Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

Сенсимонисты против частной собственности

Полемика вокруг капитализма всегда была прежде всего полеми­кой вокруг частной собственности. Теоретическое обоснование прин­ципа частной собственности восходит, как мы уже знаем (см. гл. 3), к трудовой теории собственности Джона Локка. Однако с самого нача­ла такое обоснование выявило проблему, которая со времен Локка так и не получила удовлетворительного решения. С одной стороны, оправдание частной собственности выводилось из права каждого ин­дивида свободно распоряжаться плодами своего труда к таланта; с другой стороны, та же частная собственность, при наличии денег и возможности их безграничного накопления, вела к имущественному неравенству, при котором исходный принцип трудового происхож­дения собственности действовал уже избирательно, ибо часть членов общества получала доступ к собственности, которая никакого отно­шения к плодам их труда не имела.

П.-Ж. Прудон: «Собственность — это кража!»

Обличая нетрудовые доходы, критики капитализма не избе­гали хлестских выражений. В 1832 г. Т. Годскин любые вычеты из полного продукта труда — государственные налоги, церковную де­сятину, земельную ренту, прибыль — назвал формами воровства. В 1839 г. другой социалист-рикардианец Джон Брей утверждал, что сделки между капиталистом и рабочим — «не что иное, как наглый, хотя и законный, грабеж». Однако широкую известность эта мысль приобрела благодаря французу Пьеру-Жозефу Прудону (1809— 1865), который в своей книге « Что такое собственность ?» (1840) ответил на вопрос в заголовке прославившей его фразой: « Собственность - это кража!»

Характерно, что Прудон вовсе не отвергал частную собствен­ность как таковую и даже называл ее условием свободы. Но он решительно возражал против того, чтобы один лишь титул собст­венности, т.е. сам факт владения ею, становился основанием для получения какого-либо дохода.

Этическая критика капитализма строилась на принятии исход­ного принципа Локка и констатации противоречий при его практи­ческом применении. Совсем другую сторону дела затронул знаме­нитый идеолог индустриализма и утопист Анриде Сен-Симон (1760— 1825). Он обратил внимание на фактор случайности рождения, ко­торый при господстве частной собственности и наличии права ее наследования становится фактором, во многом предопределяющим возможности человека участвовать в управлении общественными де­лами, в том числе в производстве. Эта мысль была подхвачена и раз­вернута сен-симонистами — учениками Сен-Симона, развившими бурную пропагандистскую деятельность уже после смерти своего учителя. Согласно их аргументам, «случайность рождения слепо рас­пределяет все орудия труда-», нередко допуская, что «лучшая часть продукта и первая прибыль идет в пользу неспособного или ленивого собственника-». Так что частная собственность не только не справед­лива, но и не функциональна, поскольку ведет к некомпетентности в управлении все более крупным и сложным производством. Сен­симонисты считали, что собственность, обретаемая по праву рож­дения, - это пережиток средневековья, тогда как и будущем «един­ственным правом на богатство, то есть на распоряжение орудиями труда, будет умение применить их к делу». Чтобы осуществить этот принцип, они требовали передать «право наследования, ныне ограни-

ценное пределами семьи... государству, превращенному в ассоциацию трудящихся»^'.

Аргументы сен-симонистов имели общественный резонанс, о чем, is частности, можно судить на примере Дж.Ст. Милля,

Любопытным продолжением темы эффективности доступа к про­изводственным ресурсам как фактора общественного прогресса были разнообразные утопические проекты, связанные с организацией кре­дита. Так, уже упоминавшийся П.-Ж, Прудон возлагал большие на­дежды на учреждение банков, предоставляющих бесплатные креди­ты. Он верил, что это одновременно устранило бы нетрудовые дохо­ды и облегчило доступ к производственным ресурсам тем людям, ко­торые имеют наилучшие способности ими распорядиться.

Итак, классическая школа политической экономии оказаласьте-оретической основой сразу двух соперничающих идеологических до­ктрин: либеральной и социалистической. Предложенный Смитом синтез либеральной идеи «невидимой руки» рынка с теорией трудо­вой стоимости и богатства оказался непрочным. Первая осталась ли­бералам, главным наследником второй стал Карл Маркс.