Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

Доход как расход

Одним из пионеров в применении такого макроэкономического понятия, как «национальный доход», был француз П. Буагильбер (см. гл. 3, § 2). Его подход базировался на понимании того, что рас­ходы одних людей - это одновременно доходы других. Соответствен­но, национальный доход совпадал, по Буагильберу, с величиной со-

вокупных расходов населения, под которыми в свою очередь пони­мались потребительские расходы.

Если меркантилисты полагали, что деньги — это покупательная сила, которая ведет за собой торговлю и производство, то Буагильбер показал, что эта роль по праву принадлежит не самим деньгам, а тому, на что и ради чего они тратятся — потреблению, а точнее, денежному потребительскому спросу населения. Сами деньги — всего лишь вре­менный носитель такого спроса. Важно не только количество денег, но и скорость их оборота: чем быстрее они оборачиваются, тем мень­ше их нужно. Отсюда внимание, которое Буагильбер (вслед за У. Пет-ти) придавал ускорению оборота денег, а также его стремление про­тиводействовать «придерживанию» денег.

Исходя из того, что основную массу потребителей составляют бедные слои населения, которые тратят на потребление весь свой де­нежный доход (в отличие от богатых, которые часть такого дохода сберегают, препятствуя возвращению денег в оборот), Буагильбер сделал важный практический вывод, согласно которому перераспре­деление части налогового бремени в пользу бедных слоев должно уве­личивать потребление и, стало быть, национальный доход.

Следующий шаг в осмыслении проблемы связан с А. Смитом. Как мы уже знаем (см. гл. 4, § ]), он полагал, что сбережения, иначе гово­ря, доход, не потребленный первичным владельцем, — вовсе не поте­ря для экономического оборота. Напротив, это единственная часть дохода (прежде всего прибыли), которая обеспечивает накопление ка­питала и наращивание богатства. Самое примечательное в аргумен­тации Смита - то, что сбережения и, соответственно, накопление капитала он не противопоставлял потреблению. Предполагалось, что расширение производства означает прежде всего увеличение средств, авансируемых на наем работников. В этом качестве сбережения не отличаются от прочих потребительских расходов и потому не могут быть фактором снижения национального дохода.

Прямая увязка капиталонакоплений (инвестиций) с потребитель­ским спросом — характерная черта классической школы. В основе это­го представления - классическая трактовка капитала.

Понятие капитала

Экономисты классической школы понимали капитал иначе, чем он воспринимался обыденным сознанием: «[л\юди, совершенно не при­ученные размышлять об этом предмете, - писал Дж.Ст. Милль, — по­лагают, что капитал — это синоним денег»'. Для Смита и, вслед за

ним, для Милля капитал - это «запас продуктов различного рода, до­статочный для содержания его [человека] и снабжения его необходимы­ми для его работы материалами и орудиями» в течение всего периода производства и продажи продукта его труда2. Капитал - это фактор производства, ответственный за все, что «текущий труд должен полу­чать за счет прошлого труда и продукта прошлого труда»',

Таким образом, в системе понятий классической политэкономии капитал характеризуется тремя существенными чертами:

капитал — это продукт прошлого труда в отлич ие от естественных факторов производства: труда и земли (природы);

капитал — это производственный или товарный запас в отличие от запасов для непосредственного потребления;

капитал — это источник дохода в отличие от накоплений предме­тов роскоши.

Капитал и деньги

Структуру капитала, согласно Смиту, можно представить сле­дующим образом:

 

 

машины и орудия труда; доходные постройки; улучшенная земля; приобретенные и полезные спо­собности всех членов общества.

 

деньги;

запас жизненных средств;

запас сырья и материалов; запас готовой, но еще не реали­зованной продукции.

В этой структуре деньги — только один из восьми элементов капитала. Вот почему отождествление денег с капиталом класси­ки политической экономии считали грубой ошибкой!

В зависимости от способа употребления капитал делится на основ­ной и оборотный. Основной капитал, по Смиту, приносит прибыль, «не

поступая в обращение или не меняя владельца»; оборотный капитал, на- < против, «приносит доход только в процессе обращения или меняя хозяев»4.

Два вида капитала для Смита не вполне равнозначны: «[н\икакой\ основной капитал неможет приносить какой-либо доход иначе, как толь­ко при помощи оборотного капитала... Земля, как бы улучшена она ни была, I не принесет никакого дохода без оборотного капитала, на который со­держатся рабочие, обрабатывающие ее и собирающие ее продукт»\ Имен-' но затраты оборотного капитала служат источником пополнения за­пасов, предназначенных для непосредственного потребления, и пото­му именно они формируют чистый продукт общества6.

Таким образом, производство, по мысли Смита, нацелено на по­требление, и вся структура капитала подчинена этой цели. Основной капитал и воплощенная в денежной массе часть оборотного капита­ла обеспечивают общие условия производства, а остальные элемен­ты оборотного капитала представляют собой своеобразные фазы «вы­зревания» конечного результата: сначала это запас сырья и материа лов, затем — запас готовой продукции, наконец — запас потребитель­ских благ в руках их конечного пользователя. Сохранение и увеличе­ние таких запасов составляют, по определению Смита, «единствен­ную цель и назначение как основного, так и оборотного капитала»7.

Главная составляющая капитала, с точки зрения классиков полити­ческой экономии, — это запас жизненных средств работников. Эти по­нятия порой использовались как идентичные*. Подобное представле­ние не было случайным. Прежде всего оно отражало реальности доин-дустриальной экономики, в которой труд был слабо вооружен, заработ­ная плата расходовалась почти исключительно на продовольствие, а объ­ем жизненных средств всецело зависел от урожая предшествующего года.