Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

4. Макроэкономическая модель

«новых классиков» и влияние денежной политики на экономику

уществуют несколько вариантов макроэкономической моде-Iji ювых классиков». Но для всех них характерны следующие мо-Ь      ы:

шкроэкономические зависимости непосредственно переносят-i макроуровень;

Функции совокупного спроса и предложения прямо зависят от ни iook прогнозов субъектов; ожидания рациональны;

кономическая политика отражается в модели либо уравнением i     'южения денег, либо с помощью экзогенных переменных, непо-:твенно включенных в число переменных функций спроса и ii     'южения.

1 функции предложения денег выделяется регулярная составля-ш.ш, отражающая «денежное правило», и случайная. «Денежное |р;тило» предполагает, что масса денег изменяется таким образом, оОы минимизировать отклонения системы от «естественного» со-гпяния, и потому является функцией прошлых значений денежной 1ксы и объема капитала, определяющего потенциальные производ-

|1 пенные возможности системы.

В качестве примера можно рассмотреть упрощенную модель Сар-жентаи (все переменные заданы как темпы прироста).

yrk+a[p-tp^) + ut            (1)

УГК+Щ+^-РЯ+Ъ+У,       (2)

m, = pl + y,+ brl + ql      (3)

m,= Af(«M, ...,*,„,, ...)+у,            (4)

,+/t=EPt+l>       (5)

где yt — объем производства в реальном выражении, pt — общий уро­вень цен, mt - масса денег в момент времени (; rt - ставка процента; Z,- экзогенная переменная; a, b, d- коэффициенты; ut,vt, gl,jl -независимые случайные величины, распределенные по нормально- , му закону; kt — характеристика «нормальных» производственных воз­можностей системы; lp'l_i — субъективные ожидания цен в момент /—1 относительно их значения в момент /; £/>, — математическое ожи­дание цен в момент I,

Уравнение (1) — совокупного предложения — показывает, что от­клонение предложения от «нормального» уровня обусловлено ошиб­ками субъективных ожиданий цен.

Уравнение совокупного спроса (2) отражает, что отклонения спро­са от «нормального» уровня зависит от изменения реальной ставки процента, ожидаемых цен и от экзогенной переменной.

Уравнение спроса на деньги (3) устанавливает зависимость спро-] са на деньги от цен, объема производства, процента и случайной ве-] личины.

Уравнение предложения денег (4) распадается на две составляй щие: регулярную, полученную из условия минимизации отклонен у от к, и определяющую зависимость т от экзогенных переменных| прошлых значений денежной массы, и случайную.

Уравнение (5) задает условие рациональности ожиданий.

Задача формулируется так: найти функцию, связывающую отклС нение текущего уровня выпуска от его «нормального» уровня (у1 -1 с экзогенными переменными модели. Схематично процесс поиска ] шения можно представить следующим образом. Сначала цены выр^ жаются как функция математического ожидания цен, денежной ма£| сы, экзогенных переменных и случайных величин. Затем цены выг. жаются как функция прошлых и текущих значений денежной массь экзогенных и случайных переменных. Далее показывается, что ошив ки прогнозов цен, построенные с учетом всей информации один?

мике денежной массы и экзогенных переменных, есть функция слу­чайной величины, т.е. Е(р, — pet) = 0.

Принимая во внимание уравнение (1), получаем, что отклонение системы от «нормального» уровня производства (yt— kt) зависит лишь от случайной величины, ане от регулярной составляющей денежной массы. Иными словами, регулярная денежная политика не влияет на реальное состояние экономики. Таков основной практический вы-нод «новой классики».

Сначала «новые классики» не затрагивали вопросов экономиче­ской политики и ее эффективности. Однако в 70-е годы стали появ­ляться статьи, посвященные этим вопросам, и «новые классики» ока­зались d центре дискуссии по проблемам экономической политики.

Что касается воздействия неожиданных изменений денежной массы, то здесь они не сказали ничего нового. Идея о том, что такие изменения могут повлиять на реальное состояние в экономике, со­ответствует позиции Фридмена. Принципиальный вопрос состоит в ■|ом, можно ли и если можно, то как выработать правило, позволяю­щее, исходя из наблюдаемых значений экономических показателей, задавать такие значения «управляемых переменных», например, пред­ложения денег, которые могли бы вызвать желательное изменение

уровня производства

«Новые классики» отрицательно отвечают на этот вопрос: деньги оказывают воздействие на производство только в той мере, в какой рост общего уровня цен воспринимается как повышение относитель-ныхцен. Именно потому, что речь идет о правиле, т.е. о систематиче­ской реакции правительства на изменение экономических показате­лей, делается вывод о невозможности подобной ситуации. Денежная политика может оказывать воздействие лишь на общий уровень цен. Достижение стабильности цен, по мнению «новых классиков», предполагает следование всеми признанному и строго выполняе­мому политиками правилу низких и стабильных темпов роста де­нежной массы, отвечающих долговременным тенденциям роста про-; ишодства. И в этом смысле позиция «новых классиков» аналогична Позиции Фридмена. Их новаторство состоит в том, что они исклю­чают возможность воздействия денежной массы на производство в краткосрочном периоде и, более того, в принципе не доверяют по­ли i ике воздействия на спрос. Кроме того, они ставят вопрос о вли­янии степени доверия людей к правительству на эффективность

не поддается искушению временно отойти от избранного курса, что бы, например, повысить уровень занятости (особенно велик соблаш сделать это перед выборами), то поставленная цель достигается бьк трее.

Но если правительство поддается искушению отказаться от про возглашенного курса ради скорейшего достижения каких- либо ин м \ целей — и оно может добиться этого, так как люди не ожидают и<> добных действий, — доверие оказывается подорванным. Возвраиц ние к стратегической линии будет сопряжено с большими трудно* тями, так как люди будут исходить уже из того, что истинные цени правительства отличаются от провозглашаемых.

Отрицая эффективность политики «точной настройки» в д> кейнсианства, а также любой политики, реагирующей на текут1 ситуацию и воздействующей на спрос, «новые классики» допуска! целесообразность политики, влияющей на институциональную стр^ i туру, главным образом направленной на уменьшение «трения». V этом отношении их позиция весьма близка к позиции неортодокса: ного монетариста Д. Лейдлера.

Пика своего влияния «новая классика» достигла в начале 80-х \ дов. Но уже к середине 80-х годов появились работы, поставивш, под сомнение универсальность предложенного подхода.

Кейнсианцы справедливо отметили, что «новые классики» р;к суждали в рамках модели Вальраса, которая исключает какис-лиьп неценовые сигналы, что плохо согласуется с реальным поведением людей. Если же признать, что даже в условиях гибкости цен люди pi агируют не только на ценовые сигналы, то общая картина экономи ки существенно отличается как от вальрасианской, так и от той, ы> торая нарисована «новыми классиками».

На уровне эмпирического анализа было накоплено немало сип детельств того, что последствия систематических и ожидаемых и > менений в экономической политике не сводятся к изменению m ключительно номинальных величин, а затрагивают реальные пе|н менные. Существование долговременных контрактов, издержи связанных с поиском информации и реакцией на нее, и целый р i других, очевидных в реальной жизни, но игнорируемых в модел «новых классиков» обстоятельств оставляет поле для дальнейт. дискуссий.

Так, были получены свидетельства того, что фискальная поли i > ка способна повлиять на «нормальный» уровень производства, а 1 рез него на функции спроса и предложения труда и, следователь! политика может стимулировать инфляцию не через канал совокуп­ного спроса, а воздействуя на предложение труда16.

Критическому рассмотрению была подвергнута идея сдвигов в юхнологии как источника циклических колебаний, а также предпо­сылка о высокой норме замещения между трудом и досугом, которая лежит в основе модели цикла Лукаса и в конечном счете позволяет i оворить о добровольном характере безработицы17.

Был поставлен вопрос и о правдоподобности гипотезы о рацио-I нальных ожиданиях. Причем острота и направленность критики за-| кисели от формулировки гипотезы.

Гипотеза в слабой форме не требует того, чтобы псе субъекты да-I пали одинаковые прогнозы для одних и тех же переменных, а пред­полагает, чтобы субъекты более или менее одинаково быстро строи­ли прогнозы и оптимально использовали имеющуюся и относящую­ся к делу информацию. При такой формулировке легче сохранить логику равновесного подхода, но возникают вопросы о «нужной» информации, степени ее доступности, компетентности субъектов при 101 боре информации и т.д. Важно в этом случае и то, как соотносится скорость прогнозирования субъектов со скоростью изменений в по-[литике. Если люди медлительны, то политика может влиять на их [поведение в нужном направлении, если они реагируют быстрее по­литиков, то поведение последних не соответствует гипотезе о рацио­нальных ожиданиях. Эмпирические данные говорят о том, что люди адаптируются к изменениям в политике за 1—1,5 года. И это слиш­ком длительный период, чтобы можно было говорить о рациональ­ности ожиданий субъектов, а потому остаются возможности для раз-иития процесса по монетаристскому сценарию.

Гипотеза в сильной форме, как ее и предложил Мут, была сформу­лирована по принципу «как если бы», т.е. неявно предполагала, что люди формулируют однотипные прогнозы, что, разумеется, делает эту гипотезу весьма уязвимой перед лицом критики. Однако именно в этом случае имеется серьезный контраргумент: гипотеза Мута скорее явля­ется формальной конструкцией типа «как, если бы», которая призвана [решить логические проблемы, чем предпосылкой, основанной на опы-|те или претендующей на эмпирическую достоверность. И следователь-|ц<>, ее можно оценивать лишь с позиций логики. Подобную проверку данная гипотеза и вся концепция «новых классиков» выдерживает. Вопрос же о применимости ее выводов на практике делает однознач­ную оценку этой концепции весьма проблематичной.

В итоге можно сказать, что удар, нанесенный «новыми классика­ми» по своим теоретическим противникам, не привел к полному нис­провержению последних или смене парадигмы, вместе с тем во мно­гом благодаря «новым классикам» заметно возрос интерес к пробле­мам ожиданий, неопределенности, информации, оригинальными идеями обогатился равновесный подход.

Приложение 1

К вопросу о соотношении ожидаемых и происходящих событий

Проблема, на которую обратили внимание «новые классики», в дейст­вительности выходит за рамки не только данной теории, но и экономичес­кой науки в целом и затрагивает целый пласт философских проблем соци­ального знания. Дело в том, что «новые классики», хотя и в специфичес­кой форме, признали, во-первых, что ожидания людей влияют на реальное течение событий, а во-вторых, что наука сама по себе не является нейт­ральным инструментом наблюдения, а в какой-то мере формирует свой объект. Идея о том, что в отличие от процессов в природе процессы, про­исходящие в обществе, могут определяться ожиданиями людей относитель­но этих самых процессов, новее не является открытием «новых классиков», адостаточнодавнобыла высказана и признака практикой. Например, прак­тическая социология сегодня признает, что публикуемые накануне выбо­ров результаты опросов относительно их исхода могут повлиять на эти ре­зультаты. Мысль о том, что «симпатии и антипатии творят явления», а ожи­дания могут способствовать собственной реализации, была высказана мно­го раньше (см., например: Оболенский Л.Е. Социальные предвидения // Русская мысль. 1882. № 5). Что касается науки, то сегодня как никогда ясно видна ее роль в формировании нового экономического порядка в странах с переходной экономикой, причем речь идет о формировании новых инсти­тутов в широком смысле, включая поведение людей. Так, сейчас и полити­ки, и простые граждане хорошо знают, что очередной всплеск роста цен происходит через два-три месяца после крупных бюджетных выплат, что возможность правительства выполнять свои обязательства зависит от ус­пехов в сборе налогов и т.д.