Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

6. Новый взгляд на проблему вмешательства

Выше отмечалось, что легитимность вмешательства в экономику 1игу объяснял необходимостью борьбы с несовершенствами рынка, рспятствующими достижению Парето-оптимального состояния. 1одчеркнем, что в этом случае вмешательство признавалось жела-11.НЫМ не сточки зрения какого-либо неявного критерия справед­ливости, а с точки зрения экономического критерия эффективности. Более того, уже назывались некоторые наиболее явные источники (подобной неэффективности: внешние эффекты, монополия, непол­но га информации, существование общественных благ.

Сегодня особое место в этом перечне отводится контрактным 111>;1нсакционным) издержкам, обращение к которым позволяет дать \ пдперсальное объяснение отклонений от идеальной рыночной си-i л мы и одновременно измерить затраты на устранение этих несо-ш ршенств, Идеальная рыночная экономика в этой терминологии — но экономика с нулевыми контрактными издержками и хорошо ' мгцифицированными правами собственности. В такой экономике in может возникнуть расхождения между частными и обществен-1И.1МИ издержками, между монопольным и конкурентным уровнем производства, исчезает качественная специфика общественных благ. ■ это обеспечивается тем простым фактом, что вовлеченные сто-И.1 — а степень и характер их вовлеченности и отражают права югвенности, всегда могут договориться о соответствующих вы-i rax, в результате чего распределение ресурсов достигает опти­ка. Подобные рассуждения и составляют суть знаменитой теоре-Коуза23. При таком подходе меняется представление о роли го-i \ ырства и о характере его вмешательства с целью устранения пре-ИИ1СГВИЙ более эффективному распределению ресурсов. Уже нет никаких оснований для его вмешательства в рыночный механизм, МИч уго, например, рекомендовал Пигу, его роль можно определить кик исключительно институциональную, в данном случае заключа­ющуюся в спецификации прав собственности и в снижении кон-'1|икшых издержек. Таким образом, действительно уменьшается имешательство в функционирование рынка, т.е. в процесс эффек-'шиного распределения.

Однако, как и прямое вмешательство в рыночный механизм, де­ятельность по совершенствованию системы прав собственности так­же сопряжена с расходованием ресурсов, а следовательно, может быть поставлена проблема оптимального их использования.

В общей постановке проблемой оптимального государственного вмешательства занимается специальный раздел прикладной теории благосостояния - анализ затрат и результатов, призванный выяснить условия оптимального использования ресурсов с целью преодоления рыночных несовершенств, в какой бы форме это преодоление ни осу­ществлялось. Поскольку общие решения оказались невозможными, экономисты сосредоточились на рассмотрении конкретных задач. Ко­нечно, теоретические проблемы, о которых говорилось выше, напри­мер проблема соотнесения различных Парето-оптимальных состояний или проблема second-best, не исчезают оттого, что мы переходим в пло­скость конкретных решений. Но по сравнению с теоретическим уров­нем практический открывает некоторые дополнительные возможнос­ти. Применительно к конкретным ситуациям оказывается возможным выяснить общественные предпочтения по данному конкретному про­екту, вь/явить альтернативные пути достижения цели и оценить резуль­таты и затраты, которые каждый из этих путей предполагает; наконец, сформулировать интегральный критерий сопоставления альтернатив24. На каждом из этих этапов возникает множество собственных проблем, например проблема временного горизонта, включая вопрос о выборе-дисконта и способа оценки неявных издержек и выгод

В ответах на те и другие вопросы, возникающие при рассмотре­нии конкретных проблем, теория благосостояния пытается преодо­леть нормативные рамки так называемой чистой теории. Последова­тельный индивидуализм, лежащий в ее основе и определяющий со­держание понятия эффективности, с формальной точки зрения ис­ключает привнесение иных ценностных ориентиров. Вместе с тем в реальной действительности мы наблюдаем сосуществование несколь­ких ценностных принципов. Например, принцип эффективности сосуществует с признанным обществом требованием более равномер­ного распределения богатства. Причем оба эти требования воспри­нимаются, как правило, как некий этико-философский trade-off. Те­ория благосостояния в принципе не может избавить общество от этой дилеммы, она оказалась неспособной решить эту проблему в общем циде, но ей удалось формализовать ряд более частных проблем и, опи­раясь на разработанный инструментарий, предложить их решение.

Как отмечалось в начале главы, теория благосостояния тесно свя­зана с нормативными аспектами, причем основополагающими нор­мативными критериями являются принципы индивидуальной мак­симизации и оптимальности по Парето. Сегодня псе больше теоре­тиков ставят вопрос об ограниченности этих принципов с точки зре­ния выполнения построенной на их основе теории функций описа­ния, прогнозирования и обеспечения базы политических решений. ■Эга ограниченность связывается с рядом обстоятельств, но прежде (всего с сомнениями в том, что идея корыстного интереса и максими-|э;щии индивидуального благосостояния адекватна поведению чело-|века в обществе других людей, с признанием иных мотивов поведе­ния, кроме корыстного интереса, и самостоятельной значимости де-нпельности (не только как ведущей к некоторому результату), нако­нец, с представлением об общественном благосостоянии как о поня­тии, которое не может быть сформулировано аналогично понятию Индивидуального блага.

В конечном счете речь идет о необходимости пересмотреть сло­жившиеся отношения между экономикой и этикой. Дистанцирова­ние экономической теории от этики, к которому всегда стремились лажомисты, сегодня уже не рассматривается как безусловное благо, |цк же как и указанные выше нормативные принципы. Один из наи­более авторитетных экономистов А. Сен предлагает обратиться к этно-фнлософским концепциям Ролза, Ноузика и др., подрывающим ос-ноны утилитаристской этики, а вместе с ними и привычный ракурс рассмотрения проблем благосостояния. Он показывает, какие воз­можности для экономического анализа благосостояния открывает

использование понятий деятельности, свободы, прав, признание мио жественности этически значимых утверждений, всеобщей взаимоза висимости и т.д.26 Модификация философской основы, намеченная Сеном, расширяет рамки теории благосостояния, но одновременно ставит вопрос о том, насколько она совместима с привычными Tpi-бованиями логической строгости теоретических построений.