Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

3. Модель «единой фабрики» и ее корректировка

Кроме Программы РКП(б) доктриналыюе обоснование полити-

цоенного коммунизма» можно найти в сочинениях таких руко-

i щих деятелей Советского государства, как председатель Ревво-

жета Л. Троцкий, главный редактор газеты «Правда» Н. Бухарин,

мирный председатель ВСНХ Н. Осинский, председатель Комитета

Хозяйственной политики ВСНХ Ю. Ларин, председатель президиума

Социалистической академии Е. Преображенский и др. В качестве

главных мер перехода к социалистическому хозяйству эти авторы

Игпывали:

иаксимальное — посредством национализации - обобществление йства, при котором «вообще не должно быть отдельных предпри-I, хотя бы и государственных; есть только технические производ-нные единицы, частицы единого общественного хозяйства»;

установление в национализированной промышленности по of) разцу форм германского военно-государственного капитализма, «на полняемых пролетарским классовым содержанием», жесткой верти кали ВСНХ (Высший совет народного хозяйства) — отраслевые «глан ки» и «центры» — предприятия;

милитаризация труда;

неуклонная замена торговли «планомерным, организованным и общегосударственном масштабе распределением продуктов», беспо щадная борьба со спекуляцией;

превращение банковского аппарата в «аппарат единообразною учета и общего счетоводства Советской Республики» с перспективенi уничтожения банка и превращения его в «центральную бухгалтерию», проведение мер, расширяющих область безденежного расчета и под готовляющих уничтожение денег.

Большевики довершили развал расстроенной войной и ре волю циями денежной системы, видя в полном обесценении (нуллифиц ции) денег способ борьбы с классовыми врагами и закономерный i к переходу на безденежные хозяйственные связи; была начата раз! ботка технико-статистических методик перевода сложного труда простой, для того чтобы заменить систему денежных «измерител^ ценности» иными единицами учета — трудовыми («тредами») щ «энергетическими» («энедами»).

Проделывая «опыт революции», В. Ульянов-Ленин руководств вался принципом «политика не может не иметь первенства над э* номикой»25 и ограничивался на ходу вносимыми прагматическиК изменениями в те схемы, которые он в более ранних работах очерт отрывочными, хотя и категоричными, замечаниями:

социализм — «крупное производство без предпринимателей" «уничтожение товарного хозяйства»26;

«постоянно, сознательно поддерживаемая пропорциональное! i, означала бы планомерность»";

«все общество будет одной и одной фабрикой с равенством тру м и равенством оплаты»28;

«свергнуть капиталистов, разбить железной рукой вооруженны^ рабочих этих эксплуататоров, сломать бюрократическую машину < временного государства - и перед нами... высоко технически обор дованный механизм, который вполне могут пустить в ход сами o6i

диненные рабочие, нанимая техников, надсмотрщиков, бухгалтеров, оплачивая всех их, как и всех вообще государственных чиновников, заработной платой рабочего»24.

Представляя себе плановое хозяйство как «единую фабрику», Ле­нин представлял экономическую политику «диктатуры пролетариа­та» как прямое властное регулирование с решением конкретных кад­ровых и научно-технических задач, главнейшие из которых: 1) осво­ение естественных производительных сил; 2) электрификация; 3) на­учная организация труда и управления (НОТ). Важнейшими коррек­тивами, внесенными в первоначальный ленинский эгалитаризм, были признание несостоятельности «рабочего контроля» и особо оговорен­ное в партийной программе отступление «на известное время» от принципов равенства - более высокое вознаграждение специалис­тов, «чтобы они могли работать лучше, чем прежде».

Наиболее развернутое изложение доктрины планового хозяйства как «общественно-технической задачи» дал Н. Бухарин в книге «.Эко­номика переходного периода» (1920), провозглашая «конец политичес­кой экономии» при переходе от «неорганизованного» товарного хо­зяйства к «организованному» социалистическому и «пролетарское» внеэкономическое принуждение - «начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью» — как «метод выработки коммунистическо­го человечества из человеческого материала кап италистической эпо­хи». В таком контексте Бухарин ставил проблему «соподчинения тех­нической интеллигенции пролетариату». Бухарин признал «структур­но решающим, самым основным вопросом» проблему «социального сгустка организационного и техническо-научного опыта — ех-буржу-;i ши организаторского типа и ниже ее стоящей технической интел-иигенции». Он писал, что «функционально техническая роль интел­лигенции срослась с ее монопольной позицией как социально-клас­совой группы при господстве капитала»; диктатура пролетариата пе­рс норачивает общественную иерархию, в которой техническая интел­лигенция сохраняет то же «среднее место» - над основной массой Рабочего класса, но в подчинении выражающей его «коллективную нолю» государственно-экономической власти30. Бухарин считал ос-iшиной внутренней задачей строительного фазиса революции пре­одоление «упорства навязчивой идеи здорового капитализма» в со­знании интеллигенции и уповал на внутреннее перерождение «спе­циалистов» и на подъем из рядов пролетариата новых слоев, которые постепенно становятся вровень со старой интеллигенцией.

Признание необходимости - ввиду угрозы «российской Ван деи» — оставить политику «военного коммунизма» и перейти к нэпу! задали новый контекст видению проблем планового хозяйства. Об щие ориентиры теперь были определены так: «развязать стихию рын­ка, чтобы затем обуздать ее планом»; «не запретить или запереть раз­витие капитализма, а направить его в русло» государственного капи­тализма (концессии Советского государства иностранным капитали­стам, а также кооперацию, привлечение государством предпринима­телей как торговцев-комиссионеров, аренду госпредприятий или зе­мельных (лесных) угодий). Главная задача нэпа была сформулирова на Лениным как экономическая «смычка» между той мелкокрест! янской, мелкобуржуазной, мелкособственнической стихией, котор; «ежедневно, ежечасно и в массовом масштабе рождает капитализм» и социализированной «крупной промышленностью», в которую б введен принцип хозяйственного расчета.

Необходимость уживаться с крестьянином-хлеботорговцем; ис­кать компромисса (в форме концессий) с капиталистическим миром, пока пролетарская революция в других странах запаздывает; «лично заинтересовать» через хозрачет работников предприятий госпромы тленности — таковы звенья «цепи» признания Лениным неосущес i вимости непосредственного перехода к нерыночному плановому х<> зяйству.

Творец нэпа определил его как «тип экономических отношении, который вверху имеет вид блока пролетарской государственной влп сти с иностранным капиталистом для свободного оборота с кресть янством внизу»11. Внимание, которое Ленин уделял концессиям, было, возможно, связано (хотя прямых ссылок на это нет) с влиянп ем книги буржуазного профессора В.И. Гриневецкого (1861 — 1919) «Послевоенные перспективы русской промышленности» (1918), где bol становление и структурное преобразование российского хозяйа ва увязывались с реинтеграцией страны в мировую экономику и пр влечением иностранных капиталов.

Налаживание связи с крестьянской деревней и с мировым ры ком потребовало от большевиков проведения денежной рефор 1922-1924 гг., обеспечившей устойчивую валюту - советский чер нец. Однако надежды на приток капиталов из стана «классовых в] гов» вскоре развеялись. С другой стороны, ни сам творец нэпа, его соратники не смогли найти концептуальной смычки между п. ном и рынком, в то же время выслав из страны праволиберальн

экономистов, заявлявших о несовместимости социалистического строя с рациональным хозяйствованием11.

Последним усилием Ленина осуществить «коренную перемену всей нашей прежней точки зрения на социализм» был призыв обра­тить внимание на кооперацию, «чтобы достигнуть через нэп участия и кооперации поголовно всего населения», поскольку «строй циви­лизованных кооператоров при общественной собственности на сред­ства производства, при классовой победе пролетариата на буржуази­ей — это есть строй социализма»31.

После смерти Ленина его партийным соратникам, а также и при­влеченным на ответственную работу в Госплан, ВСНХ, наркоматы и пузы беспартийным экономистам и молодым «красным профессорам» предстояло в жаркихдебатах определиться по проблеме плана и рын­ка. Эта осевая проблема советской экономической мысли 1920-х го-дои раскрывалась веером проблем более конкретных, среди которых можно выделить:

методологические проблемы познания объективных законов со­циалистической экономики;

проблемы теоретического осмысления новых явлений, всплывав­ших из бурных волн нэпа, — «ножниц цен», товарного дефицита и

12 Среди 160 выдворенных в конце 1922 г. из Советской России на «фи-юсофском пароходе» представителей буржуазной интеллигенции были со-]рудники закрытого по распоряжению Ленина журнала «Экономист» li Бруцкус и А. Изгоев-Ланде. Сочинение Бруцкуса (1874— 1938) «Пробле­мы народного хозяйства при социалистическом строе» (1922) вскоре полу-■пию международную известность как одно из наиболее резких выступле­нии о «логической и практической неосуществимости социализма». Менее м тестна еще более ранним статья веховца А. Изгоева-Ланде «Социализм, i MibTypa и большевизм» (в сборнике «Из глубины», 1918), примечательная 11юими резкими и лапидарными формулировками: «Долгие годы, когда эко-11 омическая теория Карла Маркса давно уже была разрушена европейскими коретиками, она наивно считалась у нас последним словом экономической и.'уки. Немало усилий тратилось нашими учеными на штопание расползав­шегося по всем швам марксистского кафтана, на прилаживание его к упря-м11и действительности. Большевики и в этом случае сыграли великую роль ччепериментаторов. Когда они начали осуществлять свое «обобществление производства» на точном основании марксистской доктрины и задумали произвести «всеобщий учет» с настоящей «трудовой» оценкой, самые завзя-м.ю марксисты вынуждены были заговорить на языке не только «буржуаз­ной», но даже «национальной» экономии. Опытом было доказано, что «тру-■ншая ценность» Маркса есть только фикция... а цены, спрос и предложе­ние, полезность блага и количество его — живые реальности, непосредст-iii iiho проявляющиеся каждодневно».

острейшие проблемы практической политики — о возможности построения социализма в одной стране; об источниках капиталовло­жений для индустриализации; о рабоче-крестьянском союзе; о харак­тере народнозяйственного планирования.

Экономические дискуссии по этим проблемам проходили на фоне ожесточенной политической борьбы за руководство в партии боль­шевиков.