Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

3. «Два мнения о внешнем торге»: фритредерство и протекционизм

Физиократическая убежденность и преимуществах свободы той говли выразилась в отмене Екатериной II привилегий «указных фа<| риканов» (1762—1763) и либерализации таможенного тарифа (176Й а за год до выхода «Богатства народов» А.Смита в России был из царский «Манифест о свободе торговли и заведения промышленнЕ станов» (1775). С этого времени полемика вокруг свободы торговли) протекционизма стала осевым вопросом русской экономическс мысли.

Одним из первых этому вопросу уделил внимание гневный Kplj тик крепостного права Александр Радищев. «Бунтовщик хуже ПуГ чева», он был первым в России не только публицистом-революц> нером, но и исследователем структуры цены, сущности и функц|( денег, в том числе бумажных. Радищев не упоминал в своих произ| дениях ни физиократов, ни А. Смита, но содержательная сторона* сочинений, использование термина «задатки» (авансы) и налич» личной библиотеке французского перевода «Богатства народов» i воляют предположить знакомство мыслителя с идеями классиче<| политэкономии. Как служащий Петербургскойтаможни,онбыл| стником составления тарифа 1782 г., более жесткого, чем тариф 17\ а в ссылке углубленно изучал историю и экономику Сибири, ра шлял над перспективами включения края в общероссийский рь

В «Письме о китайском торге» (1792) Радищев, отвергая мер тилистское представление о внешней торговле как источнике гатства государства, сформулировал приоритет товарного нась ния внутреннего рынка, для чего необходима единая сеть путе общения, преодолевающая замкнутость местных рынков с бол! ми разрывами в ценах. Анализируя имеющиеся в экономической) тературе «два мнения о внешнем торге»: «новейшее» - за неогр;ппг ченную свободу торговли и «стародедовское» — за «тарифы и таможенный причет», Радищев отметил, что Англия благодар5

кенному протекционизму «поставила себя в число первостатей-ilx государств Европы, но англичане сами ныне говорят и пишут, i осе преграды в торговле вредны: ибо она непременно сама себя ^держит всегда в неизбежном равновесии». Считая, что внутри раны государство не должно стеснять «природную свободу тор-Ьили», Радищев вопрос о протекционизме предлагал решать с уче-рм конкретно-исторических обстоятельств и подчеркивал, что бес-)шлинный привоз дешевых заграничных товаров может быть вре-[ для отечественного производства, особенно текстильного. До-ская протекционизм, Радищев беспокоился, однако, об интере-пе крупной мануфактурной, а мелкой крестьянской промыш-(нпости. Он указывал, что ограничение торговли с Китаем оказа-;i, благодетельным для русских кустарей, которым шелковые ру-Пслия «доставляют довольственное житие». С начала ХТХ в. постепенно окрепло российское фритредерство. |Чну для него подготовили первый русский перевод «Богатства на-|он» (1802-1806), профинансированный правительством Алексан-I, переводы сочинений Бентама и Сэя, влияние первого петер-^гского академика (с 1804 г.) по разряду политэкономии Андрея (Ге-(;i) Шторха, появление печатного органа — «Духа журналов». |торх в 1815 г. издал в Петербурге, но на французском языке, 6-том-|й курс политической экономии — в основном компиляцию с поч-| Йукпальным заимствованием положений Тюрго, Смита, Бентама, и других авторов. На русском языке сочинение Шторха, исполь-Ifliiiiiero для иллюстрации многие примеры из жизни России, не По издано по цензурным соображениям: автор резко критиковал |Ностное право!

Фритредеры настаивали на либерализации таможенного тарифа, [оппонентом выступил видный государственный деятель адмирал (олай Семенович Мордвинов (1754—1845), первый председатель Ёгшмента государственной экономии (1810). Он был убежденным |офилом и почитателем А. Смита, но полагал принцип свободы шей торговли неподходящим для России с ее неокрепшей про-Ijii'FiHOCTbio. Мордвинов порицал Шторха, который считал полез-|для России «уступление прав рукоделия и торговли» более раз-1м странам и специализацию на земледелии. В «Некоторых сооб-шниих по предмету мануфактур в России и о тарифе» (1815) Морд-|lh поставил задачей перемену в России «системы внутреннего flu на, т.е. перехода из земледельческого хозяйства в рукодель-i и промышленное», для чего необходимо не только развитие го-№ш и наличие твердых законов, защищающих частную собствен-

ность, но и таможенное покровительство молодой отечественной прс мышленности. Адмирал-экономист не ограничился охранительны^ протекционизмом, но и обосновывал наступление России на внеь ние, а именно азиатские рынки. В «Мнении о способах, коими Россн удобнее можно привязать к себе постоянство кавказских народов» (18 \{ Мордвинов писал, что мирное завоевание Азии торговлей и промь шлейными изделиями даст России много больше, чем «наши ядра 1 штыки».

Кратковременный успех российского фритредерства —либерал. ный таможенный тариф 1819г. — был смененлинией на усиление при текционизма, проводившейся с 1822 г. до середины XIX в.

Наиболее последовательным русским фритредером проявил cu»(J Николай Иванович Тургенев (1789-1871), проникшийся во время уче бы в Геттингене под впечатлением лекций смитианца Георга Сарто риуса идеями классической политэкономии. В книге «Опыт теори налогов» (1818), взяв за основу четыре сформулированных Смит принципа рационального налогоообложения, Тургенев, как он са позднее пояснял, «старался доказать, что как эконол*ические и ф(| нансовые, так и политические теории истинны лишь постольку, п( скольку они основаны на принципе свободы». В «принцип свобод! Тургенев вкладывал двойной смысл: фритредерский и противокр постнический, обличая крепостное право прозрачными намеками своих историко-экономических экскурсах.

Тургенев уехал за границу незадолго до восстания декабрист (с которыми ранее разошелся) и отказался выполнить веление нов го императора о возвращении, став первым в XIX в. русским поли эмигрантом. Сохраняя верность «принципу свободы», он дожил j отмены крепостного права в России и до общеевропейского toj ства фритредерства в 1860-е годы.