Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

3. Как протекала маржиналистская революция

Со словом «революция» как в науке, так и в обществе мы при-►нош связывать нечто новаторское, знаменующее разрыв с сущест-'ующим порядком. В данном случае этот термин следует употреблять ^Оговорками.

Прежде всего отметим, что у лидеров маржиналистской револю­ции были предшественники. Если относить к ним всех мыслителей, |>(>| менявших меновую ценность благ комбинацией их полезности и лети, то'начинать вообще следует с Аристотеля. Эта традиция олжалась в работах средневековых схоластов и uXVIFI в.достиг-тболылего развития в творчестве Галиани. Однако ее предста-in не дошли до использования категории предельной полезнос-рамках этой традиции был разрешен и знаменитый «парадокс и алмаза»: жизненно необходимая вода, как правило, ценится в сущности ненужного алмаза. Этот парадокс, используемый пками теории, объясняющей ценность полезностью, был разре-кь 11 Джоном Л о еще в 1705 г. Однако Смит вновь поднял его «на щит», что лишний раз свидетельствует о том, что большая часть информ,1 ции в истории экономической мысли не доходила до следующих по колений. Еще раз парадокс, который к тому времени получил назвд ние «парадокса Смита», разрешили маржиналисты: предельная по лезность единицы йоды, имеющейся в большом количестве, оказы вается ниже предельной полезности редкого алмаза, хотя если мы возьмем все запасы воды на земле, то они, конечно, будут представ лять неизмеримо большую ценность, чем все запасы алмазов.

Если же рассматривать предшественников маржинализма боле;1 узко и причислять к ним только тех экономистов, которые разрабл тывали основные идеи предельного анализа, то следует отметить, чт в первой половине XIX в. эти идеи возникали в разных странах Евро пы. Такие концепции маржинализма, как закон убывания пределi> ной полезности, потребительский излишек, предельная производи тельность и т.д., были сформулированы в 1830—50-е годы Р. Джен нингсом, С. Лонгфилдом и П. Ллойдом в Англии, Ж. Дюпюи и О. Вальрасом (отцом Л. Вальраса) во Франции, ГГ. Госсеном и И.Тю неном в Германии. Что касается Госсена, то он впервые изложил их и систематизированном виде и вполне заслужил титул первого после довательного маржиналиста в истории экономической мысли. Ею вклад в теорию ценности заслуживает специального рассмотрения

Германн Генрих Госсен (1810-1858) — яркий пример ученого, one редившего свое время. В своей работе «Развитие законов человеческаго общения и вытекающих из них правил человеческой деятельности» (1854) он изложил общую (не только экономическую) теорию человеческой деятельности, направленной на максимизацию удовольствий, которая была основана на принципах предельной полезности.]Теорию Госсена (как и появившуюся позднее теорию Джевонса) мож-j но назвать утилитаристской по содержанию и математической по фор­ме. Госсен сформулировал несколько законов, которым подчиняют­ся получаемые людьми удовольствия, из которых наибольшую изе стность получили два, названные позднее другими исследователя)! (Визером и Лексисом) первым и вторым законами Госсена. Перв\ закон Госсена отражает принцип убывания предельной полезное или, как выражается сам автор, полезности последнего атома бла( «Величина одного и того же удовольствия постоянно уменьшает вплоть до насыщения, по мере того как мы без помех испытывав это удовольствие»9. Второй закон Госсена описывает основное уел вие, при котором может быть достигнут максимальный уровень лучаемых удовольствий, «Для того чтобы достигнуть максимальной

суммы удовольствий, индивид, имеющий выбор между различными нидами удовольствий, но располагающий недостаточным временем, ч i обы испытать их все, обязан,.. испытать их все частично еще до того, как он полностью испытает наиболее сильное из них. Отношение между ними должно быть таким, что в момент прерывания величина исех удовольствий одинакова»10. Развивает Госсен теорию производ-стиа, согласно которой мы трудимся до тех пор, пока тяготы труда не становятся равными получаемым от производимых благ удовольст-ниям, и теорию обмена (обмен продолжается до тех пор, «пока не урав­няется ценность последних единиц двух находящихся в распоряже­нии благ»п). Таким образом, в книге Госсена содержится цельная фор­мулировка теории предельной полезности (в варианте, наиболее близком к последующей теории Джевонса), оснащенная к тому же алгебраическим и геометрическим аппаратом. Однако его работа, которая, по мнению автора, должна была произвести переворот в науке об об­ществе, не получила признания, и разочарованный автор скупил и уничтожил большую часть тиража.

Лишь после того, как удивленный Джевонс в 1870-е годы открыл,

что практически все основные идеи его теории обмена содержатся в присланной ему случайно купленной у букиниста книге забытого

немецкого автора, труд Госсена был переиздан в 1889 г.

Сказанное нами о Госсене можно повторить и применительно к

другим авторам, развивавшим маржиналистские идеи в предшествующую эпоху: они не получили известности, не оказали влияния на сонременников и были забыты, так что Менгеру, Джевонсу и в меньшей степени Вальрасу, унаследовавшему маржиналистские взгляды отца, пришлось открывать все заново.

Надо сказать, что книги лидеров маржиналистской революции такж.е не получили большого резонанса в среде коллег-экономистов.

Пооскольку всемирного научного сообщества экономистов в то время еще не сложилось и новые теории с трудом переводились на иностранные языки и преодолевали национальные границы, Джевонс, 1 l-игер и Вальрас долгое время даже не знали о существовании друг друга и современники не объединяли их в одну группу. Только с середины 1880-х годов благодаря активной деятельности учеников Мен-фа Е. Бём-Баверка и Ф. Визера и ученика Вальраса В. Парето, а также Маршалла, пришедшего к маржиналистским взглядам независи­мо от Джевонса, маржинализм стал завоевывать господствующие по­рции в экономической мысли. Таким образом, его триумф оказался Отложенным на несколько десятилетий.

4. Причины и последствия маржиналистской революции

Казалось бы, можно сделать вывод, что маржиналистская рево­люция и особенно ее датировка 1870-ми годами - это в какой-то мере следствие «оптического обмана», явление, заметное только при рет­роспективном взгляде с большой исторической дистанции и обязан­ное случайному совпадению выхода в свет трех выдающихся книг. Однако вместе с тем следует отметить, что именно произведения трех «революционеров» 1870-х годов и их последователем определили но­вый облик господствующего течения в экономической науке. Это за­ставляет нас предположить, что победа маржинализма именно в тот период имела закономерный характер.

Предпосылки этой победы следует искать, как представляется, не в экономической и социальной действительности, ведь экономичес­кие, социальные и политические условия Англии, Австро-Венгерской монархии и Швейцарии 1870-х годов имели мало общего.

В рамках марксистской литературы распространилась точка зре­ния, согласно которой маржиналистская теория выполняла в капи­талистическом обществе «идеологическую» функцию - функцию оправдания существующего общественно-экономического порядка (status quo)12. Напомним, что если классическая политическая эко­номия придерживалась пессимистических взглядов на будущее ка­питализма, то маржиналистская теория, работающая с оптимальны­ми раннонесными состояниями, как бы неявно исходит из того, что существующий порядок обеспечивает эффективную аллокацию ре­сурсов. В то же время маржинализм является весьма абстрактной те­оретической системой, так что оправдание status quo {если его можно там найти) находится не на практическом, а на чисто философском уровне. Показательно, что лидеры маржинализма имели самые раз-

личные политические взгляды от либеральных (Менгер) до близких к социалистическим (Вальрас, Визер). В этой связи вряд ли можно согласиться с тем, что маржинализм был выдвинут как идеологичес­кая альтернатива экономическому учению марксизма, выросшего из классической теории Рикардо13.

Причины победы маржиналистской революции лежат скорее внут­ри самой экономической науки. Решающее значение здесь имела «эко­номность» маржиналистской теории, применяющей одинаковые прин­ципы исследования (см. выше) и аналитический инструментарий к лю­бым хозяйственным (и, как окажется впоследствии, не только хозяйст­венным) явлениям и проблемам. Эта универсальность метода и инстру­ментов анализа, формирование единого языка экономической теории — предельного анализа, возможность ее формализации безусловно сыгра­ли огромную роль в прогрессе и профессионализации нашей науки и привели к образованию мирового научного сообщества экономистов. Не случайно именно к периоду после маржиналистской революции от­носятся создание национальных экономических ассоциаций и профес­сиональных журналов в Англии, США и других странах. Однако не сле­дует забывать, что ценой, заплаченной за достижение этой цели, стал более абстрактный уровень анализа, чем у классической и историчес­кой школ, радикальное упрощение образа человека (как рационального максимизатора) и образа мира (как равновесного состояния).

Ранний маржинализм принято разделять по «языковому призна­ку» (как уже упоминалось, перевод экономических книг на иност­ранные языки в то время был редкостью) на три основные «школы»: немецкоязычную австрийскую или венскую (Менгер, Бём-Баверк, Визер), франкоязычную лозаннскую (Вальрас, Парето) и англоязыч­ную, с которой дело обстоит наименее ясно. Обычно в эту группу включаются У.С. Джевонс, Ф.И. Эджуорт и Ф.Г. Уикстид, иногда до­бавляются Маршалл и его последователи из Кембриджа (и тогда шко­лу называют Кембриджской, хотя первые трое названных экономис­тов не имели к Кембриджу никакого отношения) или Дж.Б. Кларк (в этом случае школу называют англо-американской). Эти «школы» обладают большой спецификой и заслуживают отдельного рассмот­рения, чему будут посвящены следующие лекции.

Рекомендуемая литература

Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М, 1994. Гл. 8.