Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

Теория фонда заработной платы

Классическое понятие капитала нашло характерное выраже­ние в теории фонда заработной платы. Эта теория использова-ласьдля объяснения заработной платы как рыночной (краткосроч­ной) цены труда, в отличие от естественной цены труда, которую «классики» привязывали к прожиточному минимуму, ссылаясь на то, что длительное отклонение уровня зарплаты от такого мини­мума будет компенсироваться через динамику народонаселения: за счет увеличения смертности — при зарплате ниже прожиточ­ного минимума, и за счет роста рождаемости — при относительно высоком уровне.

Теория фонда заработной платы исходила из того, что как предложение труда, так и спрос на него в каждый момент време­ни достаточно жестко фиксированы: предложение - количест­вом наличных рабочих рук, спрос — величиной оборотного капи­тала в виде жизненных средств, зарезервированных для поддер­жания наемных работников. Соответственно, размер заработной платы определялся как частное от деления капитала на число ра­ботников. «Для рабочего класса, — писал Дж.Ст. Милль, — важны не абсолютный объем накопления или абсолютный объем производ­ства, даже не абсолютная величина средств, предназначенных для распределения среди работников, а соотношение между этими сред­ствами и численностью людей, между которыми делятся эти сред­ства. Положение класса работников нельзя улучшить каким-либо иным способом, кроме изменения этого соотношения в пользу тру­дящихся» (указ. соч. Т. 2. С. 50).

Условия Англии середины XIX в. мало соответствовали пред­посылкам, на которых базировалась эта теория. Возникшая на этой почве критика в ее адрес стала причиной важного историче­ского эпизода, когда Дж.Ст. Милль в 1869 г. публично отрекся от теории фонда заработной платы.

Но был еще один — научно-аналитический — фактор, закрепляв­ший особую роль запаса жизненных средств в структуре капитала. С первых шагов своей науки, под влиянием практики сельского хо-5яйства экономисты привыкли исходить из условной предпосылки о ,'одичном производственном цикле. В результате важное различие меж-riy двумя типами экономических величин - «потоками» и «запаса­ми» — в значительной мере скрадывалось. Так, величина земледель­ческого урожая - это одновременно величина годового продукта от-

расли («поток») и величина запаса, созданного из этого продукта на момент завершения уборочной кампании. Иначе обстоит дело с про­дукцией, скажем, сырьевых отраслей. Короткий производственный цикл и равномерность поставок избавляют от необходимости созда­вать большие запасы такой продукции, и основная ее часть без про­медления поступает на дальнейшую переработку. В итоге годовое про­изводство сырья многократно превышает его запасы на любую дату. Так что в структуре запасов удельный вес зерна по сравнению с удель­ным весом сырья намного больше, чем соотношение объемов произ­водства того и другого, особенно по состоянию на конец сельскохо­зяйственного года. Но и в составе чистого продукта общества годо­вая продукция сырьевых отраслей также практически не представле­на, хотя и подругой причине — в этом случае из-за ее промежуточно­го характера.

Промышленная революция изменила стандартный образ произ­водства и капитала: на первый план выдвинулся основной капитал, и к концу XIX в. капитал уже представлялся скорее как парк машин и оборудования. Это нашло отражение и в экономической теории, в частности в том, что свойственное «классикам» понимание фонда заработной платы как части капитала было практически утеряно.

Юм: механизм цен и денежных потоков

Tis none of the wheels of trade; 'Tin the oil D. Hume. 1752

Если деньги — не капитал и не двигатель торговли, то какую же роль отводила им классическая политэкономия? Краткий афористич­ный ответ на этот вопрос дал Дэвид Юм (1711-1776), знаменитый шотландский философ, друг А. Смита. Деньги, по выражению Юма, — «это не колеса торговли, это смазка для них». Ему же принадлежит и первое теоретическое обоснование пассивной по преимуществу роли денег в хозяйственных процессах.

Под деньгами Юм подразумевал драгоценные металлы — золото и серебро. В основе его теории лежали три основных положения:

а)         чистый платежный баланс страны оплачивается драгоценны­

ми металлами (этот тезис разделялся всеми меркантилистами);

б)         уровень цен определяется количеством денег в стране (это по­

ложение — не что иное, как простейшая форма количественной тео­

рии денег);

в)         соотношение импорта и экспорта зависит от отношения меж­

ду уровнями цен внутри страны и за рубежом.

 

Опираясь на эти положения, Юм проследил цепочку зависимос­тей между денежной массой, ценами и платежным балансом:

рост денежной массы (в результате активного торгового баланса

или деятельности золотодобытчиков) недет к росту цен внутри страны;

как следствие снижается конкурентоспособность отечественных

товаров, импорт относительно дешевеет, экспорт сдерживается',

это сказывается на платежном балансе, который становится пас­

сивным, что вызывает отток денег из страны;

в результате ситуация начинает развиваться в противополож­

ном направлении: внутренние цены снижаются — конкурентоспособ­

ность страны растет — платежный баланс улучшается - приток де­

нег в страну возобновляется... и т.д.

Теория Юма продемонстрировала тщетность меркантилистской политики^ нацеленной на привлечение денег в страну: нет смысла специально регулировать денежные потоки, если сами они зависят от объективных условий торговли, таких, как уровень цен и конку­рентоспособность продукции. Одновременно это была одна из пер-иых успешных попыток четкого описания механизма саморегулирова­ния в экономике.

Теория Юма и лежащая в ее основе количественная теория денег органично дополняли мир «реальной»(«продуктовой») экономики классической школы. В самом деле: приток денег воздействует толь­ко на уровень цен, но никак не на «реальные» процессы — объем и структуру спроса и производства. Задача экономиста — объяснить ре­альные процессы, т.е. проникнуть за денежную «вуаль». Эти взгляды разделялись признанными лидерами классической политической экономии Ж.-Б. Сэем, Д. Рикардо, Дж.Ст. Миллем. -