Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

Для А. Смита и Д. Рикардо главным (первичным) доходом с капитала была прибыль. Согласно Смиту, «доход, получаемый с ка­питала лицом, которое лично употребляет его в дело, называется прибылью, доход, получаемый с него лицом, которое не употребляет его в дело, а ссужает его другому, называется процентом или де­нежным ростом... Ссудный процент всегда представляет собой до­ход производный...» (с. 122—123).

Напротив, в современной микроэкономике базовый доход на капитал — это процент, тогда как прибыль — доход дополнитель­ный, непостоянный, исчезающий по мере приближения эконо­мики к состоянию общего равновесия (о теориях прибыли см. гл. 18). Немного упрощая, можно сказать: то, что «классики» на­зывали прибылью, теперь именуют процентом.

Итак, Смит четко фиксирует тот факт, что при развитом состоянии общества ценовые пропорции не совпадают с пропорциями прямых за­трат труда на производство товаров и что такие затраты не могут слу­жить основой цены. Главным препятствием на пути к позитивному ре­шению проблемы оказался вопрос о капитале — о том, как этот фактор производства влияет на уровень естественных цен. Речь шла, во-первых, о доходе на капитал (прибыли) как факторе естественной цены; во-вто­рых, о затратах капитала как факторе естественной цены; и, в-третьих,

0          динамике естественных цен при изменении факторных доходов.

Ведущие представители классической политической экономии А. Смит и Д. Рикардо отвечал и на эти вопросы по- раз ному. Позицию Смита можно реконструировать следующим образом:

а)         меновые стоимости создаются производительным трудом, втом

числе при развитом состоянии общества; доходы владельцев капита­

ла и земли суть вычеты из продукта труда;

б)         естественная цена товара — распределительная категория; она

формируется как сумма доходов основных факторов производства:

заработной платы, прибыли и ренты; естественные нормы этих до­

ходов складываются на соответствующих факторных рынках, неза­

висимо друг от друга;

в)         затраты капитала не являются самостоятельной частью естест­

венной цены товара. «Может показаться, - указывал Смит, - что не­

обходима еще четвертая часть для возмещения капитала... Но надо иметь

в виду, что цена любого хозяйственного орудия, хотя бы рабочей лошади, в

свою очередь состоит из таких же трех частей... И потому, хотя в цену

хлеба должна входить оплата цены и содержания лошади, в целом цена

все же сводится — непосредственно или в конечном счете — к трем со­

ставным частям: к ренте, заработной плате и прибыли» (с. 121);

г)          изменение естественных норм факторов производства влечет

соответствующие изменения естественной цены товара (например,

повышение естественной заработной платы должно вызывать рост

цен товаров).

Позиция Смита логична, если предположить, что в естественной цене всех товаров прибыль составляет одну и ту же долю. Только в ■JTOM случае цены могут быть пропорциональны затратам и труда и капитала одновременно. Стоит, однако, сделать шаг к реальности, допустив, что в разных отраслях соотношение труда и капитала и со­ответственно заработной платы и прибыли неодинаково, и тут же ве­личина продукта, измеренного через создавшие его затраты труда, с одной стороны, и величина того же продукта, полученная путем суммирования распределенных из него факторных доходов — с другой, станут несопоставимыми.

Смитовская формула цены товара

Смитовская формула цены товара (Q) как суммы доходов Q = = W+ Р+ Л(где W- заработная плата, Р— прибыль и R- рента) включает в себя не только доходы непосредственных участников производства данного товара (Wo; Pn; /у, но и доходы, ранее по­лученные производителями тех средств производства, которые в данном производственном процессе нашли применение в соста­ве капитала (СЛ:

Так, если Q — естественная цена зерна, то, следуя Смиту, Со можно представить как издержки на покупку и содержание ло­шади, применяемой при обработке земли, С( — издержки при выращивании фуража для лошади и т.д. Поскольку величина из­держек (С) при переходе от Со к Сн неуклонно уменьшается и — в пределе — стремится к нулю, постольку полную цену товара мож­но представить как:

Q = (lVa+Wl + ... + W) + (Р0 + />, +...+ />„) + (R.+ R, +...+ Л).

Стремление избавить классическую политическую экономию от подобной неоднозначности в определении величины продукта при­вело к формированию двух альтернативных концепций стоимости: трудовой теории стоимости Д, Рикардо, стремившегося более после­довательно реализовать первый, трудовой, подход; и теории факто­ров производства Ж,-Б. Сэя, сделавшего ставку целиком на второй, факторный, подход.

Позиция Рикардо сводилась к следующим основным моментам:

а)         «подавляющее большинство всех благ, являющихся предметом

желаний, доставляется трудом»"1;

б)         «стоимость товара... зависит от относительного количества

труда, которое необходимо для его производства» (с. 402);

в)         труд, создающий стоимость, включает «не только труд, применя­

емый непосредственно... но и труд, затраченный на орудия, инструменты

и здания, способствующие этому труду» (с. 410). Иными словами, затра­ты капитала, или гипотетическую четвертую компоненту цены товара, которая у Смита сводилась к ранее полученным доходам, Рикардо трак-|ует как ранее затраченный, или воплощенный (embodied), труд;

г)          естественная цена покрывает не только издержки капитала, но

и среднюю норму прибыли, его доход. Поскольку норма прибыли

пропорциональна величине капитала, а не затратам труда, постольку

лот тезис не вписывался в общую логику трудовой теории стоимос­

ти. Признавая отступление от своего основного принципа, Рикардо

оправдывался незначительностью влияния этого фактора. По его

оценке, колебания прибыли, не связанные с величиной затрат труда,

могли изменить величину естественной цены товара не более чем на

6—7%. Именно в этом смысле теория Рикардо — это «93%-я трудовая

теория стоимости», как ее определил известный американский эко­

номист Дж. Стиплер4;

д)         изменение естественной цены фактора производства — это не

что иное, как изменение доли фактора в общем доходе; на естествен­

ную цену товара оно при прочих равных условиях не влияет.

В этом пункте расхождение Рикардо со Смитом проявилось наи­более резко. Согласно «факторной логике» Смита, «...естественная цена изменяется вместе с естественной нормой каждой из ее состав­ных частей» (с. 132). Такой взгляд не противоречил здравому смыслу при условии, что речь шла о номинальных ценах.^Однако экономи­ческий мир «классиков» — это прежде всего мир «реальной» эконо­мики, поэтому в глазах Рикардо суждение Смита выглядело поверх­ностным. Что значит «естественная цена изменяется»? Естественная цена — это относительная цена: в отношении к чему она изменяется? Особенно если учесть, что заработная плата и прибыль входят в со­став практически каждой цены. Рикардо сознательно абстрагировал­ся от изменения общего уровня цен, или - что то же самое —стоимо­сти денег, поясняя, что «повышение заработной платы вследствие из­менения стоимости денег оказывает общее воздействие на все цены и по этой причине не оказывает никакого реального действия на прибыль» (с. 429). Естественная норма заработной платы - это доля труда в об­щественном доходе, и ее реальное повышение может произойти толь­ко ценой снижения другой доли такого дохода — прибыли. Подобное перераспределение доходов не меняет величину созданного общест­венного продукта и потому на естественной цене товаров, при про­чих равных условиях, сказываться не должно.

Однако если принять во внимание межотраслевые различия в ка­питалоемкости производства {«долговечность капитала» в термино­логии Рикардо), то вывод получится и вовсе парадоксальным, по крайней мере для относительно капиталоемких отраслей: в таких от­раслях «относительные цены товаров... будут падать с повышением заработной платы и подниматься с падением ее». И только в отраслях с капиталоемкостью ниже среднего уровня события должны разви­ваться по Смиту: товары «будут повышаться в цене вместе с повыше­нием заработной платы и падать с ее падением» (с. 425). На самом деле эффект, выявленный Рикардо, закономерен. Если в экономике дей­ствует единая норма прибыли и единый уровень заработной платы, то перераспределение доходов при неизменных затратах труда и ка­питала (например, вследствие снижения средней нормы прибыли) равносильно снижению относительных цен капиталоемких отраслей, где доля прибыли в цене высока, за счет повышения относительных цен трудоемких отраслей, где эта доля низка.

Чтобы тот же эффект проявился в «мире» факторных цен и номи­нальных доходов, нужно было бы проследить всю цепь взаимосвязей товарных и факторных рынков, возникающих на пути к состоянию общего экономического равновесия. Необходимый для такого ана­лиза математический инструментарий Смиту и Рикардо был недо­ступен. Пионером такого анализа стал Л. Вальрас, работавший век спустя после А. Смита (см. гл. 13). Тем поразительнее успех Рикардо, добившегося аналогичного результата с помощью одной лишь систе­мы строго выверенных научных абстракций.

3. Давид Рикардо о ренте и будущем капитализма

После публикации «Богатства народов» развитие экономической науки шло в режиме диалога со Смитом: его идеи пропагандировали, толковали, критиковали, оправдывали. Так продолжалось до тех пор, пока не вышел в свет основной труд Давида Рикардо (1772—1823) «Принципы политической экономии и налогообложения» (1817). В дал ь-нейшем, практически до конца века главным собеседником и оппо­нентом экономистов-теоретиков был уже именно Рикардо — безу­словный лидер классической политэкономии. По сравнению со Сми­том труд Рикардо уже по тематике и суше по стилю. Он фокусирует внимание на том, что составляло собственно научную компоненту классической традиции.

Рикардо отправлялся от Смита, смещая акценты и фокусируя вни­мание на неясных и противоречивых сторонах смитовской концеп­ции. Он был озабочен прежде всего проблемами распределения дохо­дов. Особое место в теории Рикардо занимает земельная рента.

Классическая теория земельной ренты

В основе теории лежала идея падающей отдачи от дополнитель­ных вложений капитала. В разных вариантах она встречается в лите­ратуре второй половины XVIII в. Так, Джеймс Стюарт в своем «Ис­следовании принципов политической экономии» (1767) развивал мысль о том, что с ростом населения потребность в продовольствии застав­ляет обрабатывать все менее плодородные почвы, поэтому со време­нем одни и те же вложения в обработку земли приносят все меньшие урожаи. Почти одновременно Ж. Тюрго в своих «Размышлениях о со­здании и распределении богатств» (1766) обратил внимание на другой случай: если к одному участку земли последовательно применять до­полнительные равные порции капитала, то поначалу отдача от по­следующих порций будет возрастать, а затем, достигнув определен­ного уровня, начнет неуклонно снижаться.

В начале XIX в. в Англии развернулась борьба вокруг так называе­мых хлебных законов, по которым импорт зерна облагался пошлина­ми. В тот же период цены на зерно быстро росли (с 45 шиллингов в среднем за 1770-1789 гг. до 106 шиллингов-в 1810-1813 гг.). Этопри-илекло внимание к ценообразованию в сельском хозяйстве, и в 1815 г. is работах сразу нескольких авторов идеи Дж. Стюарта и Тюрго были переоткрыты и использованы для объяснения и критики сложившей­ся ситуации: ограничения на импорт зерна вынуждают обрабатывать плохие земли, а это повышает издержки производства и цены зерна. Теория ренты Рикардо представляла собой обобщение этой позшлли:

а)         рента у Рикардо — это дифференциальная рента, т.е. доход, пре­

вышающий среднюю прибыль вследствие относительно лучших ус­

ловий приложения капитала (прежде всего дополнительные доходы,

получаемые владельцами относительно лучших земель);

б)         земли, не обладающие такими достоинствами (худшие из ис­

пользуемых), ренты не дают. Рикардо предполагал ограниченность

плодородныхземель (земель лучшего качества), но не земель вообще и,

соответственно, не предусматривал абсолютной ренты, т.е. дохода с

земли безотносительно к ее качеству;

в)         дифференциальная рента может возникать двумя путями: во-

первых, когда капитал вкладывается в участки разного качества, так

что рента соответствует дополнительному доходу с лучших участков

по сравнению с худшими (экстенсивная форма, или дифференциаль­ная рента I, в терминах К. Маркса); во-вторых, когда последователь­ные порции капитала вкладываются в одну и ту же землю при падаю­щей отдаче, так что рента соответствует дополнительному доходу, по­лучаемому от более доходных порций капитала сравнительно с по­следней, наименее доходной порцией (интенсивная форма, или диф­ференциальная рента II).

Для самого Рикардо и его современников более важной была пер­вая форма, однако в дальнейшем более значимой оказалась вторая, положенная 13 основу теории предельной производительности факто­ров производства (см. гл. 10);

г) в отличие от заработной платы и прибыли рента не является ценообразующим доходом, поскольку цена на сельскохозяйственную продукцию формируется на худших (из числа используемых) участ­ках земли.