Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

4. Проблемы регулирования, планирования и прогнозирования

Теоретические задачи, которые Кондратьев ставил перед наукой, In именно установление устойчивых закономерностей между хозяй-с i пенными явлениями, тесно связаны с его представлениями о прак-[тнческих задачах экономической науки, важнейшую из которых Кон-'дратьев связывал с прогнозированием как основой регулирования. Чдесь Кондратьев, по его собственному утверждению, следовал фор­муле Конта: «Знать, чтобы предвидеть; предвидеть, чтобы управ­ой 1Ъ»14. Не случайно вопросы философско-методологического харак-5ра, о которых говорилось выше, обсуждались им в связи с пробле-Цпми предвидения, а в ряде случаев и планирования2^.

Закономерно, что в условиях становления новой системы упр| ления экономикой вопросы, касающиеся сущности планирован] возможностей целенаправленного воздействия на экономику и ханизмов этого воздействия, находились в центре внимания как; ных-эконо.мистов, так и практиков.

Вопросы о масштабах и методах регулирования экономики, ctJ тегии экономической политики государства оставались в центре щ мания Кондратьева на протяжении всего периода его активной литико-экономической деятельности.

Впервые Кондратьев обратился к этим проблемам в 1916— 19171 когда на основании анализа экономического положения России*! целом и в области продовольственного дела в частности он выступ! с идеей усиления регулирующей функции государства, имея в bv фактический отказ от рыночных методов регулирования хозяйства] введение прямого государственного контроля над производством 1 распределением предметов первой необходимости, прежде всего хла (введение жестких цен на хлеб, рационирования потребления хл« и т.д.); осуществление жесткой и социально направленной финан<| вой политики, включающей увеличение налогов н,а высокие дохе и прибыли, замораживание цен на промышленные товары, покуп мые крестьянами, и заработной платы рабочих; усиление регули^ вания в промышленности, вплоть до образования синдикатов, на дящихся под управлением государства, и введения трудовой повЯ ности. Он предлагал также расширение функций местных органов] равления, прежде всего продовольственных комитетов, осущест^ ющих контроль над частным капиталом и поддержку кооперации^ которую в решении продовольственного вопроса Кондратьев воз гал особые надежды16.

После завершения периода «военного коммунизма» проблема] гулирования экономики приобрела специфическое содержание, сударственная собственность на основные средства произволе! концентрация политической власти в руках большевистской парт создавали основу для развития системы регулирования, принциг ально отличной по масштабам и характеру вмешательства от сие мы, существующей гнэи капитализме, прежде всего тем, что мете косвенного регулирования уступают место непосредственному ре| лированию. Последнее, однако, не исключает применения некс

I'i ix методов косвенного регулирования хотя бы уже потому, что в пе-|ч од перехода к социализму рыночные отношения сохранялись. I: связи с этим объективно возникала проблема сочетания методов прямого и косвенного воздействия на экономику и связанная с этим проблема методологии планирования. В ходе обсуждения этих про-" к'м, в котором принимали участие многие ученые-экономисты и практики, выявились существенные разногласия, касавшиеся степе­ни и характера сочетания позитивного и нормативного принципов, и lit генетического и телеологического подходов, субъективного и объ-* i 1ивного факторов при разработка планов, императивного и инди-IN ивного принципов регулирования.

Представители телеологического подхода (Г. Кржижановский, (   Гтрумилин, В. Мотылев и др.) видели в хозяйственном плане преж-■и iscero целевые установки, определенные классовым подходом. Суть пита принципа с предельной ясностью выразил Струмилин, кото-|!i.nt писал, что в условиях СССР хозяйственный план является лишь ^.пендарным воплощением партийной программы27. С методологи-■нч-кой точки зрения это означает призыв идти от цели к средствам, in следствия к причине. Вместе с тем, по крайней мере на уровне ри-|<>рики, сторонники телеологического подхода не исключали науч-I ими анализ, в частности для выяснения степени надежности предпо-Ьмиемых причинно-следственных связей, например, того, являются ли предлагаемые меры достаточными для реализации принятых це-jii п. Говоря предельно кратко, здесь речь шла о плане-задании. Оче-мшчно, что подобному принципу планирования отвечали директив­ные методы управления, которые определяют сущность администра-l't ииной системы.

Представители генетического подхода, прежде всего Н. Кондра-lii.cn, В. Базаров, В. Громан и др., отстаивали идею плана, целевые 1усишовки которого определяются исходя из вероятных и втожевре-|мя желательных тенденций развития той или иной отрасли, рынка, феры хозяйства или хозяйства в целом. Отправной точкой построе­ны плана предполагался, таким образом, прогноз, предвидение, ана-1И 1 объективных тенденций развития.

Подобная точка зрения определяла подход к планированию, це-Глыо которого Кондратьев считал разработку реалистичных и обос­нованных планов, основанных на анализе объективных тенденций, т.е. планов, «на которые можно было бы опираться в руководстве на­родным хозяйством28» и которые являются выражением желательных

результатов в рамках возможного. Достижение этой цели предпола­гает следующие принципы построения планов и их трактовки: соот­ветствие горизонта планирования характеру и масштабу задач и оп­ределение круга показателей, которые в принципе могут подлежать вероятностной оценке при существующем уровне знания; определе­ние границ количественного анализа, в особенности при перспектив­ном планировании, и вероятностных характеристик оцениваемого показателя; отношение к плановым показателям скорее как указа­ниям желательного1 направления, чем жесткой директиве; разграни­чение на качественном уровне планов различного типа, особенно выявление специфики перспективного планирования и особое вни­мание к анализу тенденций развития народного хозяйства при пост­роении подобных- планок, а также к качеству плановой работы в этой области.

Эти положения, сформулированные в работе «План и предвиде­ние», определяли- общий подход к планированию24. Вместе с тем они допускали различия систем планирования и регулирования для сек­торов экономики, находящихся под контролем государства, и тех, регулирующая функция рынка сохраняется. С особой остротой прос о специфике сельского хозяйства и методов его регулировй встал в связи с проблемой индустриализации, ее темпов и методе связанной с ней проблемой коллективизации.

С точки зрения этих принципов Кондратьев подверг крити-кому рассмотрению проект первого пятилетнего плана, разрабоп ного под руководством Г. Струмилина и являвшегося, какизвес планом индустриализации. В работе «Критические заметки о п„ развития народного хозяйства»'" Кондратьев показал, чтопредлол ный план является нереалистичньш из-за заложенных н нем ст; турных несоответствий, касающихся ориентиров относительно нямики потребления, накопления, экспорта, роста продукции j мышленности и ее отраслей, а также несогласованности между дши микой промышленности и сельского хозяйства.

Кондратьев исходил .из того, что осуществление индустриал* ции предполагает высокую норму накопления. Источником нако! ления в сложившихся условиях является сельское хозяйство, при1 в основе своей частнокапиталистическое. Все это предъявляет иссь-|

эт Кондратьев Н.Д. План и предвиденье// Пути сельского хозяйства. 1927J №2.

ма высокие требования к политике в отношении сельского хозяйст­ва, которая должна быть политикой не директивного управления, а косвенного регулирования, учитывающего реальные возможности до­стижения плановых заданий. Он исходил из необходимости в инте­ресах роста всего народного хозяйства обеспечить интенсивное на­копление капитала в сельском хозяйстве, увеличение объемов товар­ной продукции, повышение интенсивности сельскохозяйственного производства, культуры земледелия и т.д. Реализация этих целей пред­полагала развитие легкой промышленности, без чего невозможно включение крестьянства в хозяйственный оборот, уменьшение нож­ниц цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, рас­ширение национального рынка сельскохозяйственной продукции и его связи с мировым рынком.

Среди общеэкономических задач Кондратьев называл сбаланси­

рованность платежеспособного спроса и производства предметов

потребления, как сельскохозяйственных, так и промышленных, и в

связи с этим увязку роста заработной платы с повышением произво­

дительности труда.       ,

В «Критических заметках», в выступлении в связи с разработкой законопроекта «Об основных началах землепользования и землеуст­ройства», в докладной записке в ЦК «Задачи в области сельского хо­зяйства в связи с развитием народного хозяйства и его индустриализа­цией» Кондратьев пытался отстоять принцип сбалансированности в развитии промышленности и сельского хозяйства, не допустить чрез­мерного перераспределения ресурсов в пользу промышленности и под­рыва сельского хозяйства; он пытался противостоять утверждению директивного метода управления. Все это в конце концов вызвало край­не негативную реакцию со стороны партийного руководства. Ведущий свою собственную политическую игру, уже потесненный с важных пар-1ийных постов Г. Зиновьев, по существу, развернул кампанию разоб­лачения Кондратьева и его единомышденников, назвав представлен­ный доклад «манифестом кулацкой партии». Зиновьев, очевидно, имел и виду стремление Кондратьева противостоять готовившемуся удару но деревне, который неминуемо приводил к нарушением макроэко­номических пропорций, подрыву экспортных возможностей страны, снижению уровня благосостояния всех трудящихся. Столь же резкую отповедь вызвало требование ученого привести в соответствие рост .аработной платы в промышленности с ростом производительности руда; и другие очевидно верные сточки зрения экономической науки езисы о методах воздействия на экономику11.

^ То, что произошло дальше с Кондратьевым и его научным насле­дием, является проявлением в концентрированном виде тенденции к крайней идеологизации экономической науки, которая установи­лась у нас в стране с начала 30-х годов. Результатом этой идеологиза­ции стала изоляция отечественной науки от мирового процесса рос­та экономического знания, что, как со всей очевидностью показала практика, не пошло ей на пользу. В течение нескольких десятилетий отечественная экономическая наука исходила из того, что существу­ет истинная - марксистская политэкономия, и вся остальная - бур­жуазная, ошибочная. Однако подобная оценка нисколько не остано­вила развития последней, но пагубно сказалось на первой. И, как и предсказывал сто лет назад С. Франк, нам самим приходится сты­диться этой оценки. Последствия изоляции еще долго будут довлеть над отечественной наукой, хотя существование в ее истории таких фигур, как Кондратьев, дает основание для умеренного оптимизма относительно ее будущего.