Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

1. Круг А.В. Чаянова: агрономы - кооператоры - теоретики

С.Н. Булгаков в своей работе «Капитализм и земледелие» к<| статировал, что крестьянское хозяйство в политической экономии! было предметом специального изучения -для однихтеоретикои, i Рикардо, крестьянского хозяйства вообще не существовало, други( как Маркс и его приверженцы — считали эту форму историческ пережитком, обреченным на вымирание и неизбежно уступающ| место крупнокапиталистическому хозяйству. Марксисты смотрел!. крестьянское хозяйство извне - как на внутренний рынок для \\ ричной индустрии и как на источник формирования городского nj летариата. По-другому — «изнутри», как на особую экономическ форму со своими закономерностями развития — смотрели на крсс янское хозяйство народники. Их последователи сумели не тол^ оценить «сотни проявлений крестьянского хозяйственного тнор ства, с любовью коллекционера собранные В.В. в его книге «Про1| сивныеявления в крестьянском хозяйстве»', но и разработать opinl нальную и глубокую концепцию «семейно-трудовоГо хозяйстиа»

Такое сделалось возможным благодаря сложившимся за полш спустя крестьянской реформы 1861 г. в России традициям сельски зяйственной экономии (с организационным центром в Петрони сельскохозяйственной академии), земской статистики, обществен! агрономии, кооперативного дела, а также благодаря освоению щ пейской аграрко-зкономической мысли, рожденной кооператив!! движением и осмыслением мирового аграрного кризиса 1874-1 H'J{] Всероссийские агрономический (1901) и кооперативный (1908) с%

i родемонстрировали масштаб «идейно-рабочей силы», способной |говой помогать крестьянскому населению в рационализации >м и методов хозяйствования. На этой плодотпорной почве в фев-■ 1911 г. (ровно полвека спустя после «великой реформы») взрос-.шобытное теоретическое направление, получившее известность организационно-производственная школа. Призыв выпускника конского сельскохозяйственного института Александра Василье-t Чаянова (1888-1937) создать науку об организационном плане гьянского хозяйства нашел горячую поддержку группы энтузиа-1, включая профессора Новоалександрийского сельскохозяйствен-> института Александра Николаевича Челинцева (1874—1962), ко­ли в капитальном труде « Очерки сельскохозяйственной экономии» 1>-19Ю) отстаивал самостоятельность аграрной теории какдис-1ины, стоящей на эволюционном базисе.

За несколько лет, занимаясь обширным кругом теоретических и ■-ладных вопросов (от разработки рекомендаций по ведению бю-1ного учета крестьянских хозяйств до организации «мозгового ра» русской кооперации), новое направление снискало настоль-мсокий авторитет в «проклятом аграрном вопросе»2, что после тльскои революции 1917 г. задавало тон в Межпартийной лиге рных реформ, готовившей в ожидании Учредительного собрания кт аграрного законодательства демократической России. Два 1!ых теоретика школы - А.В. Чаянов и А.Н. Челинцев — были то-щами (заместителями) министра земледелия в последнем соста->еменного правительства С.Л. Маслова — правого эсера, земско-лтистика и кооператора. Но на гребне стремительно нарастав-революционной волны пришло время большевиков, совершив-i      при поддержке левых эсеров Октябрьский перевороти санкцио-i      шавших ленинским Декретом о земле «черный передел» во взбу-женной русской деревне.

шализируя революционные потрясения, ближайший соратник ова и Челинцева, автор самого понятия «организационно-произ-i иенная школа» Николай Павлович Макаров (1887-1980) отмечал: лвшие было уже развертываться побеги здорового социально-эти->го чувства в деревенском вопросе были безжалостно смяты вос-< ^ 1ем бедноты... а две группы общественных работников русской и глигенции, которым ближе всего могли быть эти новые психоло-■ I'     кие побеги, - агрономы и кооператоры — не смогли взять в свои

Ныражение земского врача и экономиста, автора книги «Вымирающая <4>пшя» (1901) А.И Шингарева - одного из лидеров партии кадетов, траги-гскн погибшего министра Временного правительства,

руки ни земельной реформы, ни политического хода революции. Они, знающие здорового мужика, работающие вместе со здоровым мужи- [ ком, знающие чувство «праздника работы» и любования хорошим хо- ' зяйством — пытались брать движение по частям в свои руки, но неус­пешно». Однако «можно быть уверенным, что разбитую революцию с , огромной частью социально-экономических вопросов в деревне при-: дется брать на свои руки им» . Так и случилось: «организационно-про­изводственная школа» повернула к лояльности Советской власти и к 1 сотрудничеству с ней. С 1919 г. А.В. Чаянов возглавил в Москве Вые-, ший семинарий сельскохозяйственной экономии и политики, на базе которого затем возник НИИ сельскохозяйственной экономии, а в фев- { рале 1921 г. Чаянов вошел в коллегию Наркомата земледелия. В 1918- ] 1920 гг. выходят п свет обобщающие труды Чаянова «Основные идеи формы организации крестьянской кооперации», Челинцева — «Теоре! тические основания организации крестьянского хозяйства», Макаро| ва— «Крестьянское хозяйство и его эволюция». Как подчеркина Н.П. Макаров, для нового направления интерес к внутренней органи| зационной стороне жизни индивидуального крестьянского хозяйств отодвинул на второй план вопросы социально-экономического проти! вопоставления богатых и бедных. «Прежняя этическая ненависть к бур! жуазным элементам крестьянского хозяйства или этическая идеализа! ция его трудовых элементов — все это начинает уступать активному на| строению, родившемуся в результате здоровых процессов как в недр, крестьянства, так и в рядах русского интеллигентного общества; дело! вому подходу к жизни должен был соответствовать и соответственны!] подход к теории»4, «Любованье здоровым хозяйством» - вот «социаль но-этический пункт, который выведет ход русской аграрной мысли ц\ ее земельных тупиков; «земельность» в постановке аграрного воп^: будет быстро изжита; уравнительность или распределительность -тоже лишь один из путей социально-этической постановки -и это пут бедных, дележ от малости богатства; при здоровом крестьянском \ol зяйстве исчезает центральность и важность идеи равного дележа; при) мат распределительного начала над производственным должен или i пасть, или оченьи очень смягчиться и, обратно, должен быть выдвип> примат производственного начала как главного фактора народного 6q гатства при крестьянских формах сельского хозяйства»5.

Сформулировав свою социально-этическую позицию, органиЭ ционно-производственная школа уделила пристальное внимание"

же странооому и региональному своеобразию, войдя в круг зачинате­лей российской экономической географии: одной из важнейших ее задач А.В. Чаянов считал поиск «формулы, в которой происходит ус­тановление равновесия между местной плотностью населения; по­ложением района в отношении рынка и его естественноисторичес-кими особенностями»6.

Переход от «военного коммунизма» к нэпу способствовал взлету организационно-производственной школы; ее организационным центром помимо чаяновского НИИ сельскохозяйственной экономии становится экономический факультет Тимирязевской (б. Петровской) сельскохозяйственной академии, где Чаянов заведовал кафедрой ор­ганизации сельского хозяйства, Челинцев — районирования сельского хозяйства, Макаров — планирования сельского хозяйства, А.А. Рыб-пиков — экономической географии. Выходят многочисленные рабо­ты лидеров школы и их учеников.

Наряду с этим организационно-производственная школа оказы­вается мишенью для критики, подчас весьма ожесточенной. Среди оппонентов «справа» — Лев Николаевич Литошенко (1886—1936), вид-ный статистик и сторонник «станки на сильных». Он характеризует нзгляды Чаянова и его товарищей как «неонароднические»7. Это оп­ределение с добавлением ярлыка «мелкобуржуазные», перешедшего штем и в «буржуазные», было быстро подхвачено «левыми» критика­ми — «аграрниками-марксистами». Но до поры до времени критика не колебала авторитет школы. В посвященном Союзу ССР томе 41 (часть 1) Энциклопедического словаря «Гранат» (1926) статья «Сель­ское хозяйство СССР» написана Чаяновым, а «Сельскохозяйственное районирование» - Челинцевым. «Краткий курс кооперации» Чаянова в 1925 г. вышел четвертым изданием. В том же году в монографии «Ор­ганизация крестьянского хозяйства» Чаянов подпел итоги теоретиче­скому обоснованию концепции семейно-трудового хозяйства и поле­мике организационно-производственной школы с оппонентами «справа» и «слева».

6 Чаянов А.В. Номографические элементы экономической географии// 'Груды Высшего Семинария с.-к. экономик и политики. 1921. Вып.!; Его же. Очерки по экономике сельского хозяйства. М., 1923. С. 146.

Литошенко настаивал на «двоедушии крестьянина»: «Одна душа по-■сбителя, отца многочисленного семейства, покорно взирающего на неудер-|[мый прирост потомства и наивно мечтающегао «земле и воле». И другая , ша... хозяйственного мужичка, умеющего считать и знающего цену себе и !оим продуктам, душа продавца товаров, кооператора и вкладчика н сбере-мельные кассы» (Литошенко Л.Н. Эволюция и прогресс крестьянского хо-ишства. М., 1923. С. 36). Сходные взгляды на «двоедушие крестьянина» раз­минали марксисты - от самого Маркса и Каутского до Ленина и ленинцев.