Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

Структура капитала по Марксу

В то время как стандартное деление капитала на основной и оборотный связано со способом возмещения капитальных затрат в цене продукта (путем амортизационных отчислений, т.е. по ча­стям — в случае основного капитала; и полностью - в случае обо­ротного), Марксово деление капитала на постоянный и перемен­ный вытекает из его теории прибавочной стоимости. Постоянный капитал — это часть капитала, стоимость которого воспроизво­дится п цене продукта в неизменной величине («переносится» на цену продукта) - речь идет о капитальных затратах на средства производства, будь то оборудование (элемент основного капита­ла) или сырье и материалы (элементы оборотного капитала). Пе­ременный капитал — это часть капитала, авансируемая для найма рабочей силы; именно эта часть капитала вовлекает в производ­ство живой труд рабочих — источник всей вновь создаваемой сто­имости, и тем самым обеспечивает не только покрытие соответ­ствующих капитальных затрат (на зарплату), но и приращение первоначальной капитальной стоимости.

Таким образом, для стандартного капитала в сфере производ­ства (например, фермерского) будет справедливо следующее со­отношение:

Во-вторых, экономика разделена на два сектора (подразделения): производство средств производства (I подразделение — Q{) и произ­водство предметов потребления (II подразделение — Q2), в рамках которых создается весь общественный продукт. Таким образом, сто­имость общественного продукта может быть представлена как сумма стоимости продуктов двух подразделений:

Q, = С, + V, + Мх,

О2=Сг+Уг+М2.

В-третьих, Маркс лишь в особо важных для него случаях прово­дит различие между авансированным капиталом (запасом) и потреб­ляемым капиталом (потоком капитальных затрат). Как правило, он исходит из предположения, что годовые затраты постоянного и пе­ременного капитала совпадают по величине с их запасом по состоя­нию на начало соответствующего периода.

Наконец, Маркс предполагает закрытую экономику (без внешней торговли) и «чистый капитализм» — общество, состоящее только из двух классов: капиталистов и рабочих. При этом в соответствии с клас­сической традицией подразумевается, что рабочие целиком исполь­зуют свой доход на потребление. Что касается способа расходования дохода капиталистов (прибавочной стоимости), то Маркс пользуется двумя гипотезами на этот счет и, соответственно, строит два вариан­та своих схем воспроизводства. Схема простого воспроизводства мо­делирует повторяющийся кругооборот общественного продукта в неизменном масштабе - в этом случае предполагается, что чистые инвестиции отсутствуют и вся прибавочная стоимость идет на лич­ное потребление капиталистов. Схема расширенного воспроизводст­ва, напротив, строится на предположении, что часть прибавочной стоимости сберегается от потребления и становится источником на­копления капитала.

Простое воспроизводство. В схемах воспроизводства каждый эле­мент выступает в двоякой роли: с одной стороны, как часть совокуп­ного продукта и, соответственно, предложения; с другой — как часть совокупного дохода и, соответственно, спроса. Например, М{ — это часть произведенных за год средств производства и одновременно — сумма личных доходов капиталистов, производящих эти средства производства. Двойственность продуктов и доходов в схеме простого воспроизводства создает лаконичную и вместе с тем емкую картину взаимосвязей, характеризующих народнохозяйственный оборот.

Так, из схемы видно, что национальный доход (НД) как совокуп­ность всех первичных доходов создается во всех звеньях экономики, независимо от подразделения (Vx+ К, + Л/, + Л/2), тогда как чистый общественный продукт как набор продуктов в натуральном выраже­нии (величина, эквивалентная по стоимости национальному доходу) создается не всеми звеньями, а лишь II подразделением (С2 + V2 + М2):

 

 

+ vK + м{

 

 

+ V2 + M2

— продукт II подразделения (= чистому общественному продукту)

 

Нацио­нальный

доход

 

 

Иначе и быть не может, поскольку при отсутствии чистых инвес­тиций чистый общественный продукт состоит исключительно из по­требительских благ. Соответственно, I подразделение в этом случае работает исключительно на возмещение использованных средств

производства (С, + К, + М{ = С{ + С2):

 

 

 

с,

+ К, + М

— продукт I подразделения

 

с,

+ У2 + М.

 

 

Фонд возме­щения

 

Если Из получившихся в обоих случаях равенств вычесть «внут­ренний оборот» (спрос, покрываемый продукцией «своего» подраз­деления), то получим условие пропорциональности обмена между дву­мя подразделениями: Vx + Mt — С2, или на схеме:

Для Маркса это условие пропорциональности было, с одной сто­роны, доказательством принципиальной возможности полной реа­лизации общественного продукта при капитализме (вопреки выво­дам Сисмонди и Мальтуса), с другой — свидетельством крайней слож­ности и невысокой вероятности достижения такого результата — ведь необходимо, чтобы были четко скоординированы, в частности, та­кие разнородные процессы, как формирование доходов в I подразде­лении и выбытие средств производства но II подразделении.

Расширенное воспроизводство. Главной темой исследования Марк­са было накопление капитала, так что абстракция простого воспроиз-иодства была для него не более чем промежуточным логическим эта­пом на пути к более важной цели - анализу расширенного воспроиз­водства. Однако выигрывая в реалистичности, схема расширенного воспроизводства заметно уступает в наглядности. Здесь нет четкой увязки между подразделениями и видами доходов: прибавочная сто­имость обменивается на продукцию обоих подразделений, а чистый продукт охватывает не только фонд потребления, но и фонд накоп­ления.

Механизм расширенного воспроизводства Маркс иллюстрировал

условными численными примерами, приняв ряд дополнительных

допущений: инвестиции осуществляются внутри каждого подразде-

!сния, структура дополнительного капитала (его деление на посто-

янный и переменный) воспроизводит сложившиеся пропорции, в накопление идет половина прибавочной стоимости I подразделения, тогда как норма накопления во II подразделении пассивно приспо­сабливается к условиям воспроизводства. При структуре продукта, принятой в примере Маркса, и с учетом приращения капитала за счет накопления прибавочной стоимости схема воспроизводства транс­формируется следующим образом:

Накапливаемая половина прибавочной стоимости I подразделе­ния (500/и) распределяется между постоянным и переменным капи­талом в пропорции 400:100; в результате доходы, предъявляющие спрос натовары 11 подразделения, составляют 1бООед. (1000v+ 100m/ приращение переменного капитала/ + 500/я/доходы капиталистов, оставшиеся для личного потребления); этой величине спроса на пред­меты потребления по условию пропорциональности должно соответ­ствовать предложение со стороны II подразделения, предъявляющее в свою очередь спрос на средства производства: такое предложение складывается из 1500с (первоначальный фонд возмещения средств производства II подразделения) + 100/и вновь накапливаемого посто­янного капитала из прибавочной стоимости II подразделения. Нако­нец, этому дополнительному постоянному капиталу сопутствует пе­ременный капитал в размере 50т из того же источника. После транс­формации схема примет вид, отражающий готовность экономичес­кой системы к началу функционирования в режиме расширенного воспроизводства:

4400 + 1 [00 + 500 = 6000 (I подразделение) 1600 + 800 + 600 = 3000 ( II подразделение).

По окончании первого цикла расширенного воспроизводства ве­личина годового продукта составит 9800 ед. (против 9000 ед. в начале периода), а его структура с учетом перераспределения инвестируе­мой прибавочной стоимости перед вторым циклом кругооборота бу­дет выглядеть следующим образом:

 

Теория воспроизводства Маркса позволила «развязать» ряд тео­ретических трудностей, проявившихся п полемике вокруг закона Сэя (см. гл. 5), и на многие десятилетия предвосхитила формирование таких разделов экономической теории, как моделирование экономи­ческого роста и анализ межотраслевых связей методом «затраты-вы-пуск».

О природе средней нормы прибыли

В теориях прибавочной стоимости, воспроизводства и и целом в первых двух томах «Капитала» Маркс исходил из предпосылки, что каждая единица усредненного рабочего времени создает равную ве-иичину прибавочной стоимости, независимо от сферы производст­ва. В то же время он разделял обшее убеждение в том, что рыночная конкуренция ведет к усреднению норм прибыли между отраслями. Оба эти условия могут выполняться одновременно только при допу­щении, что соотношение затрат на заработную плату и прочих капи-кшьных затрат (соотношение переменного и постоянного капитала, по Марксу) также едино во всех сферах экономики. Однако такое допущение заведомо нереалистично. В I томе «Капитала» Маркс ог­раничился констатацией важности проблемы и обещанием обстоя-юльно рассмотреть ее позднее, в третьей книге своего сочинения.

Решение проблемы, предложенное Марксом в Ш томе «Капита-1.1», вытекало из общей логики его анализа капитализма: первона­чальным объектом такого анализа была лишь базовая структура об­щества — отношения между основными его классами (труд—капитал), и лишь на последующих этапах рассмотрение переходило на более конкретные уровни, в частности включало в свою орбиту внутрен­нюю структуру капитала и, соответственно, отношения внутри клас-i ,i капиталистов. Согласно этой логике вопрос о выравнивании норм прибыли относился к сфере конкуренции капиталов между собой. Для Маркса это был вопрос перераспределения прибавочной стоимости к условиях и под воздействием такой конкуренции. Чтобы убедиться в цогическом единстве теории, для него было достаточным констати-

ровать равенство общей суммы прибавочной стоимости и общей сум­мы прибыли. При этом описание и объяснение самого механизма межотраслевой конкуренции и формирования на его основе единой нормы прибыли не противоречило канонам классической школы.

О единых нормах прибавочной стоимости и прибыли

Условие непротиворечивости предпосылок о единых нормах соответственно прибавочной стоимости и прибыли нетрудно вы­вести при помощи аппарата Марксовой теории воспроизводства: если а — единая норма прибавочной стоимости, b — единая норма прибыли и

т = г, т.е. суммарные величины прибавочной стоимости и прибыли равны,

то при т = av — распределении прибавочной стоимости пропор­ционально затратам труда, Марксова формула цены (с + v + т) трансформируется в

с + v + civ,        (1)

при т — r= b (с + v) — распределении прибыли пропорцио­нально издержкам производства, та же формула трансформиру­ется в

c+v + b(c + v).         (2)

Приравнивая (1) и (2), получаем: av = b(c + v), или c/v — = {a/b)-\.

Следовательно, при постоянных а и Ьсоотношение c/v— кон­станта. Иными словами, одновременно нормы прибавочной сто­имости и прибыли могут быть едиными только при условии, что отношение постоянного капитала к переменному (органическое строение капитала) также едино.

Разъяснения Маркса убедили далеко не всех, что вызвало боль­шой, до сих пор не исчерпавший себя поток дискуссионной литера­туры о противоречии между I и III томами «Капитала», или по так называемой проблеме трансформации — логической и теоретической обоснованности перехода от системы равновесных цен стоимостного типа (пропорциональных затратам труда), лежащей в основе 1 том;) «Капитала», к системе равновесных рыночных цен, пропорциональ­ных издержкам производства («цен производства» — в терминах са­мого Маркса), используемой в III томе1.

Закон тенденции средней нормы прибыли к понижению

Еще одна традиционная проблема, для которой у Маркса нашлось свое, альтернативное Рикардо, решение, — это объяснение динами­ки средней нормы прибыли. Тенденция к снижению средней нормы прибыли отмечалась многими авторами. Рикардо, как нам уже изве­стно (см. гл. 4), видел в ней угрозу остановки экономического роста вследствие падения стимулов к инвестированию. Причину такого раз­вития событий он усматривал в перераспределении чистого дохода п пользу земельных собственников вследствие общей ограниченности плодородных земель и неизбежной, как он считал, тенденции к их удорожанию. Слабым пунктом рикардианского прогноза была пред­посылка о неизменности технического уровня земледелия.

Маркс развернул постановку проблемы на 180°, поставив дина­мику средней кормы прибыли в прямую связь с техническим прогрессом. Для Маркса прогресс техники всегда выступал источником динами­ки капиталистической системы, а заодно и «нарушителем спокойст­вия» - фактором дестабилизации нормального хода воспроизводст­венного процесса. Отдавая должное капитализму за его способность ускорять технический прогресс, Маркс, тем не менее, пришел к вы­воду, что именно этот фактор в конечном счете заводит капитализм как экономическую систему в исторический тупик. Для капиталиста внедрение новой техники — это средство извлечения дополнительной прибыли, но одновременно это фактор, вызывающий снижение сред­ней нормы прибыли. Отсюда диагноз Маркса — иной, чем у Рикардо, но не менее тревожный — дело не в аппетитах земельных собствен­ников, речь идет о внутренней проблеме капитализма: капитал, под­стегивая технический прогресс, ведет в конечном счете к подрыву сти­мулов, к его же — капитала - дальнейшему накоплению.

В обосновании этого тезиса Маркс опирался на свою теорию вос­производства. Главным индикатором технического прогресса он считал рост фондовооруженности труда, оценивая его по динамике отношения постоянного (с) и переменного <v) капитала, или в терминологии само­го Маркса, ростом органического строения капитала (c/v). Если принять как эмпирический факт, что отношение с/урастет, и далее, вслед за Марк­сом, предположить, что отношение mjv, или норма прибавочной стоимо­сти, со временем не меняется, то легко видеть, что норма прибыли, изме­ренная как отношение прибавочной стоимости к издержкам производ­ства (г = т/с + v), находится в обратной зависимости от органического строения капитала и, следовательно, должна снижаться:

r = (m/c) + v=   ,       ■ c/v + 1

Эту зависимость Маркс назвал законом тенденции средней нормы прибыли к понижению. Формулировка была не случайной: она под­черкивала как закономерный характер снижения нормы прибыли, так и условность, неабсолютность такой тенденции. Во всяком случае, обосновав этот закон, Маркс сразу же перешел к характеристике фак­торов, которые ему противодействуют. Наиболее существенные из них — это, во-первых, вероятный рост нормы прибавочной стоимости как результат того же технического- прогресса, удешевляющего жиз­ненные средства и, следовательно, рабочую силу, и во-вторых, воз­можность капшпалоэкономноготехнмческого прогресса, не сопряжен­ного с ростом органического строения капитала, Собственно теоре­тический анализ не давал основания для определенного вывода о со­относительной силе факторов, влияющих на уровень средней нормы прибыли. Формулировка закона отражала как сам факт наличия со­ответствующей тенденции во времена Маркса, так и уверенность в ее сохранении в будущем.

В отличие от многих других теоретических утверждений Маркса, имевших скорее качественный характер, закон тенденции средней нор­мы прибыли к понижению фиксировал количественную зависимость и допускал ее эмпирическую проверку. Это привлекло к закону повы­шенное внимание, а после того как в динамике нормы прибыли про­изошел перелом от устойчивого падения в XIX в. к длительной стаг­нации в XX в., он стал одним из главных поводов для критики эконо­мической теории Маркса2,