Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

1. Дихотомии Т. Веблена

|- «Очень странный человек»3 Торстейн Веблен (1857—1929) вошел Iисторию как «первый систематический критик американского ка-|Ц'К1ЛИЗма» , Веблен жил в «позолоченный век», когда Соединен-|Ые Штаты утверждали себя на позициях первой промышленной |ержавы мира и удачливые капитаны промышленности, становив­шиеся во главе крупных корпораций - «ловкие, энергичные, агрес-|И11ные, алчные, властные, ненасытные», — действовали дерзко и |инично в бизнесе и политике, «эксплуатируя рабочих и обирая фермеров, подкупая конгрессменов, покупая легислатуру, шпионя |Я конкурентами, нанимая вооруженную охрану, прибегая к угро-Мм, интригам и силе»5.

Философией «позолоченного века» стал социал-дарвинизм, comij нувшийся с экономическим индивидуализмом a la laissez faire. Or равдание стремительной концентрации и централизации капитал^ резкого роста имущественного неравенства и плачевной участи удачников рынка было найдено в этой философии, глашатай кот рой Г. Спенсер (1820—1903) — приятель «стального короля» Э. КарнЛ ги — стал дочитаем в США как ни один философ ни до, ни после нег| Основатель американской университетской социологии У. Самна^ строил свой курс вокруг тезиса о миллионерах как цвете цивилиз! ции, основанной на конкуренции. Социал-дарвинисты вещали, чТ ожесточенная конкурентная борьба в промышленности, вытеснен1| аутсайдеров крупными корпорациями (трестами) — идеальное зери ло «естественного порядка вещей»; цивилизация таким путем дв жется вверх, подобно биологической эволюции. Выживают наиб) лее приспособленные; отбор наилучших происходит тогда, когда i тественные экономические процессы идут своим чередом, без в\ шательства реформаторов и правительства.

Сын норвежского фермера-иммигранта, Т. Веблен с юности ol щал свою отчужденность от суетного мира янки, и этот так назьц мый дисформизм (противоположность конформизму) определил судьбу в науке и в жизни. Познав участь бедного студента в прести^ ном Йельском университете, а затем безработного доктора филос фии и литературного поденщика, он наконец устроился на скро| ную должность и Чикагском университете, созданном в 1892 г; на деь ги богатейшего предпринимателя США Дж.Д. Рокфеллера, наемн| юристы которого создали легальную основу для функционироваг крупных корпораций (холдинг-компани). Так Веблен оказался вИ ри стремительно расширявшейся орбиты власти Большого бизне! начавшего субсидировать американские университеты и определ^ господствовавшие в них образы мышления.

Веблен бросил этому миру - равно как и академическому марл нализму Дж.Б. Кларка, своего бывшего преподавателя, — вызов ci ей книгой «Теория праздного класса. Экономическое изучение инстип шов» (1899), в которой «изучал манеры и психологию американс* богачей так, как какой-нибудь антрополог исследовал бы обряд!) ритуалы примитивного племени в Новой Гвинее/'. Провозгласив i обходимость применения к экономике подхода, аналогичного не м> ханической статике (равновесие), а биологической динамике (эн'> люция), Веблен придал социал-дарвинизму иную тональность, т жели идеологи экономического индивидуализма. Эволюция общее: м

является процессом естественного отбора институтов, которые, по сути дела, есть привычные образы мыслей в том, что касается отно­шений между обществом и личностью. Институты — результаты про­цессов, происходивших в прошлом, а следовательно, не находятся н полном согласии с требованиями настоящего времени, но под нажи­мом обстоятельств, складывающихся в жизни сообщества, происхо­дит изменение образов мышления людей, т.е. развитие институтов, и перемены в самой человеческой природе7.

Предметом особого внимания Веблена стал институт праздного класса. Его возникновение и развитие Веблен связывал с «избира­тельным воздействием законов хищничества и паразитизма» и обы­чаями частной собственности, эволюцию которой описывал следую­щим образом, Собственность первоначально возникла как трофей, знак победы над менее сильным соседом. Мотивы, лежащие в ее ос­нове, — соперничество, завистливое сравнение, демонстративное пре­успеяние как основа уважения и жажда власти, даруемой богатством. «Здравой оценкой людей и вещей становится оценка в расчете на борь­бу». Развивается противопоставление доблестной, захватнически-приобретательской деятельности и труда, приобретающего характер нудного занятия в силу пренебрежительного к нему отношения. По мс-ре того как стадия приобретения путем хищнического захвата пе­реходит в стадию организации производства на основе частной соб-i шенности (рабов), превосходство в силе и трофеи как показатель \ч неха заменяются «канонами денежной почтенности» и критерия­ми накопления собственности и «опыта праздной жизни». Эти по-1 к-дние складываются во «всеохватывающий порядок благопристой­ности» со старательными упражнениями по развитию хороших ма-1\ воспитанию вкусов и умению «разбираться в том, какие предме-потребления отвечают приличию». «Показное потребление» inspicuous consumption) дорогостоящих престижных товаров и при-истие к «демонстративно расточительным зрелищам» становятся фаздном классе формами соперничества, мотивируемого завист­ным сравнением, и завоевания репутации.

Описанный Вебленом «состязательный аспект потребления»*,

i-азывающий, как товары «могут эффективно использоваться вко-

мных завистнических целях» и поэтому содержать в себе ощути-

и[ элемент «престижной дороговизны» (стоимости сверх стоимо-

in штрат, делающих их пригодными для функционального исполь-

"пиния), выявлял ограниченность маршаллианской теории полез-

ности и спроса и позднее получил наименование «эффект Вебле на»9. Только им и ограничивается признание Веблена в области эко номикс.

Переходя к рассмотрению экономических институтов современ ного ему общества, Веблен в общей форме разделил их на финансо вые и производственные. Отношение праздного класса к эконом и ческому процессу является «денежным отношением — отношением стяжательства, а не производства». Доступ в праздный класс осушс ствляется через занятая в финансовой сфере, которые в гораздо боль шей степени, чем производственные, наделяют человека почетом Наиболее почетны занятия, имеющие непосредственное отношенш к собственности в крупном масштабе, и вслед за ними — банковски! дело и право. В профессии адвоката, по мнению Веблена, «нет и н мека на полезность в какой-либо другой области, кроме соперник ства»; юрист «занимается исключительно частными моментами xhi нического мошенничества, либо в устройстве махинаций, либо к рл стройстве махинаций других»1".

Институт праздного класса, по мнению Веблена, задерживает pi витие общества в силу трех основных причин: инерции, свойстве ной самому классу; примером демонстративного расточительстл системой неравного распределения благосостояния и средств к с * шествованию.

Противопоставление праздности и производительной деятельно сти Веблен в своей второй книге «Теория делового предприятия» (1901) развернул в дихотомию индустрии и бизнеса. Сначала он подробна остановился на культуротворческом значении крупного машинном производства. Машинная технология требует для управления ею тех нических знаний и рационального мышления; эта рациональное! приходит в противоречие с иррациональностью, вносимой в эко* мический процесс бизнесменами в их погоне за прибылью путем kj| ли-продажи на фондовом рынке бумажных титулов собственное! «Капитаны промышленности», ориентируясь на захват как моя большей части индустриальной системы, не заинтересованы в ее ] циональном функционировании, поскольку извлекают доходы' сбоев процесса общественного производства. Подчинение индустр» целям возрастания денежного богатства деформирует индустриал!

iivio систему, вызывая кризисы недопроизводства и перепроизводст-

i .1. Веблен назнал «саботажем» политику крупных корпораций, пред-

|| 1меренно сокращающих производство ради удержания монополь-

i i IX цен, и указал, что конкуренция за счет снижения издержек заме-

:ется «неценовой конкуренцией» — ценоувеличивающей рекламой,

оковкой и другими формами «умения продавать» (salesmanship);

илиями получить специальные привилегии на всех уровнях прави-

пьства — получить правительственные заказы, влиять на налоги и

сходы, трудовую и внешнюю политику.

Как две ведущие тенденции американского капитализма Вебле->м были выделены монополизация и наращивание сил экономиче-ои депрессии. Он предсказывал увеличение непродуктивного по-1'бления благ в связи с манипулированием покупательскими вку-ми населения и ростом производства вооружений, прикрываемого |унгами национальной политики. Временной отрезок между вы-чами двух первых книг Веблена был годами публикации Зомбар-м работы «Современный капитализм» и возникновения в США мжения «разгребателей грязи» —.шумных журналистских рассле-наний и разоблачений мошенничества и насильственныхдействий упных корпораций, особенно рокфеллеровской «Стандарт ойл»". пологи laissez faire в XIX в. — Кобден и Спенсер — утверждали, что ^люпия общества идет от «военного» типа с централизацией, ие-1>хией, регламентацией и «единообразием, поддерживаемым путем кнуждения» к мирному «промышленному типу», который харак-'изуется «во всех своих частях той же самой индивидуальной сво-ной, которую предполагает всякая коммерческая сделка»12. Одна-монополистический капитализм принес с собой новую волну аг-сии и милитаризма. Веблен, который сначала писал о переходе от щнической стадии к квазимиролюбивой (система рабства и стату-i и далее к миролюбивой промышленной (с наемным трудом и де-аной оплатой), в статье «Первые опыты в организации трестов» >04) подчеркнул укорененность архаических черт захватнической «лестной деятельности» в жизненных привычках «капитанов про-i тленности» и назвал корпорации рабовладельцев и пиратов пред-I- гвенниками капиталистических монополий. Умилявшие Зомбар-.прессивные проявления «завоевательной» энергии создателей i-риканскихтрестов у Веблена вызвали лишь порицание. Его сопо-шления промышленных и финансовых магнатов с хищными баро-

нами старых времен внесли вклад в закрепление за бизнесменами, «позолоченного века» репутации «баронов-разбойников».

Следующая крупная работа Веблена «Инстинкт мастерства и со-стояние промышленных умений» (1914) представляла попытку, опира-ясь на новые идеи в физиологии («тропизмы» Ж. Леба) и психоло1 ни («горме» У. Мак-Дугалла), сконструировать альтернативу утилим ристской модели «гедониста-оптимизатора». Эволюция «поиска эф фективных жизненных средств» и производственных навыков прч исходит в «кумулятивной последовательности приспособления» m>;i воздействием присущих человеку «инстинктов», под которыми В с о лен понимал не стихийные, а целенаправленные факторы поведения формирующиеся в определенном культурном контексте. Наибож'1 благотворны из них: 1) родительское чувство, 2) инстинкт мастере! ва и 3) праздное любопытство. Родительское чувство в широком емьк ле слова — забота об общем благе; мастерство, промышленное искус ство — средство реализации родительского инстинкта, забота об эф фективном использовании наличных ресурсов; а праздное любопы i ство поставляет знания, служащие жизненным целям. Добродетель ный союз этих трех инстинктов создает промышленное поведент\ достигающее высшей эволюционной стадии в машинном произвол стве, прозаичная механическая логика которого гармонирует с при менением современной науки и кладет основы для роста и утвержде ния новой рационально ориентированной культуры. Напротив, koi да верх берут эгоистические и приобретательские инстинкты, возни кают «дурацкие способы поведения» и «бесполезные институты», ст> ей иррациональностью противоречащие рациональности промыш^ ленной технологии. «Инстинкту мастерства» Веблен противопс тавлял «инстинкт спортсменства» - стереотипы воинственного Щ ведения в истории.

Методологическую полемику с ортодоксальными экономиста^ прежде всего Дж.Б. Кларком, Веблен продолжил в статьях, состава ших книгу «Место науки в современной цивилизации» (1919). Он not цал идущую от бентамовской «арифметики пользы» гедонистич! кую концепцию человека как «атома желаний» и «калькулятора уд вольствий и страданий», вибрирующего под воздействием стимуле которые передвигают его в пространстве, но оставляют нетронутый Предполагая «изолированную человеческую данность в устойчивО1| равновесии», вне «прошлого и последующего», неоклассическая до­ктрина исследовала статическое состояние, сконцентрировав bhhm.i ние на рыночной цене, тогда как подлинная экономическая наум, по мнению Веблена, должна заниматься «генетическим исследон.)

iih-m образа жизни»; ее предметом является «изучение поведения че-н! шока в его отношении к материальным средствам существования, 141 кая наука по необходимости есть исследование живой истории Цйтсриальной цивилизации»13.

Десять лет, разделяющие «Теорию делового предприятия» и «Ин-Гинкт мастерства», были годами триумфального шествия по Аме­рике идей «научного управления производством» (scientific manage-enL), связанного с именами Ф. Тейлора, супругов Джилбрет и дру-4х «инженеров эффективности». Веблен стал выделять инженеров-репеджеров из числа тех, кто непосредственно организует процесс (•шинного производства, и рассматривать их как социальную объ-гмнацию мастерства, научной рациональности и эффективности. )|[ сблизился с Генри Л. Ганттом (1861 — 1919) - пионером кален-рного планирования деятельности предприятий, автором систе-I графиков оперативного управления {«графики Гантта») и новой, lee ориентированной на интересы рабочих системы заработной 1ты. Вслед за Ганттом Веблен стал пропагандировать идею поли-|еской организации инженеров для будущего реформирования об-стпа и целом на основе критериев научно-промышленной раци-Иильности.

В 1918 г. Веблен стал главным редактором журнала «Циферблат» Ii.io-Йорке, а в 1919 г. - одним из организаторов Новой школы со-пьных исследований. В цикле статей, составивших книгу «Инже-(и система цен» (1921), он развивал концепцию «саботажа» и вы-р\л надежду, что новое поколение инженеров откажется от роли пушных «лейтенантов бизнеса» и, пригрозив «всеобщей стачкой» щринимателям, передаст власть «Генеральному штабу инженеров Ьииков», который выведет общество на «третий путь» между «плу-мтиеи капитализма и диктатурой пролетариата»  , к рациональ-нромышленной системе, избавленной от искажающего вмеша-Ьстна корпоративных финансов. Веблен заканчивал свою книгу корандумом «Практический совет техников». У i опия перехода власти к инженерно-технической элите в 1930-е |Ы получила название «технократической» (впоследствии гамма чпгий слова «технократия» заметно расширилась), благодаря ей rjсi! занял видное место в истории социологии, но инженеры и |Иомисты сочли ее нелепостью.

В своей последней книге «Абсентеистская собственность» (192< Веблен подчеркнул процесс расширения собственности на неосяза мые финансовые титулы богатства, отделенной от реального участ^ в производстве материальных благ. Критицизм Веблена в отношен» «мира бизнеса» выразился в анализе «absentee ownership» в наибол^ желчных излияниях. Но на преобразование экономического cinq общества в более рациональный Веблен смотрел без оптимизма, koj статировал, что американский «средний класс» стремится подража образу жизни «праздного класса».

«Персона нон грата» в среде теоретиков-экономистов, Вебл оставил в наследство институционалистам «дух несогласия». Его ил остаются привлекательными для сторонников нетрадиционных пс ходов к экономической теории15.