Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

Для истории экономической мысли меркантилистская литерату­ра ценна не только, а может быть, и не столько выводами в отноше­нии экономической политики, сколько развивающимся искусством экономического анализа. Именно тогда ковались многие идеи и клю­чевые понятия рождавшейся новой науки.

Торговый баланс. Знаменательную эволюцию претерпело представ­ление о природе главного объекта меркантилистской литературы — торговли. Для бульонистов торговля была выгодной, если товары из страны вывозились, а вырученные за них деньги - возвращались. Соответственно, торговые компании, которые занимались импорт­ными закупками, подвергались осуждению за нанесение ущерба сво-

им странам. В полемике с такими взглядами и родилось понятие тор­гового баланса.

Защитники интересов торговых компаний стремились доказать, ■по количество золота и серебра в стране всецело зависит от состоя­нии торгового баланса, или соотношения стоимостей ввозимых и вы­пи шмых товаров и услуг. Чтобы сделать такой баланс активным и обес-нсчить притокденег, нужны не запреты на вывоз денег или ввоз това­рок, а содействие опережающему росту объемов вывоза. Впервые тер­мин «торговый баланс» был введен англичанином Э. Мисселденом в Трактате «Круг торговли»(1б23). Здесь же мы находим первую попыт­ку рассчитать такой баланс для Англии за 1621 г.

Следующий шаг сделал крупнейший представитель английского меркантилизма XVII в. Томас Ман (1571-1641) в книге «Богатство Англии во внешней торговле» (написана в 1630 г., опубликована по­смертно в 1664 г.), Ман был одним из руководителей Ост-Индской компании, и его задача осложнялась тем, что в торговле с Индией Ашлия устойчиво имела пассивный торговый баланс. Стремясь по-кпшть, что такое положение не обязательно противоречит доктрине юргового баланса, Ман ввел понятие «общий торговый баланс» стра­ны 1! отличие от частных торговых балансов, регулирующих отноше­ния с отдельными странами. Решающее значение он придал именно общему балансу, резонно полагая, что дефициты в торговле с одними с i ранами вполне могут компенсироваться активными сальдо в обме­не с другими.

Для Мана в отличие от многих его современников притокденег в с i рану был важен вовсе не потому, что служил источником для их накопления в казне. Его логика иная: «Деньги создают торговлю, а торговля умножает деньги»1. Соответственно, чем больше денег пус­кают в оборот, тем лучше. Зрелый меркантилизм не отказался от идеи, чго богатство страны определяется притоком в нее денежного метал­ла, но теперь этот взгляд вобрал в себя понимание активной роли де­нег и торговли, их способности стимулировать рост производства и гем содействовать процветанию нации. Когда промышленность и трювля процветают, отток денег из страны только оживляет взаи­мовыгодную внешнюю торговлю, и сдерживать его - себе в убыток.

Идея торгового баланса вплотную подвела к выводу о взаимовы-iодном характере торговли. Сегодня эта мысль звучит банально, од­нако вплоть до начала XVIII в. она воспринималась с большим тру­пом. Одним из первых, кто сумел четко ее сформулировать (в 1713 г.),

был Д. Дефо, знаменитый автор «Робинзона Крузо» и видный мер­кантилист: «Выгода - вот нему служит обмен товарами.,, [такой об­мен] приносит взаимную прибыль торгующим. Именно таков язык, на котором нации говорят друг с другом: Я даю Тебе выиграть от меня то, что Я могу выиграть от Тебя» .

Фактор внутреннего спроса. Одним из общих мест меркантилист- . ской литературы XVII XVIII вв. была установка на поощрение рос­та населения^. Для эпохи, когда техническая база производства меня­лась медленно, часть земель оставалась неосвоенной и богатство стра­ны напрямую зависело от ее народонаселения, это было закономер­но. Но не меньшее значение с точки зрения торгового баланса имела конкурентоспособность отечественной продукции, которая в свою' очередь зависит от уровня издержек и, особенно их важнейшей ста­тьи — заработной платы. Неудивительно, что многие меркантилисты считали желательным, чтобы население было одновременно много­численным и бедным. Обе эти цели казались тогда вполне совмести­мыми: преобладало мнение, что бедный люд склонен к праздности, и только крайняя нужда может заставить его работать.

Что же касается богатых, то от них меркантилисты ожидали ско­рее расточительства, чем бережливости. «Расточительство — это по­рок, который вредит человеку, но не торговле... — писал в 1690 г, анг­личанин Н. Барбон. — Жадность — вот порок, вредный и для человека, и для торговли»*1. Логика меркантилистов была простой - они опа­сались, что сбережения отвлекают деньги из обращения. Но это была совсем другая логика, чем та, что стояла за аргументом конкуренто­способности. Важен не только внешний, но и внутренний спрос, а это не только и не столько спрос богатых — бедного населения го­раздо больше! Эта мысль лишала почвы «экономический» довод в пользу бедности. И действительно, в XVIII в. альтернативный взгляд на роль доходов постепенно пробивает себе дорогу. Тот же Д. Дефо пишет в 1728 г.: «...если заработная плата — низкая и .жалкая, такой

же будет и жизнь; если люди получают мало, они смогут мало и тра­тить, и это сразу скажется на торговле; от того, становятся ли до­ходы выше или ниже, будет расти или падать богатство и мощь всего королевства. Ибо, как я сказал выше, все зависит от заработной пла­ты» ,

Тем самым меркантилистская мысль приходит к осознанию важ­нейшего механизма рыночной экономики — кругооборота доходов как фактора внутреннего спроса и, соответственно, стимула эконо­мического роста. В дальнейшем эта идея была предметом острых дис­куссий, уточнялась, обнаруживала новые грани, пока наконец в XX в. не приняла вид теории эффективного спроса, заняв центральное мес­то в теоретической системе Дж.М. Кейнса.

Фактор частных интересов и роль государства. Как само госуда­рево хозяйство поначалу представлялось разновидностью домашне­го хозяйства, так и управление им мыслилось по аналогии с большой патриархальной семьей, в которой все беспрекословно выполняют распоряжения ее главы. С этим была связана характерная для мер­кантилистской литературы вера вто, что любую хозяйственную про­блему можно решить административным путем: законами, приказа­ми, запретами и т.п. Однако по мере накопления опыта и знаний по­добные иллюзии постепенно рассеивались.

В полемике памфлетистов нередко обсуждались ситуации, ког­да текущий эффект административного решения вступал в проти-иоречие с его отдаленными последствиями. Именно с этих позиций Т. Ман критиковал так называемый «Статут об истрачении», тре­бовавший от иностранных купцов, чтобы деньги, вырученные от продажи своих товаров в Англии, они тратили на покупку англий­ских товаров. « Не является ли лекарство хуже самой болезни!» - ри-юрически спрашивал Ман, оценивая возможные ответные меры со стороны торговых партнеров Англии8. К этому добавлялись все но-ные наблюдения о хозяйственных процессах, которые развивались пообще без участия властей, под воздействием одних лишь частных интересов.

В творчестве крупнейшего представителя позднего меркантилиз­ма Джеймса Стюарта (1712—1780), автора двухтомного «Исследования принципов политической экономии»(1767), дискуссии о соотношении государства и частных интересов получили определенное заверше­ние. Стюарт отчетливо понимал действие механизма рыночной кон­куренции и его значение; он даже сравнивал его с часовым механиз-

мом. Однако для Стюарта это был механизм, который постоянно ба­рахлит и потому нуждается в мастере, всегда готовом его подправить. Именно такую роль Стюарт отводил государству и его просвещенно­му правителю: «Торговые нации Европы подобны флоту из кораблей, каждый из которых стремится первым прибыть в определенный порт. На каждом государь — его капитан. В их паруса дует один ветер; этот ветер — принцип частного интереса (self-interest), заставляющий каж­дого потребителя искать самый дешевый и лучший рынок. Нет ветра более постоянного, чем этот... Естественные преимущества каждой страны — это разная мера качества плывущих судов, однако капитан, ведущий свой корабль с наибольшим умением и изобретательностью... при прочих равных условиях, несомненно выйдет вперед и удержит свое преимущество»*.