Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

Капитал как вещное отношение

Есть ли, однако, основание говорить о неравноправии в отноше­ниях капиталиста и рабочего? Разве это не отношения свободного и | жвивалентного обмена между двумя самостоятельными агентами — продавцом и покупателем рабочей силы?

Известный современный американский экономист П. Самуэль-coii в развитие этой мысли однажды заметил, что в экономике с эф­фективно действующим рыночным механизмом, включающим рын­ки труда и управленческих услуг, никакие значимые экономические решения не должны зависеть от того, кто кого нанимает: капиталист — рабочих или рабочие (трудовые коллективы) — управляющих'. При этом теоретическая логика Самуэльсона предполагает, что во власти конкуренции находится даже разделение дохода капиталиста на по­требляемую и сберегаемую части: рост его потребления выше уровня рыночной платы за управление обрекает его на разорение. Аргумент Самуэльсона справедлив, если теорию капиталистической эксплуа­тации свести к «естественным» отношениям найма и распределения доходов.

Однако для Маркса капиталистическое отношение не сводится к таким отношениям. Подобно тому как товар — это вещное отношение товаропроизводителей, так и капитал в теории Маркса — это произ­водственное отношение с непременным вещным посредником в виде средств производства. В процессе функционирования капиталистиче­ского отношения этот посредник оказывается активным его участ­ником.

Маркс разграничивает формальное и реальное подчинение труда капиталу, показывая, что формальным оно было только на заре капи­тализма, когда по своему содержанию труд наемного рабочего не от­личался от труда независимого ремесленника. По мере развития ка­питализма, особенное распространением машинного производства, ситуация качественно меняется, причем капитал как вещь выступает активным фактором таких изменений. Маркс выделяет три этапа в развитии капиталистического производства:

а)         простую кооперацию, когда материальная база производства еще

не отличается от ремесла и функция капитала в самом процессе про­

изводства сводится к управлению;

б)         мануфактуру\ которая резко усиливает внутрипроизводствен­

ное разделение труда, предполагающее, по выражению Маркса, «бе-

зуслоеную власть капиталиста над людьми, которые образуют простые звенья принадлежащего ему совокупного механизма» . Именно на этом этапе подчинение труда капиталу становится реальным, а экономи­ческое превосходство мануфактурного производства над ремеслен­ным придает этим отношениям необратимость: «если первоначально рабочий продает свою рабочую силу капиталу потому, что у него нет материальных средств для производства товара, то теперь сама его индивидуальная рабочая сила не может быть использована до тех пор, пока она не запродана капиталу»*',

в) машинное фабричное производство, когда капитал, воплощен­ный в орудиях производства, полностью подчиняет себе рабочего: «Вмануфактуре рабочие являются членами одного -живого механизма. На фабрике мертвый механизм существует независимо от них, и они присоединены к нему как живые придатки» . Переход к машинному производству знаменует для Маркса еще один важный рубеж; теперь прогресс производства связан почти исключительно с обновлением и совершенствованием его технической базы. В результате происхо­дит «отделение интеллектуальных сил процесса производства от физи­ческого труда»10, и капитал ставит себе на службу не только труд сво­их рабочих, ной науку.

Неудивительно, что, возражая Самуэльсону, современные амери­канские марксисты продолжили именно эту линию Марксова ана­лиза, показывая, что сегодня и в развитии структур управления со­временными фирмами, и в технической политике развития произ­водства критерии эффективности далеко не всегда являются опреде­ляющими — отношения на производстве строятся так, чтобы закре­пить подчиненное положение рабочих .

Таким образом, для Маркса эксплуатация труда капиталом отнюдь не сводилась к формальному присвоению капиталистом части про­дукта. Маркс не раз прямо указывал, что, принуждая к прибавочно­му труду, капитал способствует развитию производительных сил и и этом заключается «одна из цивилизаторских сторон капитала»12. Для Маркса проблема эксплуатации - это прежде всего проблема кон­троля над прибавочной стоимостью как ресурсом общественного про-

гресса. Почему этот решающий для развития общества ресурс оказы­вается в распоряжении капитала и используется только в его интере­сах? Почему большая часть общества не имеет голоса при распреде­лении инвестиций и формировании технической политики и, следо­вательно, отчуждена от определения стратегии его развития? В рам­ках капитализма Маркс не видел позитивного ответа на эти вопросы.