Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

2. Разночинная интеллигенция и идеологизация политической экономии

Резко очерченный профиль русской разночинной интеллигенпм выступил на исторической арене в динамичную (и динамитную) эп< раскрепостительных реформ, грюндерства, естественнонаучной и пуляризации и революционного нетерпения. Выходцы из народи низов, пробившиеся в университеты и журналистику, исполненп сострадания к обездоленной «серой массе» и веры в «зиждительн идеи», разночинцы напряженно вдыхали веявший с Запада преоб| зовательный дух наук о природе и человеке8 и чаяли направить его . дело «осуществления на земле блага трудящихся классов».

Новое слово «интеллигенция» — в значении слоя работников yMi венного труда, быт и убеждения которых окрашены идеей «служен народу», — стало общераспространенным после появления романа и сателя П.Д. Боборыкина «Солидные добродетели» (1870). Однако п ранее о «социально- экономической интеллигенции» как о представите; нице «разума, творящего открытия в сфере умственной и материт ной цивилизации», писал в статье «Реализм в применении к народной п номии» (1866) выдающийся историк-разночинец Афанасий Щшп Идеолог «земского народосоветия», Щапов призывал к «естествен! научной народной экономии» — «основывать по провинциям особ экономические ассоциации», чтобы вносить научные знания в сельск общинный Mip, рационализировать земледелие и кустарные промь лы, вводить технику и новые отрасли промышленности.

Идейным самовыражением и самоопределением разночинн<ш интеллигенции стало народничество. Народник был типом интеллм

i u i г га-идеолога, распространявшего сферу идеологических исканий п.1 «псе, что выплывало на поверхность умственной жизни в Запад-iidi! Европе» . Это касалось и политической экономии. Крупнейший И'к'олог-разночинец Чернышевский пытался на основе изучения ( и ита, Рикардо, Дж, Ст. Милля и социалистов сформулировать «эко-июмическую теорию трудящихся». Щапов работал над созданием «Ис-Г1ч|'ии цивилизации в России», аналогичной знаменитой «Истории ци-рииизации в Англии» Т. Бокля. И Чернышевский, и Щапов в 1860-е '.I были сосланы в Сибирь, однако самым влиятельным печатным 1ном пореформенной России стал культивировавший народни-*ую идеологию «толстый» петербургский журнал «Отечественные 1ски». Его редакторы — поэт Н.А. Некрасов, публицист Г.Е. Ели-!, сатирик М.Е. Салтыков-Щедрин, социолог Н.К. Михайлов-j — в самой яркой форме выразили антикапиталистические «умо-.■ртания» разночинной интеллигенции: обличение «дельцов бир-i.ix» Некрасовым и «плутократии» Елисеевым, гротескные обра-чумазых» наживал — деруновых, колупаеиых, разуваевых —у Сал-жа-Щедрина, программная формула Михайловского, что задача ■ллигенции «именно в том и состоит, чтобы бороться с развитием куазии на русской почве». Вокруг «Отечественных записок» спло-я круг журналистов-экономистов, виднейшими из которых были tl.ll  Воронцов и Н.Ф. Даниельсон, связанные на протяжении мно-(X десятилетий личной дружбой.

Чемский врач Василий Павлович Воронцов (1847—1918), писавший псевдонимом «В.В.», сделал общеупотребительным в русском |ыке — на 20 лет раньше, чем Зомбарт на Западе, — слово «капита-|зм», вводя его в название ряда своих статей и главной работы « Судь-I капитализма в России» (1882). Бухгалтер (с 1877 г. — главный кон-uiep) Петербургского Общества взаимного кредита Николай Фран-ч Даниельсон (1848-1918), писавший под псевдонимом «Нико-\о]{», вместе с выдающимся революционером, личным другом sa и Энгельса Германом Лопатиным осуществил перевод I тома 1итала» К. Маркса (1872). Русский язык стал первым, на который |переведен «Капитал» с языка оригинала, причем перевод вскоре л до восточно-сибирской тайги, где отбывали ссылку А.П. Ща-i ученик Н.М. Ядринцев10 и куда ездил Лопатин в попытке

освободить Чернышевского. Вскоре после смерти Маркса, в 18841 Лопатин был арестован и более 20 лет провел в Петропавловской i пости, вто время как Даниельсон продолжал оставаться корреспс дентом Энгельса и осуществил перевод и издание II {1885) и FII (189 томов «Капитала».

Марксова теория трудовой стоимости и накопления капит была интегрирована в политическую экономию народничества и nf дала ей цельность идеологической системы, построенной на следуя щих основаниях:

сугубо отрицательное отношение к капитализму в его как :

падных, так и в доморощенных российских проявлениях;

признание ценности русской общины как зачатка отличных <

капитализма форм промышленного и сельскохозяйственного nf

гресса;

миссионерство интеллигенции как «представительницы наук^

в поиске и организации этих форм;

опора на массив статистических данных, собранных в nopeq

менной России земскими статистиками.

«Зиждительная идея» народников - русская община как осно некапиталистического экономического строя — сходилась со слав нофильством. Но славянофильский национальный провиденциали народничество заменило рационалистической предпосылкой можности выбора пути промышленного прогресса и организаь научных исследований в иных формах экономических отношеь чем западный капитализм с его теневыми сторонами. «Наша и> лигенция, — отмечал Воронцов, — не останавливаясь долго на . кретных формах западного либерализма, не имевших для Рс практического значения и потому не особенно обаятельных, м? принимать с Запада прогрессивные идеи в их общечеловеческой < стоте» . Отсюда делался вывод, что «для России необязательно | вторение форм, пройденных Европой, коль скоро в понятиях ин% лигенции сложилось определенное представление о формах, идеальных»12.

Политическая экономия разночинной интеллигенции не исЧ пывалась рамками народнической журналистики: в основание бс шинства русских университетских курсов политэкономии легло i'< четание трудовой теории Маркса с влиянием идей Чернышеве! Самым значительным был курс профессора Московского униве

А.И. Чупрова (1842—1908), тяготевшего к историко-этической uic и катедер-социализму. Один из наиболее ярких политэконо­м-разночинцев, Чупров стал основателем новой специализирован-1 области — экономики транспорта - и признанным наставником :ких земских статистиков, один из которых — Степан Блеклов -1913) -дал очень емкую и точную формулу самосознания на-(диической интеллигенции - идейно-рабочая сила11.

3, Трудовая теория стоимости и «капиталистический пессимизм»

Одну из своих статей В.П. Воронцов озаглавил «В защиту капи-Ьистического пессимизма» (1881). Под «капиталистическим песси-|мом» Воронцов подразумевал «невозможность капитализму на ркои почве сыграть ту роль организатора труда, которая выпалана Полю на Западе». Используя гротескные образы Салтыкова-Щед-и исторический материал об искусственном насаждении цар-I правительством крупного промышленного производства — с суб-Инми или гарантиями сбыта от казны, Воронцов отмечал, что от }К<>11 буржуазии нельзя ждать исполнения миссии европейского кто сословия — привнесения в общество просветительных и ли-tiii.мых идей, отстаивания политических свобод. Но этими сопи-ггическими аргументами не ограничился «капиталистический РИмизм» Воронцова. Опираясь на трудовую теорию стоимости KCii, он настаивал на экономической бесперспективности капи-|зма и России ввиду своеобразия внутренних и внешних условий отшического развития:

|) «климат в союзе с огромными пространствами нашего отече-фовые природные условия России, ее чрезмерные расстоя-дорожье;

олкновение отсталой страны с конкуренцией гораздо более -lx, захвативших рынки для своей развитой промышленности, иге «Судьбыкапитализма в России» (1882) Воронцов подчерк-удобства путей сообщения составляют главное условие су-1ния крупной капиталистической промышленности, ибо она юльшого сбыта, возможности постоянного скорого и деше-мещения огромных масс продуктов и рабочих с одного кон-ой. «Промышленно-капиталистический гений наций наор-

ганизацию перевозки обращает преимущественное свое внимаш Но в России из-за больших расстояний и плохих дорог транспор1 издержки гораздо выше, чем в западных странах, и одноврем много труднее добиться дешевизны продуктов, так как выше стц мость рабочей силы — требуются дополнительные расходы на теплу зимнюю одежду, обогрев жилья и т.д. В итоге сильно повышается i личина общественно необходимых затрат и, таким образом, соотн ственно, снижается конкурентоспособность. Российские товары, ей их продавать по ценам соответственно их стоимости, не смогут б| реализованы на внешних рынках.

С другой стороны, крупная промышленность в России, не ия доступа на внешние рынки, имеет возможность пользоваться техй ко-организационными усовершенствованиями, выработанными Западе, и тем самым наращивать производство. Но этому произл ству остается рассчитывать на внутренний сбыт, который явно нсд статочен из-за бедности основной массы населения, усугубля! последствиями «водворения» крупной промышленности - разо| ем мелких производителей и большими размерами вытесненн< бочей силы. «Капиталистическая организация, попытавшись у диться в России, вступила в своего рода заколдованный круг: / процветания необходимо богатое население, но каждый ее шаг н,-развития сопровождается обеднением последнего; развитие кл листического производства ведет к обеднению народа, а это of ние подрывает существование указанной формы промышленно1

Делая вывод, что «свободному полету капитализма полож нас довольно тесные пределы», Воронцов показывал на фактич материале, что капитализм проявил себя в России либо «гостем влеченным почти насильно»16 в форме крупной промышлен! спорадически возбуждаемой правительством для очередного эта ревооружения армии или железнодорожного строительства, j ■ облике «кулака» — сельского спекулянта-перекупщика и росте ка, эксплуатирующего мелких сельских производителей-кустш

монополизации сбыта их продукции. Эту тему продолжил Да-Н.епн в «Очерках нашего пореформенного хозяйства» (1893).

| Обозревая экономическое развитие России после отмены крепо-)к> права, Даниельсон сделал вывод о борьбе двух форм хозяйства: илистической и общинной, с использованием первой противвто-i ж их средств, как кредитная система, железнодорожное строи-D и международная торговля. На Западе, подчеркивал Даниель-чезные дороги и акционерные банки выросли из потребностей развитого товарного производства и, в свою очередь, стимули-гго дальнейшее развитие. В России же товарное производство [икло в глубь общественного организма, основа экономики — с хозяйство - осталось законсервированным на низком уров-'     1ысшие слои в стремлении подключиться к мировому рынку i силы и средства на развитие банков и железных дорог, нара-1кспорт, но экспорт сырья - зерновых, причем по заниженным [то вело к упадку русского сельского хозяйства. Не происходи­ли шталистической рационализации земледелия, поскольку из-за ||ri)i>ix мировых цен на зерно (сбиваемых конкуренцией американ-ч> хлеба) и низкой производительности труда русским кулакам было [>д| гее эксплуатировать крестьян не в форме найма, а в форме скуп-I ростовщичества. Сосредоточение капитала шло через кредитный |нмзм за счет сокращения народного потребления — следователь-I пнугреннего рынка, - застоя земледельческой производительно-, упсличения числа «упалых хозяев».

(Рассматривая капиталистическое развитие России в контексте ромого рынка и указывая вслед за Марксом на проблему реализа-| общественного продукта, Воронцов и Даниельсон отмечали, что )p:i шерность наращиваемого в погоне за прибылью объема про-рдсша и суженной базы потребления порождает в капиталисти-Ком обществе накопление избыточных продуктов и недоисполь-imu.ix производительных сил. Узость внутреннего рынка сбыта ^шиченность покупательной способности массы рабочего насе-1я) юлкает предпринимателей к необходимости выхода на внеш-рынок, чтобы реализовать всю массу прибавочной стоимости, [пиши рынок позволяет «освобождать» внутренний рынок от из-1МИХ товаров либо прямо (обмен на экзотические продукты, на Drio или денежные векселя), либо косвенно (вывоз капиталов и |Г|Ш1ия рабочей силы — относительное повышение заработной Гы - сокращение числа непотребленных продуктов). Поэтому с Ииием капитализма все более обостряется борьба за внешние 1ки.

Но странам, опоздавшим с выходом на капиталистический пуп. развития, в международной торговле приходится сталкиваться с на­циям^ ушедшими вперед и захватившими рынки. Предпринкмате ли передовых СТран с более высокой производительностью труда т\ бязЫве1ют свои условия - неэквивалентный обмен, получая возмож­ность продавать свои продукты выше индивидуальной стоимости, к то вРеМя как отсталые страны наталкиваются на препятствия для рос i .1 производительности труда в ограниченности сбыта, делающей нены Г0Дны^ применение дорогих машин.

Воронцов обращал внимание на сопротивляемость крестьянства законам рынка, готовность «на материальные потери лишь бы сохра Нить Нравственные выгоды, связанные с положением самостоятель ного хозяина», упорно удерживаться на грани, отделяющей от поло жения наемного работника17. Даниельсон признавал, что наступле Ние Капитализма отслаивает от общины крестьян, вынужденных пре­кратить обработку своей земли, выталкивает их в ряды батраков и \ пРомышленных пролетариев. Однако он оспорил суждение профес соРа Киевского университета Николая Зибера, что экономическимj пР°гресс рОссии наступит после того, как «каждый мужик выпарится] в Фабричном котле»: «Даже в странах, далеко нас опередивших, чш. ло Рабочих, требуемых капитализмом, довольно ограничено». Ci анализ русской действительности Даниельсон завершал вывода! амалогичными Марксову «всеобщему закону капиталистического! к°Пления»? — пределы развития капитализма ставятся возрастак>1[

еДностью, порожденной его же собственным развитием, ростом' ла безработных, которые не могут удовлетворить самые насуцц свои потребности1*.

Из «капиталистического пессимизма» экономисты-народн] Делали вывод о необходимости для России использовать шанс ] Но^ать «извращенного направления» крупного промышленного j изводсхЕза, Капитал на Западе «организовал труд, но в форму, | пригодную для рабочего». Для России народники считали вози ным преобразование материальных условий производства на oq ве общинного землевладения и объединения сельского хозяйст пРомышленности в руках непосредственных производителей -1 интеллигенция сумеет «привить» технические достижения к обм н°-артельным формам земледельческого труда и кустарных