Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

3. Теорема Коуза

Теорема Коуза, изложенная в его статье «Проблема социалын издержек» (I960), относится к числу наиболее общих положений не вой институциональной теории. Она посвящена проблеме внешш эффектов (экстерналий). Так называют побочные результаты любе деятельности, которые касаются не непосредственных ее участников а третьих лиц.

Примеры отрицательных экстерналий: дым из фабричной трубь которым вынуждены дышать окружающие, загрязнение рек сточиi

ми водами и т.д. Примеры положительных экстерналий: частные цвет­ники, лужайки, которыми могут любоваться прохожие, мощение улиц за свой счет и др. Существование экстерналий приводит к расхожде­нию между частными и социальными издержками (по формуле: со­циальные издержки равны сумме частных и экстернальных , т.е. воз­лагаемых на третьих лиц). В случае отрицательных внешних эффек­тов частные издержки оказываются ниже социальных, и случае поло­жительных эффектов — наоборот, социальные издержки ниже част­ных.

Такого рода расхождения исследовались еще А. Пигу в книге «Те­ория благосостояния» (1920), Он характеризовал их как «провалы рынка», так как ориентация лишь на частные выгоды и издержки приводит либо к перепроизводству благ с отрицательными экстерна-лиями (загрязнение воздуха и поды, высокий уровень шума и т.д.), либо к недопроизводству благе положительными экстерналиями (не­достаточность возводимых частными лицами маяков, прокладывае­мых ими дороги т.п.). Указания на «провалы рынка» служили для Пигу теоретическим обоснованием государственного вмешательства в эко­номику: он предлагал налагать на деятельность, являющуюся источ­ником отрицательных внешних эффектов, штрафы (равные по вели­чине экстернальным издержкам) и возмещать в форме субсидий эк­вивалент экстернальных выгод производителям благ с положитель­ными внешними эффектами.

Против позиции Пигу о необходимости государственного вмеша­тельства и была направлена теорема Коуза.

С его точки зрения, в условиях нулевых трансакционных издер­жек (а именно из этих условий исходила стандартная неоклассичес­кая теория) рынок сам сумеет справиться с внешними эффектами. Теорема Коуза гласит: «Если права собственности четко определены и трансакционные издержки равны нулю, то размещение ресурсов (структура производства) будет оставаться неизменной и эффектив­ной независимо от изменений и распределении прав собственности».

Таким образом, выдвигается парадоксальное положение: при от­сутствии издержек, по заключению сделок структура производства остается той же самой независимо от того, кто каким ресурсом вла­деет. Теорема доказывалась Коузом на ряде примеров, частично ус­ловных, частично взятых из реальной жизни.

Представим, что по соседству расположены земледельческая фер­ма и скотоводческое ранчо, причем скот хозяина ранчо может захо-чить на поля фермера, нанося ущерб посевам. Если хозяин ранчо не несет за это ответственности, его частные издержки будут меньше социальных. Казалось бы, есть все основания для вмешательства госу­дарства. Однако Коуз доказывает обратное: если закон разрешает фер­меру и хозяину ранчо вступать в контрактные отношения по поводу потравы, тогда вмешательство государства не потребуется; все разре­шится само собой.

Допустим, оптимальные условия производства, при которых оба участи и ка дости гают макс и мума совокупного благосостоя н и я, закл ю-чаются в следующем: фермер собирает со своего участка урожай в 10 ц зерна, а хозяин ранчо откармливает 10 коров. Но вот хозяин ранчо ре­шает завести еще одну, одиннадцатую корову. Чистый доход от нее со­ставит 50 дол. Одновременно это приведет к превышению оптималь­ной нагрузки на пастбище и неизбежно возникнет угроза потравы для фермера. Из-за этой дополнительной коровы будет потерян урожай в размере I ц зерна, что дало бы фермеру 60 дол. чистого дохода.

Рассмотрим первый случай: правом не допускать потраву обла­дает фермер. Тогда он потребует от хозяина ранчо компенсацию, не меньшую, чем 60 дол. А прибыль от одиннадцатой коровы — только 50 дол. Вывод: хозяин ранчо откажется от увеличения стада и струк­тура производства останется прежней (а, значит, и эффективной) -10 ц зерна и 10 голов скота.

Во втором случае права распределены так, что хозяин ранчо не несет ответственности за потраву. Однако у фермера остается право предложить ему компенсацию за отказ от выращивания дополнитель­ной коровы. Размер «выкупа», по Коузу, будет лежать в пределах от 50 дол. (прибыль хозяина ранчо от одиннадцатой коровы) до 60 дол. (прибыль фермера от десятого центнера зерна). При такой компен­сации оба участника окажутся в выигрыше, и хозяин ранчо опять-таки откажется от выращивания «неоптимальной» единицы скота. Структура производства не изменится.

Конечный вывод Коуза таков: и в том случае, когда фермер имеет право взыскать штраф с хозяина ранчо, и в том случае, когда право потравы остается за хозяином ранчо (т.е. при любом распределении прав собственности), исход оказывается одним — права все равно ne-j реходят к той стороне, которая ценит их выше (в данном случае -; фермеру), а структура производства остается неизменной и оптималь­ной. Сам Коуз по этому поводу пишет следующее: «Если бы все пра-^ ва были ясно определены и предписаны, если бы трансакционные издержки были равны нулю, если бы люди соглашались твердо при­держиваться результатов добровольного обмена, то никаких экстер-налий не было бы». «Провалов рынка» в этих условиях не происходи­ло бы, и у государства не осталось бы никаких оснований для вмеша* тельства с целью корректировки рыночного механизма.

Примечательно, что сам Коуз, полемизируя с положениями А. Пигу, не ставил перед собой задачи сформулировать какую-то об­щую теорему. Само выражение «теорема Коуза», равно как и первая ее формулировка, были введены в оборот Дж. Стиглером, хотя по­следний и основывался на статье Коуза 1960 г. Сегодня теорема Коу­за считается одним из наиболее ярких достижений экономической мысли послевоенного периода.

Из нее следует несколько важных теоретических и практических выводов.

Во-первых, она раскрывает экономический смысл прав собствен­ности. Согласно Коузу, экстерналии (т.е. расхождения между част­ными и социальными издержками и выгодами) появляются лишь тог­да, когда права собственности определены нечетко, размыты. Когда права определены четко, тогда все экстерналии «интернализируют-ся» (внешние издержки становятся внутренними). Не случайно глав­ным полем конфликтов в связи с внешними эффектами оказывают­ся ресурсы, которые из категории неограниченных перемещаются в категорию редких (вода, воздух) и на которые до этого прав собст­венности в принципе не существовало.

Во-вторых, теорема Коуза отводит обвинения рынка в «провалах». Путь к преодолению экстерналии лежит через создание новых прав собственности в тех областях, где они нечетко определены. Поэтому внешние эффекты и их отрицательные последствия порождаются де­фектным законодательством; если кто здесь и «проваливается», так это государство. Теорема Коуза по существу снимает стандартные обвинения в разрушен-ии окружающей среды, выдвигаемые против рынка и частной собственности. Из нее следует обратное заключе­ние: к деградации внешней среды ведет не избыточное, а недостаточ­ное развитие частной собственности.

В-третьих, теорема Коуза выявляет ключевое значение трансак-ционных издержек. Когда они положительны, распределение прав собственности перестает быть нейтральным фактором и начинает влиять на эффективность и структуру производства.

В-четвертых, теорема Коуза показывает, что ссылки на внешние эффекты - недостаточное основание для государственного вмеша­тельства. В случае низких трансакционных издержек оно излишне, в случаях высоких — далеко не всегда экономически оправдано. Ведь действия государства сами сопряжены с положительными трансак-ционными издержками, так что лечение вполне может быть хуже са­мой болезни.

Влияние Коуза на развитие экономической мысли было глубо­ким и разноплановым. Его статья «проблема социальных издержек»

стала одной из наиболее цитируемых в западной литературе. Из его работы выросли целые новые разделы экономической науки (эконо­мика права, например). В более широком смысле его идеи заложили теоретический фундамент для развития неоинституционального на­правления.

Однако восприятие Коуза другими экономистами оказалось до­статочно односторонним. Для него самого вымышленная экономи­ка с нулевыми трансакционными издержками была лишь переход­ной ступенькой к рассмотрению реального мира, где они всегда по­ложительны. К сожалению, в этой части его исследование вызвало меньший интерес, чем знаменитая теорема. Именно на ней сосредо­точилось внимание большинства экономистов, поскольку она отлич­но вписывалась в господствующие неоклассические представления. Как признавал сам Коуз, его попытка «выманить» экономистов из воображаемого мира «классной доски» не увенчалась успехом.