 2 т. Т. 2. М, 1994. С. 420.