Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

2. Экономия и хрематистика

В докапиталистических обществах традиционный тип поведения был господствующим, но не единственным. Образцы поведения, на­целенного наличное обогащение (однотипного с тем, что выше на­звано рациональным поведением в современном смысле слова), так­же имеют давнюю историю. Выдающийся мыслитель Древней Гре­ции Аристотель (IV в. до н.э.) был, вероятно, первым, кто предпри­нял попытку анализа такого поведения.

«Существует ли предел богатства?» - вот вопрос, которым задал­ся Аристотель и ответил на него положительно. Такой ответ может озадачить современного читателя, но он логически следовал из арис­тотелевского понимания богатства как «совокупности средств... необ­ходимых для жизни и полезных для государственной и семейной общи­ны» . Иными словами, если условия нормальной жизни обеспечены и люди защищены от голода, холода и ненастья, значит, богатство (как совокупность именно средств*) имеется в достатке. Подразумевалось,

что наличие богатства как раз и дает свободному человеку возмож­ность заниматься достойными его делами — такими, как служение обществу или совершенствование в «беспредельных» по своим целям науках и искусствах.

Этот взгляд на богатство лежит в основе знаменитого противопо­ставления «экономии» и чхрематистики». Широко известная, но уп­рощенная его версия сводится к разграничению искусства ведения хозяйства («экономии»), которое, по выражению Аристотеля, «заслу­живает похвалы», и искусства накопления денег, или наживы («хре-матистикиь), которое, напротив, «по справедливости вызывает пори­цание». Более внимательное прочтение античного мыслителя, пред­ложенное американским экономистом и антропологом К. Полани^ показало, что мысль Аристотеля богаче. Хрематистика (от греч. хре-мата — предметы необходимости) — это умение обеспечивать себя предметами необходимости, искусство запасаться необходимым {во­все не только деньгами!). Хрематистика естественным образом до­полняет экономию как искусство пользоваться и распоряжаться наличным имуществом6. Аристотель не осуждал хрематистику в этом широком смысле — без запасов никакое хозяйство невозможно. Од­нако его интересовали цели, которым служило это искусство. Соот­ветственно, Аристотель выделял два вида хрематистики: один обес­печивает запасы, потребные для ведения хозяйства (экономии), дру­гой - нацелен на накопительство сверх таких потребностей. Запасы обычных продуктов имеют разумный предел, свою естественную гра­ницу - они портятся от времени, требуют много места для хранения и т.д. Словом, увеличивать их сверх меры - себе в убыток.

Иначе обстоит дело с накоплением денег. Согласно Аристотелю, деньги возникли из потребностей меновой торговли — в этом качест­ве они столь же необходимы, как и натуральные запасы, ибо способ­ствуют добыванию средств жизни. Однако накопление денег не име­ет той естественной границы, которая присуща натуральным запа­сам. В связи с этим Аристотель и фиксирует явление, по тем време­нам новое и необычное: «Все занимающиеся денежными оборотами

стремятся увеличить количество денег до бесконечности». То есть вме­сто того, чтобы быть средством, богатство само становится целью и начинает конкурировать с другими целями, более значимыми в тог­дашнем обществе. Отсюда и неприятие такого типа поведения. «В ос­нове этого направления, - пишет Аристотель, - лежит стремление к 'жизни вообще, но не к благой жизни». Так что дело не в самой хремати-стике, а в том особом тмпе поведения (сегодня мы называем его эко­номическим), который из нее вырастает.

Продолжая свою мысль, Аристотель выводит важное следствие: «...и так как эта жажда (жизни вообще в отличие от благой жиз­ни. - О.А.) беспредельна, то и стремление к тем средствам, которые служат к утолению этой жажды, также безгранично»7. В этих словах обозначено главное условие, при котором возникает проблема огра­ниченности (редкости) ресурсов — центральная проблема современ­ной микроэкономики, именуемая нередко экономической проблемой как таковой. Если накопление запасов (в том числе денежных) игра­ет служебную роль, то это значит, что потребность в них ограничена и может быть удовлетворена полностью. Тогда привычной для эко­номистов предпосылке ограниченности ресурсов просто нет места! И напротив, как только преобладающим принципом поведения лю­дей становится стремление увеличить свое богатство, ограниченность ресурсов оказывается неотъемлемой чертой всякой хозяйственной деятельности.

Таким образом, античное искусство «экономии» (домохозяйства) и современная экономическая теория, решающая проблему распре­деления ограниченных ресурсов, не просто различаются кругом яв­лений, включаемых в понятие «экономического». Суть дела и том, что они имеют дело с разными жизненными ситуациями. В Греции эпо­хи Ксенофонта и Аристотеля стремление к умножению денежного богатства не стало еще нормой поведения; более того, такое поведе­ние не вписывалось в заведенный порядок жизни. Осуждая накопле­ние денег, Аристотель стремился предупредить угрозу этому порядку. Отсюда критический пафос в его отношении к тем конкретным ви­дам деятельности, с которыми новый тип поведения был связан тес­нее всего: коммерческой торговле (в отличие от меновой, или бар­терной) и - особенно — ростовщичеству. Взгляды Аристотеля по этим вопросам вошли в общественное сознание и дали направление эко­номической мысли по меньшей мере на два тысячелетия вперед. Уже одного этого обстоятельства достаточно, чтобы специально остано­виться на этих темах.