Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

4. От количественной теории денег к денежной теории производства

Как уже упоминалось в главе I6, интерес к количественной тсо рииденегв первой четверти XX в. в значительной мере был связан > подрывом позиций концепции laissez-faire и укрепления веры в во < можности использовать науку для решения важных экономически \ проблем. Среди них особое значение приобрела проблема цикли ческих колебаний. Многие экономисты полагали, что независимо от причины циклических колебаний последние можно сгладить, boj действуя на массу денег. Распространению подобной точки зрени^ способствовало то обстоятельство, что к началу века усилился коя троль со стороны банков над денежным обращением, открывш* широкие возможности для осуществления антициклической денея ной политики.

Однако парадокс состоял в том, что количественная теория да нег - это теория определения уровня цен, которая не может быть ий пользована для объяснения колебаний выпуска. Чтобы обойти э1 проблему, ученым приходилось прибегать к следующей логике: ИЗ менение цен влияет на распределение доходов и богатства, а оно^ свою очередь — на объем производства.

Другой проблемой, с которой столкнулись сторонники колич ственной теории денег, была относительная подвижность цен. Р| личие между фиксированными и подвижными ценами было осоз]| но уже перед первой мировой войной. При этот сам по себе факт j гибкости цен воспринимался не как свидетельство несостоятельщ| ти теории, а как аргумент в пользу корректировки механизмов< тации, которые она предлагала.

Анализ колебаний экономической конъюнктуры Кейнс нач| опираясь на количественную теорию денег, но постепенно он nei

! CM<t гривал как инструментарий анализа, так и формулировку проблем. Можно сказать, что он двигался от количественной теории к теории предпочтения ликвидности.

В «Трактате о денежной реформе» (1923) Кейнс анализировал по-редствия снижения цен 1920—1921 гг. с точки зрения стандартной щичественной теории. Он использовал кембриджскую версию тео-1и, устанавливающую зависимость между наличностью, общим юинем цен, долями активов, которые люди предпочитают хранить виде наличности и депозитов, а также нормы банковских резервов. I допускал, что количественная теория сохраняет силу в долгосроч-|>м плане, т.е. что существует устойчивое соотношение массы денег вращении и цен. Это означает, что контроль над денежной массой \ с гороны центрального банка может обеспечить долгосрочную ста-льностьцен. Но, какписал Кейнс, «долгосрочная перспектива шю-i подходит для обсуждения текущих проблем. В долгосрочной пер-(ективе все мы умрем. Экономисты слишком облегчают свою зада-, если в сезоны бурь могут лишь сказать, что когда шторм окончит-|, поверхность океана станет гладкой»4.

Эта, пожалуй, самая знаменитая фраза Кейнса означала, что в рам-короткого периода скорость обращения денег может изменяться шиять на уровень цен в зависимости не от массы денег, аотсоотно-5пия депозитов и наличности в портфеле у экономических субъек-\и. Поэтому задача стабилизации общего уровня цен требует соот-тгтвующей реакции со стороны центрального банка на эти изме-1ния в виде изменения объема наличности или нормы обязатель-Lix резервов. Отсюда и задачи денежной политики - в зависимости [увеличения или уменьшения кассовых остатков осуществлять рас-1рение или сжатие банковского кредита, изменяя процентную став-Подобная задача в принципе выполнима, однако возможности (игрального банка проводить политику стабилизации существенно эаничиваются в открытой экономике вообще и в условиях золото-" | стандарта в особенности. Отсюда критическое отношение к тог-(ишей валютной политике Великобритании.

Несколько под иным углом зрения рассматривал Кейнс изаи-|действие изменений количества денег и цен в обширном теоре-|ческом исследовании «Трактат о деньгах» (1930). Он ставил пе-, собой задачу исследовать причины краткосрочных отклонений |ц от долговременного равновесия. Иными словами, Кейнс иссле-ш\ч\л причины неравновесия, которое по-прежнему трактовал здесь была модифицированная количественная теория: он изменил уравнение спроса на деньги, выделил спрос на деньги для целей спе­куляций, а кроме того, дополнил модель уравнениями движения цен потребительских и инвестиционных товаров, связав их изменение с доходами, произведенными в различных секторах экономики, и таким образом поставил проблему равенства сбережении и инвес­тиций.

Общая линия его рассуждений может быть представлена следую­щим образом. В положении равновесия произведенный в различных секторах доход равен спросу на потребительские и инвестиционные товары, и этому равенству соответствует определенное отношение между ценами этих групп товаров. При этом Кейнса особенно инте­ресовало то, как это отношение изменяется (отклоняется от равно­весного уровня) при изменении в соотношении между потребляемой и сберегаемой частями дохода.

Если в некий момент получатели доходов в обоих секторах тра­тят на потребительские товары меньше, чем было произведено до­хода и секторе, их производящем, уровень потребительских цеп бу­дет падать и производители понесут убытки. Подобная ситуация может быть охарактеризована и по-иному - как превышение сбе­режений над инвестициями. В описанной ситуации сбережения, осуществляемые в экономике, превосходят доход, полученный при производстве инвестиционных товаров. Возникает ситуация, ког да, казалось бы, можно предположить рост цен на инвестиционны товары. Однако Кейнс говорит, что увеличение сбережений и спро на инвестиционные товары — не одно и то же. Последний опред^ ляется решениями инвесторов, которые руководствуются прежл всего перспективой получения прибыли. А само по себе решено людей больше сберегать, не предопределяет того, в какой форме 6) дут осуществлены эти сбережения.

Выбор этой формы зависит прежде всего от оценки доходности и надежности предлагаемых финансовых активов. Подобное рассуж дение и позволяет избавиться от тавтологии равенства сбережении и инвестиций.

Падение цен на потребительские товары не дает основания ддч оптимистических прогнозов инвесторов, в тоже время потребители в такой ситуации могут по разным причин-ам предпочесть вклады вать сберегаемую часть дохода не в корпоративные бумаги, а в болс( ликвидные активы, в том числе и деньги. В результате цены инвести ционных активов могут начать снижаться, вызывая снижение инвес тиционной активности.

Проблема в конечном счете в том, что потребители более свобод­но распоряжаются своими средствами, чем предприниматели. В от-|н 1' на снижение прибылей последние не могут быстро избавиться от и i шних капитальных активов, а попытаются снизить расходы на зар-и шту, что означает сокращение занятости. Но если такая мера иы-i чадит разумной с точки зрения отдельного предпринимателя, сточ-i и фения общества ее пагубность очевидна: зарплата-это не только и «держки, но и доход, а следовательно, ее снижение, если это стано-пигся массовым явлением, приводит к снижению совокупного пла-|| неспособного спроса на предметы потребления, в результате чего пгуация, с которой сталкиваются предприниматели, может лишь \ чудшиться.

Изменить подобную тенденцию, т.е. активизировать «пассивные» i исрежения,могбы какой-либо неординарный инвестиционный про-

ожиданий мало-

IU роятно.

Что еще может противостоять раскручиванию спирали сокраще­ния производства? Кейнс полагал, что, если при первых же призна-i .14 избыточных сбережений центральный банк резко понизит про-||| ит, инвесторы могут увидеть возможности получения дополнитель­ней прибыли. В закрытой экономике этого еще можно добиться, но и о i крытой экономике со свободным движением капитала и золота и iдеяться на это не приходится.

Это был первый шаг в создании новой теории производства и за-и 11ости. И его важность связана прежде всего с тем, что прозвучала |м иолюционная мысль о связи между процессом выравнивания сбе-1-1 /Кении и инвестиций и изменением дохода.

Неординарность позиции Кейнса, высказанной в «Трактате о день-i i\*, вызвала острую дискуссию в акдемических кругах. Многие эко­номисты положительно отнеслись к новаторским идеям Кейнса, но 'и ши и те, кто выступил с резкой критикой. Среди последних был 'I' Хайек, уже в те годы последовательно отстаивавший принципы «чи-

В спорах между Кейнсом и Хайеком нашло отражение противо™ стояние англосаксонской и австрийской традиций в экономической теории. Одним из главным спорных моментов стала австрийская те­ория капитала и процента, основы которой заложил Бём-Баверк и которая утверждала, что рыночная система обеспечивает оптималь­ное распределение ресурсов во времени через изменение временной структуры капитала. Для австрийцев решение людей сберегать было эквивалентно решению отказаться от какого-то количества товаров сегодня ради потребления большего их количества в будущем. Сле­довательно, сберегая, люди дают сигнал «сдвинуть» структуру произ­водства в сторону инвестиционных товаров. Это приспособление структуры производства к межвременным предпочтениям людей мо­жет происходить плавно, естественным образом, и тогда норма про­цента отражает предпочтения настоящих благ будущим, т.е. дисконт, Но плавность этого процесса может нарушаться. Приниципиальная возможность подобных нарушений определена уже тем, что в эконо­мике сделки заключаются в деньгах, количество которых контроли­руется банками. Осуществляя этот контроль, последние могут уста­новить ставку на уровне, который не отражает истинные межвремен­ные предпочтения людей и, таким образом, несет искаженную ин­формацию. Если банки занижают процент, результатом будет связан­ность средств в производстве инвестиционных товаров. Рано или поздно перекос в структуре производства проявится в виде кризиса, который и является способом восстановить соответствие: многие ин­вестиционные проекты останавливаются, и структуре производства возрастает доля предметов потребления. Не недостаток инвестиций, а избыток их — таков диагноз причин кризиса, предложенный авст­рийцами. Отсюда призыв к осторожной и консервативной политик банков и сохранению золотого стандарта.

Весьма пессимистически оценивая возможности банков осуще­ствлять правильную политику, Хайек признавал неизбежность нест^ бильности капиталистической системы, основанной на кредита* деньгах. Собственно, в этом и состояла главная мысль его рабе «Цены и производство» {1931).

Хайек обвинял Кейнса в отсутствии у него теории капитала| процента и в неправильном диагнозе причин кризисов. И надо а зать, что и какой-то мере Кейнс был вынужден признать справе ливость упреков. Более того, напоминание о важности проблем! межвременных предпочтений и структурного подхода стало npeJ вестником дискуссий 70-х годов, входе которых так называемые н^ ортодоксальные кейнсианцы попытались заполнить брешь в кей*

уланской теории, связанную с недостаточным вниманием к струк-

урным проблемам.

Начало 30-х годов - это был относительно короткий период тео­ретических споров между Хайеком и Кейнсом. Уже в конце 30-х го-

н! победа Кейнса не только на поле экономической теории, но и в

>ласти практики была полной. С точки зрения истории экономической науки значение дискус-

ий между Хайеком и Кейнсом огромно, так как является одним из и шболее ярких свидетельств того, как различное видение проблемы 11 различные философские позиции делают невозможным сближение к оретических позиций.

Завершающей фазой в развитии теоретических представлений Кейнса о взаимодействии денег и цен, сбережений и инвестиций, i роизводства и занятости стала «Общая теория занятости процента и и'нег».