Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

2. «Генетика» и «телеология» в дискуссиях о методах построения хозяйственных планов

В приближении к созданию всеохватывающей системы народно-мняйственного планирования советские экономисты и статистики t.iмялись разработкой балансовых методов. Наивысшим достижени­ем стал опубликованный в 1926 г. «Баланс народного хозяйства Сою-СССР за 1923/24 год», составленный под руководством управляю-I пи 1 о ЦСУ СССР Павла Ивановича Попова (вместе с ним в разработ­ке участвовали Л.Н. Литошенко, О.А. Квиткин, Н.О. Дубенецкий, |Ф I. Дубовиков и И.А, Морозова). Народнохозяйственный баланс li1  >извел большое впечатление на 19-летнего выпускника Ленинград-о университета Василия Леонтьева, будущего гарвардского про­бора и лауреата Нобелевской премии по экономике 1973 г., кото-ti      писал в методологическом обзоре работы ЦСУ в журнале «Пла-||н> <ое хозяйство» (1925, № 12): «Принципиально новым в этом ба-(л.шее... является попытка охватить цифрами не только производст-1ип по и распределение общественного продукта, чтобы таким путем llh 11 учить общую картину всего процесса воспроизводства в форме не-|h< 11 oporo tableau economique».

баланс ЦСУ был опубликован в момент, когда оформились два itr i «дологических подхода к построению народнохозяйственных пла-Н<ж — «генетический» и «телеологический». Противопоставление «ге-Нг i ических» (стихийных) и «телеологических» (направляемых) обще-

ственных процессов, восходящее к «динамической социологии» аме-t риканца Лестера Фрэнка Уорда (1843—1905), было введено в теорию1* планоиого хозяйства Владимиром Александровичем Базаровым-Рудне­вым (1874—1939), одним из виднейших экономистов Госплана. «Ге-! нетическим» он назвал прогнозный подход, основанный на экстра- j поляции существующих тенденций экономического развития, «теле­ологическим» - приоритет целевых заданий-предуказаний, плано­вых директив. Соединение этих подходов Базаров рассматривал как| реализацию единства плана и рынка в практике планирования. Глав­ную задачу плана Базаров определил как «достижение оптимальных] результатов с наличным запасом сил и средств» на основе принципа] хозрасчета. «В противовес господствующему взгляду можно сказать,] что смычка между государственной промышленностью и мелким то-j варным производителем требует свободного рынка лишь постольку, поскольку сама госпромышленность нуждается в нэпе как основной предпосылке своего нормального существования и развития. Товар ный рынок восстановил личную заинтересованность. Товарный ры нок и базирующийся на нем «хозяйственный расчет» создают своею рода индивидуальный счетчик, автоматически отмечающий резуль таты деятельности каждого отдельного предприятия, что, конечно, очень упрощает задачу контроля и самоконтроля». Поэтому «оснон ные элементы нэпа являются в обозримом будущем необходимыми предпосылками всякого действенного планирования и регулирова-i ния, и потому именно в интересах самого планового хозяйства, а от-| нюдь не по соображениям одной только «смычки» с деревней требу-; ют всемерного укрепления и ограждения»".

«Понятно, что поле телеологического конструирования тем сши. нее расширяется за счет генетического прогноза, чем полнее охваче на данная отрасль хозяйства непосредственным оперативным возде^ ствием государства». Но поскольку в переходной экономике прес ладающей является не регулируемое государством мелкокрестьянс* сельское хозяйство, постольку «генетически выверенный план ceji скозяйственной продукции является тем фундаментом, к которо! должны быть приноровлены телеологически конструируемые щ спектйвные планы отдельных отраслей промышленности» .

Для того чтобы плановое хозяйство представляло собой «макс| мально устойчивую систему подвижного равновесия», Базаров сч

" Базаров В.А. К вопросу о хозяйственном плане// Экономическое of зрение. S924 №6. С. 11.

тал обязательным соблюдение следующих условий: плавный рост в запроектированных темпах; соразмерность в развитии отдельных от­раслей и сторон народнохозяйственного целого; оптимизация раз­меров накопления во избежание возникновения узких мест. Базаров I определял как «телеологический стержень» плана «триединый посту-k лат оптимального сочетания роста производительных сил, повыше-|ния благосостояния трудящихся масс и развертывания процессов (обобществления» ".

Основной руководящей идеей индустриализации СССР Базаров Iсчитал достижение возможно большей эффективности при возмож-1 но меньшихзатратах на капитальное строительство. Трудность реше-1иия «кардинальной проблемы темпа» состояла в том, что преимуще­ство планового хозяйства в возможности более рационального ис-Ьюльзования той части народного дохода, которая идет на реконст­рукцию (норма накопления), должно было быть ограничено рамка-|ми меньших размеров этой доли относительно капиталистического [хозяйства, поскольку: 1) «как бы мы не старались сжимать потреби­тельский спрос широких масс населения в течение тяжелого пере­родного периода, мы в этом отношении ни в коем случае не сможем Постигнуть норм капиталистического хозяйства»; 2) «аппараты пла-|ноного управления хозяйством требуют относительно больших издер-кск»14. В этих обстоятельствах требуется эффективное использова­ние частного накопления как внутри страны, так и за границей,атак-Ш' следование принципу рациональной очередности: начинать ин-ш^сгриализацию с отраслей, производящих предметы потребления и lit виды средств производства, потребность в которых уже носит до-Ki'iточно массовый характер. Считая реальной задачу создания одно-1го или двух импортозамещающих производств в течение 5—7 лет, Ба-|jiipou рекомендовал в прочих отраслях предпочесть закупку необхо­димых продуктов за границей или предоставление концессий и пре­достерегал от «поверхностной индустриальной экспансии» — скоро-бислого капитального строительства в отраслях, еще не завоевавших Себе достаточно широкой базы в СССР» в стремлении к максималь­но быстрому «экономическому освобождению» страны от иностран­ной }ависимости».

В отличие от В.А. Базарова госплановские работники В.Г. Громан СП Струмилин отдали приоритет одному из подходов к методоло-

гии планирования: первый - «генетике», второй — «телеологии» Председатель Конъюнктурного совета Госплана Владимир ГУставовн 1)юман (] 873—] 932) считал, что в ходе восстановительного процесс советское хозяйство стремится к состоянию равновесия, подчиняя! ряду эмпирических закономерностей, описываемых системой стат стических коэффициентов. В годы мировой и гражданской войн се; ское хозяйство пострадало меньше, но зато темпы восстановлен! промышленности были более быстрыми. Общая тенденция - п£ ближение к довоенному соотношению сравнительных размеров се ского хозяйства и промышленности, в ценностном отношении 63 37%. На эти «генетически» выведенные цифры Громан предлагал ор| ентироваться при составлении планов.

С.Г. Струмилин, называвший себя «плановиком-коммунисто^ на первое место выдвинул разработку системы количественных i раметров, сведенных во внешнесогласованные цифровые ряды i на-директивы, построенного по методу последовательных вариа! ных приближений. Обоснованные Струмилиным числовые подсч ты перспективной пятилетки на 1926/27—1930/31 гг. вызвали ос рые «Критические заметки о плане развития народного хозяйств Н.Д. Кондратьева, который до этого сформулировал в духе «гсн| тического» подхода свои взгляды на методологию и практику и; нирования в работах «Основы перспективного плана развития сеА ского и лесного хозяйства» (1924), « План и предвидение» (1927). Ко| дратьев делал упор на логической структуре плана в связи с Tpdif основными типами предвидения социально-экономических янл ний: 1) предвидение событий иррегулярных; 2) предвидение сов! тий более или менее регулярно повторяющихся, и 3) предвиден! общего развития тех или иных социально-экономических темде| ций. Рассмотрение возможностей предвидения привело Конд[ тьева к выводам о нецелесообразности точных и детализирон>| ных количественных расчетов перспектив на длительное будуш {«■фетишизм цифр»); отметив ошибки в предсказании уровней в первых контрольных цифрах Госплана, Кондратьев рекомсщ вал сместить центр тяжести с цифровых расчетов на обоснован) важнейших вероятных и желательных тенденций развития нлро ного хозяйства; в тех областях, где «желательны максимальные j стижения», детализировать пятилетние перспективные планы i нимально, провести более глубокую грань между ними и годои( ми оперативными планами, «в которых дается наиболее коикрд ная и в максимально возможной степени... количественная xnpal теристика перспектив и мероприятий». В целом «составляем^

; планы не могут пониматься как строго точная, так сказать, «ка-[ пенная» директива»".

Обнаружив ряд несообразностей в таблично-стройном плановом проекте Струмилина, Кондратьев увидел неправильный диагноз по-дижения и значения сельского хозяйства, отсутствие согласованно­сти между его развитием (производство, потребление, экспорт) и проектируемой динамикой капиталовложений в промышленности, I нарушение принципа бескризисного развития производительных j Гил. Особую треногу у Кондратьева вызвало исчисление Струмили-| ным размеров накоплений и капиталовложений в промышленнос­ти, исходя из предпосылки, что для продукции средств производст-[ на «рынком является прежде всего сама промышленность», и в от­зыве от перспектив развития сельского хозяйства, которые Стру-|милин полагал предопределенными при наличии плана промыш­ленности.

Кондратьев предупреждал о теоретической спорности и практи­ческой опасности такой системы построений, чреватой в ближайшей i       [ективе либо огромным дефицитом сельскохозяйственных про-'      )идля потребления их сельский населением, либо пренращени-JCP is страну, импортирующую продукты питания и сельскохо-венные товары вообще16.

резким повышением к 1928 г. идеологического градуса эконо-

'-, ких дискуссий «телеологический» подход «зашкалил» в аполо-

^енеральной линии партии» и форсированной индустриализа-

<        На роль проводника «генеральной линии» в плановой работе

.t нулся Струмилин: «Основной задачей в области плана являет-

еододение несоиишшстаческих элементов иэпа, т.е. преодоле-

i        гихии товарно-капиталистического хозяйства»17. Эта задача бу-

прешена, если «мы сможем диктовать не только оптовые, но и

г       (чные цены как производителю, так и потребителю». Струми-

■       чувствуя за своей спиной влиятельную поддержку, поспешил

и      !ить возражения Кондратьева «неонародническими» (в статье

ч'стриализация СССР и эпигоны народничества»), а в дискус-

пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР в Ком-

мии (1928) особо подчеркнул — против Кондратьева, Базарова

мана как «независимых ученых, которые хотят диктатуры этого

Кондратьев Н Д. Проблемы экономической динамики. М., 1989.

-132. Там же.

С) пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР. Дискуссия мунистической академии. М,—Л., 1928. С. 29—30, 37.

генетического подхода» — телеологический характер плана как Ц резка партийной программы»11*.

На этот «аргумент» Струмилина и его заявление, что «наука - : служанка партийных установок», В.А. Базаров от имени «генетич! кого направления» ответил саркастическими замечаниями о «со пифагорейской теории познания». Но это был последний вызов нетического направления победившему телеологическому, закреплю ному в крутом вираже «генеральной линии партии»: «наши планы ц не планы-прогнозы, не планы-догадки, а планы-директииы»1

Поворот И. Сталина к системе чрезвычайных мер, волюнтари| кого подхлестывания темпов индустриализации и осуществлеь насильственной сплошной коллективизации с ликвидацией кула^ ства как класса вызвал протест Н. Бухарина, выступившего в рея тируемой им «Правде» со статьей под характерным заглавием «Зам! ки экономиста» (30 ноября 1928 г.). Бухарин доказывал, что плани{ вание завышенных темпов промышленного роста упрется в «узки места» возможностей сельского хозяйства и приведет к хозяйства! ным диспропорциям. Однако в 1929 г. Бухарин и его сторонники руководстве партии были обвинены в «правом уклоне» и отстранен i от «генеральной линии». Установился режим личной власти Спи на, который «разгромил» «антимарксистскую теорию равновесия пренебрежительно назвал баланс ЦСУ «игрой в цифири».

Экономисты, «уличенные» в защите рыночных отношений принципа равновесия, были подвергнуты не только охаиванию, полицейским репрессиям. Подлинным контролем Сталина ГПУ cd бриковало в 1930 г. процессы якобы действовавших в СССР «Тру! вой крестьянской партии» во главе с Кондратьевым и Юровски|[ «Союзного бюро РСДРП(м)» во главе с Громаном и Базаровым.

Главный сценарист сфабрикованных дел в письмах председат ОГПУ Менжинскому и своей «правой руке» Молотову давал рас ряжения: «провести сквозь строй гг. Кондратьева, Юровского, нова и т.д.», «Кондратьева, Громана и пару-другую мерзавцев нул обязательно расстрелять»20. В это же время в экономических жур| лах одна за другой шли статьи с изобличениями экономисто»-«Е дителей» и заявлениями вроде «благо революции - высший закон! когда этот закон требует, мы должных идти на нарушение и разру^ ние равновесия».

После «великого перелома» экономическая мысль СССР 6t| зажата в идеологические тиски.