Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

3. Проблемы выбора в условиях представительной демократии

Простейшие модели выбора в условиях представительной демо­кратии предполагают наличие двух партий, конкурирующих за голо­са избирателей. Чтобы одержать победу на выборах, партии должны анонсировать предоставление такого объема общественных благ, ко­торый являлся бы желательным для большинства членов общества. Ключевое значение для теории общественного выбора имеет прави­ло, выдвинутое Э. Даунсом в книге «Экономическая теория демокра­тии»: «Партии формулируют свою политику с целью победить на вы­борах, а не побеждают на выборах с целью формулировать полити­ку» . В том случае, если: 1) всех избирателей интересует один и тот же вопрос; 2) альтернативные подходы к решению этого вопроса могут быть представлены в виде линии политического спектра (т.е. ранжи­рованы по принципу «больше-меньше», например, более высокий или более низкий уровень расходов); 3) предпочтения избирателей рас-

пределены симметрично; 4) если победителем становится партия, по­лучившая большинство голосов — то оптимальной стратегией пар­тий является ориентация на «медианного избирателя» (см. рис. 3).

Число голосов

Рис.3

Теорема о «медианном избирателе». При симметричном распределении пред­почтений относительно конкретного общественного блага, максимизация голосов избирателей достигается при ориентации на количествообгцествен-ного блага Q*, предпочтительное с точки зрения «медианного избирателя». Название теоремы связано с тем, что позиция Q* соответствует медиане по­литического спектра; иными словами, варианты Q< Q* и Q> Q* поддержи­ваются одинаковым количеством избирателей.

Чтобы лучше понять суть данного утверждения, получившего на­звание теоремы о «медианном избирателе», рассмотрим аналогию с теорией размещения производства, использованную Э. Даунсом. Пусть вдоль некой улицы на одинаковом расстоянии друг от друга расположено 100 домов. Торговцу, принимающему решение о разме­щении своего магазина наданной улице, целесообразно выбрать «ме­дианную» позицию, т.е. поместить его, скажем, в доме № 50. Если у торговца появится конкурент и разместит свой магазин в смежном доме - доме № 51, — рынок окажется поделен на две равные части: первый торговец будет обслуживать дома № 1—50, а второй — домд № 51-100 (предполагается, что торговцы продают идентичные това-1 ры и единственный критерий выбора магазина для покупателей coJ стоит в его удаленности от места жительства). Если один из торгов-^ цев уклонится от «медианной» стратегии (основав магазин в доме № 20, например) при том, что другой будет ее придерживаться, то nepJ вый торговец окажется в невыгодном положении, ибо его покупате4 лями будут только жильцы домов № 1-30, а все остальные будут хо*| дить за покупками к его конкуренту.

Эта аналогия может быть напрямую перенесена на рис. 3. Если Q, = 100 и Q* = 50, то партии 1 целесообразно заявить предвыбор­ную платформу, ориентированную на предоставление 50 единиц об­щественного блага, а партии 2 целесообразно анонсировать предо­ставление 5) единицы общественного блага. Тогда партия 1 полу­чит число голосов, соответствующее площади фигуры OMQ*, а число голосов, полученных партией 2, будет представлено площадью фи­гуры Q*MQV Отклонение от ориентации на медианного избирателя ведет к потере голосов. Если партия 1 анонсирует предоставление количества общественного блага Qv то ее позиция окажется при­влекательной лишь для тех избирателей, которые предпочитают производство не более количества Q3 общественного блага. Таким образом, партия 2 получит число голосов, соответствующее площа­ди фигуры QiLMQr в то время как число голосов, полученное пар­тией 1, окажется гораздо меньше (оно будет соответствовать пло­щади фигуры OKLQ^.

Можно видеть, что справедливость теоремы о «медианном из­бирателе» зависит от специфической формы распределения пред­почтений избирателей. Распределение, приведенное на рис. 3, мо­жет быть характерно для случаев, когда в предоставлении рассмат­риваемого общественного блага так или иначе заинтересованы isce избиратели. Более сложный случай возникает тогда, когда общест­венное благо для одной группы избирателей является одновремен­но антиблагом для другой группы. В качестве примера можно рас­смотреть проект строительства порта в городе jV, финансирование которого предполагается осуществлять за счет взимания дополни­тельного налога со всего населения страны. Для жителей этого го­рода порт представляет собой безусловное общественное благо, в то время как жители соседнего города А/, где уже есть торговый порт, согласны поддержать строительство пассажирского порта в городе N, однако строительство там торгового порта будет для них антибла­гом (поскольку новый порт составит конкуренцию их собственно­му порту). Распределение предпочтений электората изображено на рис. 4.

'' Аналогичные принципы справедливы и для принятия решений в усло-ииях прямой демократии. При описанном распределении предпочтении на­ибольшие шансы быть принятым имеет вариант решения, поддерживаемый «медианным» участником голосования

Бимодальное распределение предпочтений. Жители города Мзаинтересованы в строительстве пассажирского порта в городе /V, расходы на которое состав­ляют /fj. Напротив, жители города ^заинтересованы и строительстве торго­вого порта (уровень расходов R2). Целям максимизации числа голосов изби­рателей соответствует анонсиронание именно этих (модальных) объемов предоставления общественных благ, и то время как позиция «медианного из­бирателя» Л* не является привлекательной ни для одной из партий,

Распределения подобного рода называются бимодальными10. При бимодальном распределении оптимальные позиции партий соответ­ствуют не «медианной» позиции R*, которая не обеспечивает макси­мизации числа голосов, а модальным позициям R[ и /^. В иллюстриру­емом случае преимущество будет иметь партия, анонсирующая объем расходов £, (например, партия 2). Вместе с тем у партии-конкурента (партии 1) отсутствуют стимулы анонсировать позицию, отличную от Л,, поскольку в противном случае в борьбу может вмешаться новая партия, которая оттеснит партию 1 из числа лидеров '. Таким образом,

Понятие «мода» в статистике означает значение исследуемого призна­ка, встречающееся в наибольшем числе случаев. Распределение предпочте­ний на рис. 3 является унимодальным, т.е. имеет одну моду Q* (иначе говоря, график функции распределения предпочтений имеет один локальный макси­мум в точке Q*). График на рис. 4, напротив, имеет два локальных максимума. 11 Данное обстоятельство имеет значение, если выигрыш партии (напри­мер, число полученных мест в парламенте) пропорционален числу получен­ных голосов. Если же действует принцип «победитель получает все» (напри­мер, при выборе конкретного кандидата на место в парламенте или прези­дентский пост), многое зависит от конкретной процедуры голосования (ны-боры п один или два тура, количество голосов, необходимых для победы, и т.д.). Однако правило об ориентации на модальную позицию сохраняет силу (равно как и в случае, когда распределение предпочтении избирателей явля­ется унимодальным, но асимметричным). В более общем случае — при по­лимодальном распределении предпочтений избирателей — за поддержку из­бирателей 6уд)Т конкурировать столько партий, сколько локальных макси­мумов имеет функция распределения предпочтений членов общества.

при бимодальном распределении предпочтений избирателей непри­меним вывод о сближении позиций партий-конкурентов. Наиболее" часто бимодальные (и ттолимодальные) распределения предпочтений избирателей наблюдаются при рассмотрении вопросов об осуществ­лении перераспределительных мероприятий (прямых и косвенных трансфертен). Данное обстоятельство играет первостепенное значение в рамках теории эндогенного определения экономической политики. Усложнение моделей принятия решений в условиях представи­тельной демократии связано с расширением числа субъектов, участ­вующих в выработке решений, а также с детальным учетом мотивов их поведения. Сама выработка политических решений моделируется и рыночных терминах, в связи с чем в рассмотрение вводится катего­рия политических рынков. Объектом обмена на политических рын­ках являются, с одной стороны, мероприятия экономической поли­тики, а с другой стороны, факторы политической поддержки: голоса избирателей, взносы в предвыборные фонды, иные трансферты ре­сурсов (в том числе взятки) и т.д. В роли субъектов политических рынков выступают избиратели, члены групп давления, а также субъ­екты принятия политических решений - политики и чиновники. Схе­ма взаимодействия между ними представлена на рис. 5.

Рис. 5

Схема взаимодействия субъектов политического рынка. В демократической системе избиратели делегируют полномочия принятия решении о проведе­нии экономических мероприятий политикам (1). Часть решений политики принимают самостоятельно, оказывая тем самым воздействие на благосо­стояние избирателей (2), а часть — делегируют чиновникам (3), от решений которых также зависит благосостояние избирателей (4). В свою очередь груп­пы давления осуществляют воздействие на решения политиков и чиновни­ков, предоставляя им специфическую поддержку (связи 5 и 6) с целью до­биться проведения выгодных для себя мероприятии (связи 7 и 8) Более слож­ная структура связей включает в себя также мероприятия политической рек-памы, осуществляемые политиками и группами давления с целью оказать влияние на позицию избирателей (связи 9 и 10).

Группы давления представляют собой группы экономических

субъектов, объединенных общими интересами и способных эффек­тивно воздействовать на процесс, принятия политических решений. Не всякая группа с общими интересами (общепринятый термин -«группа интересов») имеет возможность стать группой давления. Клю­чевую роль здесь имеет «проблема безбилетника», суть которой из­ложена в разделе 2. Для группы интересов мероприятия экономичес­кой политики, увеличивающие благосостояние ее членов, являются общественным благом. Чем многочисленнее группа и чем ниже вы­игрыш отдельных ее членов, чем ниже у них стимулы участвовать в издержках лоббирования выгодных для группы мероприятий. К при­меру, потребители, благосостояние которых уменьшается вследствие введения импортных пошлин на обувь, в принципе могут рассматри­ваться как члены группы интересов; втоже время они слишком мно­гочисленны, а проигрыш каждого из них слишком мал, чтобы они могли объединиться в группу давления с целью лоббирования про­тив введения пошлин. Напротив, национальные производители по­лучают значительный выигрыш от этих пошлин, а число производи­телей гораздо меньше по сравнению с численностью потребителей. Объединяясь в группу давления, производители осуществляют лоб­бирование, чаще всего сопряженное с трансфертами ресурсов и пользу субъектов принятия политических решений. Благодаря этому в де­мократическом обществе могут осуществляться мероприятия эконо­мической политики, противоречащие интересам основной массы избирателей, но выгодные для влиятельных групп давления. В том случае, если в противостояние вступают две группы давления (напри­мер, производители оборудования, заинтересованные в повышении на него импортных пошлин, и представители отраслей, которые ис­пользуют это оборудование), то наибольшие шансы провести выгод­ный для себя курс экономической политики имеет та группа, кото­рая может мобилизовать больший объем ресурсов для лоббирования; этот объем, в свою очередь, зависит от ресурсного потенциала чле­нов группы, ожидаемых ими выгод и степени проявления в группе «проблемы безбилетника»13.

О поведении политиков мы уже имели случай говорить выше. Здесь же важно заметить, что дополнительным фактором их победы на выборах становится объем взносов а их предвыборные фонды, которые предоставляют группы давления в обмен на обещание про­водить выгодный для них курс экономической политики.

Чиновники представляют собой субъектов принятия политичес­ких решений, которым политики делегируют часть полномочий в конкретных сферах деятельности. Причиной для такого делегирова­ния служит в первую очередь стремление использовать выгоды спе­циализации, связанные с тем, что решением специфических проблем занимаются обладающие соответствующей компетенцией сотрудни­ки государственных органов. При этом возникает «проблема довери­теля-агента», известная в современной институциональной теории. Политики делегируют чиновникам часть своих полномочий, но об­ладают ограниченными возможностями контролировать их деятель­ность. В рамках концепции, выдвинутой У. Нисканеном'\ предпола­гается, что производственная функция государственного агентства (т.е. характер преобразования финансовых ресурсов, получаемых агентством, в результаты его деятельности) известна только руковод­ству агентства. В немалой степени это обусловлено тем, что результа­ты деятельности агентства часто носят «неосязаемый» характер (по­становления, докладные записки и др.). В то же время предполагает­ся, что благосостояние чиновников зависит от размера бюджета агент­ства: это открывает возможности для увеличения их вознаграждения, повышения должностного статуса, репутации и т.д. В результате ока­зывается, что чиновникам удается существенно завышать бюджеты агентств по сравнению с уровнем, действительно необходимым для выполнения функций агентства. Данные аргументы играют сущест­венную роль в обосновании тезиса о сравнительной неэффективнос­ти предоставления общественных благ государственными органами, который разделяет подавляющее большинство сторонников теории общественного выбора.

Наконец, следует сказать о подходах к изучению поведения из­бирателей. С точки зрения модели рационального выбора избирате­ли будут участвовать в голосовании лишь в том случае, если ожидае­мые выгоды превысят при этом ожидаемые издержки. Размер ожи­даемых выгод ранен произведению прироста благосостояния, кото­рый получит избиратель в результате победы партии, анонсирующей наиболее благоприятный для него курс экономической политики, на вероятность того, что именно голос данного избирателя окажет ре­шающее влияние на исход выборов (дополнительным множителем может служить субъективная оценка избирателем вероятности того, что партия будет выполнять свои предвыборные обещания). Посколь­ку вероятность «подать решающий голос» в большинстве случае ни-

чтожно мала, величина ожидаемых выгод также оказывается незна­чительной. В то же время издержки участия в голосовании вполне ощутимы (потери времени, издержки проездадо избирательного уча стка, в ряде стран - издержки регистрации в качестве избирателей). Отсюда следует вывод, что рациональной стратегией избирателя яи ляется стратегия рационального абсентеизма (отказа от участия и выборах). По той же причине предполагается, что избиратели отка жутся нести издержки приобретения информации о позиции конкрет ных партий (стратегия рационального обскурантизма, или рациональ ного неведения)54.

Вопрос о том, почему избиратели псе же участвуют в выборах, иногда рассматривается в качестве фундаментального вопроса тео­рии общественного выбора. На этот вопрос пока не получено адек­ватного ответа (возможные гипотезы сводятся к роли идеологичес­ких предпочтений, комплекса «болельщиков», поддерживающих раз­личные партии из «спортивного интереса», или желания избирате­лей сохранить демократическую систему как таковую). В то же время модель рационального выбора позволяет сделать эмпирически вери­фицируемые прогнозы относительно того, что активность избирате­лей будет расти: !) с увеличением «избирательного дифференциала» (т.е. оценки превышения выгод, связанных с победой наиболее при­влекательной для избирателей политической силы, над выгодами, связанными с победой следующей по степени предпочтительности силы); 2) с увеличением неопределенности результатов выборов (что повышает шансы избирателя оказать на них влияние); 3) с сокраще­нием издержек голосования (связанным, к примеру, с проведением выборов в специально для этого назначенные выходные дни). Кроме того, представление о рациональном обскурантизме избирателей дает объяснение высокой эффективности мероприятий политической рек­ламы: в условиях, когда избиратели не заинтересованы в самостоя­тельном поиске информации, сопряженном с издержками, важную роль играет информация, получаемая ими бесплатно.

Рассмотренные предположения относительно особенностей по­ведения субъектов политического рынка играют ключевую роль в рамках «дочерних» теорий, развивающихся на базе теории общест­венного выбора. Рассмотрим главные из них: теорию конституцион­ного выбора, теорию политического делового цикла, теорию поли-

тической ренты, теорию эндогенного определения экономической политики и экономическую теорию политических институтов.