Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

Глава 3

Формирование классической школы политической экономии

 

□ Механизм рынка, или идея «невидимой руки» ОЛокк:

трудовая теория собственности □ Мандевиль: «Пороки частных лиц — блага для общества» □ Адам Смит; ответ Мандевилю □ Теория производства, или тайне богатства народов □ У, Петти: «Труд — отец... богатства, Земля — его мать» □ Буагильбер и Кантияъон □ Физиократы

С возникновением классической политической экономии экономи­ка получила признание в качестве науки. Это значит, что экономиче­ская мысль перестала довольствоваться знаниями на уровне здраво­го смысла, попыталась увидеть то, что недоступно обыденному взгля­ду. Одновременно формирование классической политэкономии было частью еще одного, более масштабного процесса. В XVIII в. речь шла не только о новой науке, но и о нопой идеологии, переоценке самого места экономических ценностей в жизни общества. Купцы, ферме­ры, промышленники — социальные слои, взращенные рыночной эко­номикой, - уже вышли на авансцену истории, но в общественном сознании псе еще оставались «третьим сословием», людьми сомни­тельного происхождения и малопочтенных профессий.

Масштабность задачи привлекала к себе лучшие умы своего вре­мени. Философы Джон Локк и Дэвид Юм, финансисты Ричард Кан-тильон и Давид Рикардо, медики Уильям Петти и Франсуа Кенэ, по­литические деятели Бенджамин Франклин и Жак Тюрго — никакая другая эпоха не знает такой концентрации интеллекта на проблемах экономики.

Особое место в истории экономической мысли по праву принад­лежит Адаму Смиту {1723-1790). Именно его знаменитая книга «Ис­следование о природе и причинах богатства народов», вышедшая в свет в 1776 г., принесла ноной науке широкое общественное признание. Шотландский профессор моральной философии стал первым класси­ком экономической науки. В фигуре А.Смита символически пересек­лись две линии в развитии экономической мысли: как философ-мо­ралист он вобрал в себя многовековую аристотелевскую традицию этического осмысления хозяйственных явлений; как экономист — удачно обобщил идеи своих предшественников и современников и

стал основоположником новой традиции экономической мысли, на-знанной впоследствии классической школой политической экономии.

Цсемирное признание Смита-ученого было во многом обусловлено успехом Смита-моралиста, чьи идеи примиряли сознание эпохи с реальностями жизни.

«Классическая политическая экономия» — термин общеприня­тый, но это не исключает разночтений в его толковании. По версии К. Маркса, применившего его первым, начало классического перио­да связано с именами У. Петтии П. Буагильбера (конец XVII в.), а его свершение - с именами Д. Рикардо и С. де Сисмонди (первая треть XIX в.). В западной литературе стандартный подход относит «клас­сическую школу» ко второй половине XVIII в. и первой половине XIX в.: от А. Смита до Дж.Ст. Милля (иногда: от физиократов до К. Маркса), Наконец, Дж.М. Кейнс раздвинул ее хронологические рамки, отнеся к числу «классиков» А. Маршалла и А. Пигу, экономи­стов первой половины XX в.

Эти разночтения коренятся в неоднородности самой классичес^ кой политэкономии, которая вобрала в себя разные идейные тради­ции и была ориентирована на решение одновременно идеологичес-j ких и научных задач. Классическая школа сложилась как единстве двух начал: теории обмена (рынка) и теории производства (богатств ва). Обе теории имели общие истоки: они выросли из идей памфле­тистов XVI -XVII вв. и утвердилисыз полемике с этими идеями, име­ли сходный круг авторов и приверженцев. Тем не менее каждая из двух теорий имела свою предметную область, свой подход к ее изуче­нию, свои линии размежевания с меркантилизмом. Теория обмена развивала идеи рыночного саморегулирования в противовес практи­ке государственного протекционизма, расчищая тем самым дорогу идеологии либерализма; теория производства отвергала меркантилизм за его переоценку роли торговли, стремясь за внешними проявлени­ями богатства (прежде всего в торговле и денежном обращении) bli-s явить его истинную природу. Поначалу — в XVIII в. — обе теории раз-1 пинались и общей связке, затем — еще в рамках классической шко| лы - наметились расхождения (линия Сэя и линия Рикардо), нако] пец, входе«маржиналистскойреволюции»70-хгодовXIXп. произо| шло их размежевание.

Разночтения в периодизации классической школы отразили раз­ногласия в оценке относительной значимости этих теорий: для Марк­са главной была теория производства, а ключевыми персонажами — Петти, Кенэ и Рикардо; для западной, особенно англосаксонской, традиции важнее была теория обмена и, соответственно, фигура А. Смита, в сравнении с которой даже Кенэ остался на втором плане.

Что касается Кейнса, то для него центральной была макроэкономи­ческая, в особенности денежная, проблематика, а в этой области взгляды большинства ведущих экономистов конца XIX и начала XX в. мало изменились со времен Рикардо и Милля.