Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

4. Теории, основанные на концепции общественного выбора

Теория конституционного выбора

Теория конституционного пыбора(или, какее иногда называют!) русскоязычной традиции, конституционная экономическая теория) опирается на фундаментальное представление о двухстадиальном процессе функционирования контрактарной (договорной) общест­венной системы". На первой стадии осуществляется принятие реше­ний относительно фиксации и защиты прав собственности, а также относительно формулировки правил выработки коллективных реше­ний относительно производства общественных благ. На второй ста­дии экономические субъекты непосредственно вступают в отноше­ния обмена, опираясь на установленную ранее структуру прав собст­венности, а также принимают решения о производстве обществен­ных благ, используя существующие правила. Именно эта вторая ста­дия является сферой приложения традиционной экономической те­ории и базовых подходов теории общественного выбора. Напротив, в центре внимания теории конституционного выбора находится пер­вая стадия контрактарного процесса, на которой закладывается фун­дамент экономических и политических отношении между людьми. Таким образом, теория конституционного выбора занимается изуче­нием закономерностей выбора ограничений, в рамках которых осу­ществляется экономическая и политическая деятельность, в то вре­мя как традиционная экономическая теория и базовые направления теории общественного выбора занимаются изучением индивидуаль­ного и коллективного выбора в рамках заданных ограничений.

С указанными выше стадиями контрактарного процесса связана и специфика функций государства. Центральное значение имеет здесь различение между «государством защищающим» и «государством производящим», введенное Дж. Бьюкененом1'1. «Государство защища­ющее», возникающее на конституционной стадии, является внешним субъектом по отношению к договаривающимся сторонам, который

несет ответственность за защиту прав индивидов. Иными словами! оно выполняет роль беспристрастного арбитра, который следит за выполнением правил игры. На постконституционной же стадии го| сударство выполняет роль органа, при посредстве которого индиви] ды обеспечивают себя общественными благами («государство про] изводящее»). Каковы же должны быть особенности выбора на кон! ституционной стадии, чтобы обеспечить максимальное удовлетвори] ние потребностей членов общества п общественных благах на пост] конституционной стадии?

На рис. 6 изображена схема двухстадиального контрактарного про! цесса в обществе, состоящем из двух групп индивидов. Суть конститу] ционного контракта заключается в том, чтобы повысить благосостоя| ние обеих групп за счет четкого определения и эффективной зашить прав собственности (Парето-эффективное перемещение экономики н\ точки А в точку на участке контрактной кривой, ограниченном пунк| тирными лучами, например, в точку В). В то же время на этой стадш определяются правила, обеспечивающие принятие Парето-эффектии-ных решений на постконституционной стадии (переводящих эконо­мику в точки, подобные точке D) и препятствующие принятию реше ний, которые носят перераспределительный характер (соответствую щие перемещению в точки Ег или Е2). Выполнение этих условий мо­жет быть достигнуто в том случае, если решения на конституционной стадии будут приниматься по правилу единогласия.

Благосостояние группы индивидов 2

Благосостояние группы индивидов 1 Рис.6

Конституционная и постконституционная стадии контрактарного процесса. В ис­ходном (доконтрактарном) состоянии благосостояние индивидов соотпетст-вуетточкеА Заключение конституционного контрактас использованием пра­вила единогласия обусловливает повышение благосостояния обоих индиви­дов (переход в точку 5), а также закладывает возможности для принятия даль­нейших решений, эффективных по Парето (переход из точки Б в точку D).

Если члены общества заинтересованы в перераспределении бо-ытства и доходов в свою пользу, что может заставить их прийти к еди­ногласному решению относительно содержания конституционного контракта? С точки зрения Дж. Бькженена и Г. Таллока, сформули­рованной ими в книге «Расчет согласия», центральное значение иг-p.ieT здесь фактор неопределенности'7. Поскольку индивиды не в со­стоянии определить, окажутся ли они в долгосрочной перспективе {предполагающей множество актов коллективного выбора по боль­шому числу вопросов) выигравшими или проигравшими в случае при­нятия конкретных правил выработки решений, они будут ориенти­роваться на выбор правил, выгодных всему обществу. При этом все-|да строго проводится принцип, согласно которому не существует иного способа определения конституционных правил, кроме как че­рез свободное выявление предпочтений граждан (иными словами, какое-либо Принуждение является абсолютно недопустимым)18.

Теория конституционного выбора имеет ряд важных приложений, касающихся формулировки правил определения экономической по­лигики в различных сферах. Они касаются, в частности, ограниче­ния произвола государства в бюджетной сфере, связанного с нара­щиванием как объема ресурсов, перераспределяемых через государ-i i пенный бюджет, так и размеров бюджетного дефицита19, ограниче-мия возможностей осуществления перераспределительных меропри-■мий и т.д. Эти приложения имеют важное значение для других тео­ретических направлений в рамках концепции общественного выбо­ра, прежде всего для теории политической ренты и теории эндоген­ного определения экономической политики.

Теория политического делового цикла

В рамках данного теоретического направления деятельность субъ­ектов принятия политических решений рассматривается в качестве источника циклических колебаний в экономике. Наибольшей попу­лярностью традиционно пользуется модель У. Нордхауза20, которая предполагает, что целью политических партий является победа на

выборах, а популярность правящей партии напрямую шниси v от i стояния экономики в период, предшествующий выборам. При собл| дении этих предпосылоксправедливы следующие выводы; 1) по мчи приближения срока выборов правящая партия стремится проводи! «популярный» курс стимулирования экономического роста, к с< числе за счет активной кредитно-денежной и бюджетной политик^ 2) непосредственно после выборов победившая партия ьынуждик проводить «непопулярный» курс борьбы с инфляционными послед ствиями политики, проводившейся в период предвыборной камне нии. Таким образом, в экономике возникает циклический процес^ непосредственно перед выборами наблюдается ускорение эконом* ческого роста и — с небольшим временным лагом — увеличение м фляции, а в период после выборов темп инфляции падает, а как след ствие дефляционной политики снижаются и темпы экономическог роста.

Очевидно, что подобная модель опирается на предположение «близоруком» поведении избирателей, которые не в состоянии распоэ нать эгоистического поведения политиков и предугадать среднесроч! ные последствия «популярной» политики. Поэтому значительные уси| лия исследователей были направлены на усовершенствование модели Нордхауза с целью учета способности избирателей к «обучению». Клю­чевая роль в возможном возникновении политического делового цик ла отводится при этом тому факту, что политики более информироим ны по сравнению с избирателями, а потому могут использовать отно сительную неинформированность избирателей в вопросах экономи­ческой политики для повышения своей популярности.

Альтернативное направление в моделировании политической делового цикла берет начало от работ Д. Гиббса11. По Гиббсу, характер экономической политики зависит оттого, какая партия находится ; власти. Предполагается, что «левые» партии заинтересованы преждй всего в борьбе с безработицей (даже за счет роста инфляции), в то время как «правые» партии большее внимание уделяют недопуще-j нию инфляции (даже за счет роста безработицы). Это связано с тем] что «левые» партии традиционно ориентируются на поддержку на4 емных работников, а «правые» партии — на поддержку крупного бкз-^ неса, где влиятельные позиции занимают кредиторы (которые в пер-^ вую очередь страдают от инфляции). Таким образом, согласно про-| стейшей модели циклические колебания в экономике генерируютс сменой «правых» и «левых* правительств, причем последствия npo-i

1ШДИМОЙ соответстпующимп ирниитсльс'шпми политики сохраняют-in nil протяжении псего срок;! их полномочий. В более совершенных моделях такого рода предполагается, что экономика адаптируется к • июкам», вызванным сменой правительств, а потому их последствия проявляются лишь на протяжении ограниченного времени.

Как свидетельствуют результаты эмпирических исследований^ реальная практика более соответствует модели Гиббса, а не модели 11ордхауза. Вместе с тем в последние годы интерес исследователей во 1кж большей степени перемещается от моделей политического дело-Hoio цикла к более общим моделям эндогенного определения госу­дарственной макроэкономической политики.

Теория эндогенного определения экономической политики

Одним из наиболее существенных достижений.теории общест­венного выбора является «эндогенизация» параметров государствен­ной экономической политики. Для традиционного подхода, свой­ственного неоклассической экономической теории, характерно представление об экономической политике как о «внешнем» (экзо­генном) для экономической системы факторе. Иными словами, предполагается, что она формулируется и осуществляется субъек­тами, находящимися вне экономической системы, в соответствии с их стремлением к максимизации общественной функции благосо­стояния. Напротив, в рамках теории общественного выбора все ме­роприятия государственной экономической политики понимаются как эндогенные для экономико-политической системы, поскольку их определение осуществляется под влиянием запросов субъектов политического рынка (избирателей, членов групп давления), кото­рые одновременно являются экономическими субъектами31. Имен­но эта концептуальная схема составляет аналитическое ядро теории эндогенного определения экономической политики, которая уде­ляет центральное внимание изучению поведения субъектов поли­тического рынка, максимизирующих собственные целевые функ­ции, и налагаемых на него ограничений (прежде всего информаци­онных и институциональных).

Зарождение нового взгляда на процессы определения экономи­ческой политики ассоциируется прежде всего с именами Дж. Стигле-ра и С. Пильзмена, давших развернутую характеристику влияния от­раслевых групп давления на принятие решений, касающихся ре гули рования сферы их деятельности24. Впоследствии данный подход бы i распространен на анализ широкого круга проблем как отраслевого, так и макроэкономического регулирования, при одновременном ус ложиении структуры взаимодействия между субъектами политичес­кого рынка.

Определенный параметр государственной политики (например, объем бюджетных расходов, ставка налога, высота внешнеторгового тарифа, сумма субсидий определенной отрасли) рассматривается как ] эндогенный, если его выбор можно объяснить рациональным макси­мизирующим поведением индивидов25. Благодаря такому подходу по- -является возможность распространить методы анализа общего и час­тичного равновесия как на политическую сферу, так и на всю эконо­мико-политическую систему. Для изучения политических процессов применяются общие модели эндогенного определения политики струк­туры пхт (п групп давления, т субъектов принятия политических ре­шений), в которых в качестве эндогенных рассматриваются парамет­ры поведения обеих упомянутых категорий субъектов политического рынка, а также частичные модели эндогенного определения полити­ки, в которых за эндогенные принимаются параметры, характеризую­щие поведение лишь какой-либо одной категории субъектов.

Совмещение моделей, описывающих политические и экономиче-, ские рынки (т.е. синтез общих моделей эндогенного определения эко­номической политики и традиционных моделей общего экономичес-■ кого равновесия), позволяет перейти к анализу экономико-политиче-] ского равновесия, охватывающего как экономический, так и полити­ческий сектор общественной жизни. Модели общего экономико-по­литического равновесия предусматривают, что как субъекты полити­ческого рынка (правительство, партии, группы давления и рядовые избиратели), так и субъекты экономического рынка (предпринимате­ли и потребители) руководствуются мотивом максимизации собствен­ной целевой функции. Данные модели призваны характеризовать распределение экономических ресурсов, величину вознаграждения фак­торов производства и объем выпуска благ в экономике при условии осуществления набора мероприятий государственного регулирования, обеспечивающего достижение равновесия на политических рынках.

Характер задач, решаемых и рамках указанных моделей группами давления и субъектами принятия политических решений, можно про­иллюстрировать с помощью рис. 7 и 8. Группа давления осуществля­ет лоббирование в пользу проведения выгодной для нее экономичес­кой политики; при этом оптимальной стратегии ее поведения соот­ветствует такой объем расходов на лоббирование, при котором его предельные издержки и выгоды совпадают (под выгодами понимает­ся прирост доходов членов группы давления в результате проведения благоприятной государственной политики). В свою очередь, страте­гия политических партий заключается в нахождении баланса между интересами групп давления и избирателей. Осуществляя политику, благоприятную для групп давления (например, вводя импортные та­рифы, контроль за иенами и др.), правящая партия наносит эконо­мический ущерб избирателям; в то же время она получает от групп давления ресурсы, которые могут быть использованы ею в кампани­ях политической рекламы для повышения своей популярности у из­бирателей. Оптимальным является такое значение параметра эконо­мической политики, при котором предельное сокращение популяр­ности равно ее предельному приросту. Аналогичные рассуждения применимы и к политическим партиям, борющимся за победу на выборах и анонсирующим в ходе предвыборной кампании целевые параметры своей будущей экономической политики.

Число голосов

Р*         Значение параметра экономической политики

Рис.7

Оптимальные расходы на лоббирование. Группы давления определяют опти­мальный размер расходов на лоббирование L*, при котором достигается ра-пенство предельных издержек и выгод воздействия на процесс выработки государственных решений.

709

 

Число голосов

Значение параметра экономической политики Рис.8

Определение экономической политики политической партией. Кривая L пред­ставляет собой график функции сокращения популярности политической партии у избирателей при осуществлении политики, выгодной группе дав­ления; кривая G— график функции прироста популярности партии у изби­рателей за счет политической рекламы, средства на которую дает группа дав­ления. При оптимальном значении параметра экономической политики Р* достигается равенство предельного сокращения и предельного приростачис-ла голосов, на получение которых может рассчитывать партия.

Один из наиболее фундаментальных результатов, связанных с ис­пользованием моделей эндогенного определения экономической по­литики, заключается в концептуальном доказательстве противоречия между экономической эффективностью, определяемой по критерию Парето, и политической эффективностью, условием которой является максимизация каждой категорией субъектов политического рынка сво­ей целевой функции в условиях ограничений, налагаемых аналогич­ным поведением других субъектов. По образному выражению, «неви­димая рука» экономического рынка способствует увеличению богат­ства народов, а «невидимая нога» политических рынков — его сниже­нию26. С точки зрения большинства исследователей, ослабление нега­тивных последствий ориентации экономической политики на запро­сы групп давления может быть достигнуто только с помощью специ­альных конституционных ограничений {см. раздел 4.1.).