Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

2. Теория финансового капитала и империализма

Трактат выпускника Венского университета и редактора газеты К'рманской социал-демократической партии «Форвертс» Рудольфа I кльфердинга (1877— 1941) « Финансовый капиталь (1910) не без осно (i.iiinii снискал репутацию самого значительного произведения марк-Истской политэкономии после «Капитала» Маркса. Гильфердингом |ыла дана весьма впечатляющая картина сращивания крупных бан-Эв с крупной промышленностью; перерастания концентрации и цен-Шлизации капитала в замену свободной внутриотраслевой конку-il/ции картелями, синдикатами и трестами; унификации ранее раз-ценных сфер промышленного, торгового и банковского капитала общим руководством «финансовой аристократии»; поворота йсса капиталистов к протекционизму и союзу с экспансионистским рударством; экспорта капитала и возрождения колониальной по-гики в погоне за дешевым сырьем и дешевой рабочей силой; заин-Ьссованности монополизированной тяжелой промышленности в \к£ сухопутных и морских вооружений и гигантских железнодо-кных проектах; «диктатуры магнатов финансового капитала с ох-■шым войском в виде мелкой буржуазии»7 и охвата империалисти-ркой идеологией «новых средних слоев», перед которыми откры­лся заманчивые перспективы карьеры как перед вся кого рода слу-|цими в промышленности и торговле, на железных дорогах и вер-9х, и колониальном управлении и т.д.

Как и «Капитал» Маркса, «Финансовый капитал» Гильфердинга >1Л быстрее всего переведен на русский язык. Перевод сделал боль-иш к Иван Степанов-Скворцов (1870-1928), опытный пропагандист-рксист, выполнивший незадолго перед тем вместе с В. Базаровым аый полный перевод «Капитала» на русский язык (1907-1909) под Jutii редакцией А. Богданова. При этом и в переводе «Капитала*-, и (ереводе «Финансового капитала» (1912), и в вышедшем в 1910 г. \\\ш томе «Курса политической экономии» А. Богданова и И. Сте-рона категориальный ряд выстраивался на основе терминов «стои­ть» и «прибавочная стоимость».

| \\ собственной работе «Империализм» (1913), следуя Гилъфердин-ряду других западных авторов, Степанов-Скворцов уделил глав-инимание связи империализма с «новым протекционизмом» и (тлению международных отношений в XX в. под влиянием фи-|сового капитала в «фазу постоянной тревоги», с «нарастающей иротой» межнациональных и классовых противоречий.

Степанов-Скворцов представил империализм какраскручишш» клубка интересов управляемых финансовым капиталом отраслей «i'( желой индустрии». Во-первых, эти набравшие полную силу мошпи отрасли продиктовали правительствам европейских стран, начина Германии, политику «нового протекционизма», принципиальноотл| ного от «воспитательного». Во-вторых, в поисках источников сырь рынков сбытаони возродили колониальную политику. В-третьих,: порт капитала — вывоз стоимости, способной производить за граь цей прибавочную стоимость, — развивается как способ преодолен^ чужого протекционизма. Блокируясь с правительством метропол» финансовый капитал выигрывает и от колониальной экспансии, столкновениях державных интересов, обеспечивая сбыт продув монополизированных отраслей тяжелой промышленности.

«Всякую вновь захваченную страну капитал прежде опутывает, I щупальцами, железнодорожными линиями, которые должны или< корить разложение ее натуральнохозяйственного строя (дороги ко мерческого значения), или закрепить ее подчинение и замирение ( роги стратегического значения)». В гонке вооружений отрасли тя лой промышленности (металлургическая, горнодобывающая) та с редким искусством применяют свою «эзотерическую арифметй прибылей, не смущаясь дефицитами государственных бюджетов^

Однако, по мнению Степанова-Скпорпова, капитализм подо к последним границам своего расширения: западные нации, охва остальной мир своим влиянием, могут впредь вырывать новые i сти «только в тягостной борьбе с равносильным противником» и; живать их только ценою колоссальных расходов; в отсталых иг эмиграция европейской промышленности создает почву для вь жения туземной буржуазии, которая «смело бросает ре вол юц и о| лозунги и искусно овладевает низовым народным движсн! К этим внешним международным противоречиям, вызванным! лениями к «исправлению» сложившихся границ, добавляются ; ренние социальные противоречия в метрополиях - следствие ния реальных доходов рабочего населения от монопольных цен i растания роли косвенных налогов в госбюджетах.

Вывод Степанова-Скворцова о неизбежном нарастании njj воречий «империалистской фазы капитализма» подтвердила зившаяся вскоре мировая война, которую большевики незамедлит н© определили как «империалистическую». Из их рядов с нача

|ны выдвинулся молодой Николай Бухарин (1888—1938), ставший эре близким сотрудником Ленина и «любимцем партии». Буха-i, слушавший в Венском университете лекции Бём-Баверка, свою рвую книгу посвятил критике австрийской школы — «Политичес-I экономия рантье» (1914). Он трактовал маржинализм как идеоло-i «буржуа, уже выключенного из производственного процесса» -Нтье, экономические интересы которого лежат исключительно и Вре потребления. (Заметим, что такового рода «классовый анализ» Ьтрийской школы сделал еще в 1899 г. М.М.Филиппов.) Вторая кни-Ьухармна — «Мировое хозяйство и империализм» (1915) — давала |||пую систематизацию главных фактов «империализма как интег-ц.ного элемента финансового капитализма», концентрируя вни-iHHC на глобальном противоречии между процессами интернацио-пизации и национализации капитала на новой стадии развития ка-тилизма. С одной стороны - «великое переселение капиталов», Кдународная миграция рабочей силы, колоссальный рост перево-11ЮЙ индустрии, интернациональное выравнивание цен на товары гпные бумаги при помощи телеграфа; с другой — связанность мо-[юльных организаций с государством и его границами, которая сама |дставляет все более растущую монополию, обеспечивающую до-11ительные прибыли прежде всего за счет «вращения винта» охра-рьных пошлин. Проникая во все поры мирового хозяйства, фи-ровый капитал создает в то же время тенденцию к замыканию ^опальных тел, к образованию «государственно-капиталистиче-l трестов», интересы которых сталкиваются в мировом хозяйстве (ровой политике.

i Приводя хроники распространения картелей, синдикатов, трес-}, банковых концернов и погони капиталистических государств за 1ичением сферы, которую можно было бы охватить таможенным тскционизмом, Бухарин отмечал: «Великие держаны взапуски (мились нахватать максимум рынков, и с 70—80-х годов прошло-вка территориальные приобретения шли лихорадочным темпом, i что весь мир почти поделен между хозяйствами великодержав-i наций». Но чем скорее «разбираются» свободные рынки, тем в Linen степени «борьба за сферы вложения капитала подкрепляет-]июй военного кулака»10.

1мпериализму как расширенному воспроизводству капиталис-|ской конкуренции в масштабах «всего человеческого общества, кипенного под пяту мирового капитала», Бухарин противопос-«необходимость давления всей революционной энергии про-

летариата» и объявлял «священную войну» реформистам и ревизио­нистам, которые «служили делу примирения с капиталистическим миром и превращали партию революционного пролетариата в пар­тию демократических реформ»". Заключительную главу своей кит п Бухарин специально посвятил критике концепции «улыпраимпериа лизма» К. Каутского, допускавшего возможность еще одной фазы кл питализма, когда «политика картелей распространится на внешнюю политику и международный союз империалистических держав, об щая эксплуатация мира интернационально объединенным финансо вым капиталом устранит соперничество национальных финансовых капиталов между собой».

Отвергая концепцию «ультраимпериализма», Бухарин и Ленин ожидали «революции в России для пролетарской революции на 3>i паде и одновременно с ней», полагая, что задача включения револю ционной России в будущую «общеевропейскую социалистическую систему» облегчается тем обстоятельством, что «очень развитая круп ная синдицированная индустрия России развилась на основе hhoci ранных инвестиций и организационно связана через европейские банки»'2.

Книга Бухарина вышла с предисловием Ленина, который поды тожил затем собственное видение проблемы в популярной брошюре «Империализм как высшая стадия капитализма», написанной в 19 К) i и изданной в Петрограде в мае 1917 г. - уже после того, как вернуи шийся в «пломбированном вагоне» в Россию вождь большевика» провозгласил в «Апрельских тезисах» курс на социалистическую pi волюцию. Позже написана, но раньше опубликована была Ленина статья «Империализм ираскол социализма» (декабрь 1916 г.), с форр лировкой «троякой особенности империализма»: 1) империализм i монополистический капитализм; 2) империализм как паразитич. кий и загнивающий капитализм; 3) империализм как умираюшпм капитализм, канун социалистической революции.

Ленин сформулировал определение империализма в 5 основные признаках: «1) концентрация производства и капитала, дошедшая такой ступени развития, что она создала монополии, играющие шающую роль в хозяйственной жизни; 2) слияние банковского питала с промышленным и создание, на базе этого «финансового питала», финансовой олигархии; 3) вывоз капитала, в отличие от i воза товаров, приобретает особо важное значение; 4) образуются дународные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и 5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капита-л истическими державами»'3.

В этих формулировках не было ничего нового сравнительно с ра-"ботами Гильфердинга, Степанова-Скворцова и Бухарина. Но Гиль-фердинг, по мнению Ленина, недостаточно остановился на такой «пажной стороне империализма», как «паразитизм», сделав даже шаг назад по сравнению с английским экономистом-реформистом Джо­ном Гобсоном (1858-1940), автором книги «Империализм» (Лондон, 1902). Основные формы этого «паразитизма», по Ленину: 1) эконо­мическая возможность задерживать технический прогресс, для кото­рого исчезают, до известной степени, побудительные причины п силу, чогя бы на время, монопольных цен; 2) рантьеризация: необычай ими рост слоя лиц, совершенно отделенных от участия в каком-либо предприятии и живущих «стрижкой купонов»; превращение ведущих европейских стран в государства-рантье; 3) эксплуатация колониаль­ных и зависимых народов, создающая экономическую возможность подкупа верхних прослоек пролетариата, «тенденцию раскалывать рабочих и усиливать оппортунизм среди них, порождать временное и\\ пивание рабочего движения»14. Такого рода «временным загнива­нием», связанным с подкупом «рабочей аристократии», Ленин счи-I'iui «социал-шовинизм» лидеров социал-демократии во время миро-цои войны.

«Умирание» капитализма Ленин и его соратники-большевики

I           овали дбояко: как наивысшее обострение противоречий, вызы-

i      ij.ee империалистические войны и революционный взрыв, и как

i       шие материальных предпосылок социшшзми благодаря обобществ-

ю производства финансовым капиталом в гигантское комбини-I      иное целое,