Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

3. Вклад Пигу в развитие теории благосостояния: понятия национального дивиденда и несовершенства рынка; принципы вмешательства государства

Все научное наследие А. Пигу в той или иной степени связано с проблемой благосостояния. Но непосредственно ей посвящены две работы. В книге «Богатство и благосостояние» (1912) Пигу изложил свое понимание благосостояния, препятствий на пути достижения сю максимума и поставил вопрос о вмешательстве правительства с

целью устранения этих препятствий. В переработанном и расширен­ном виде эта работа под новым названием «Экономическая теория бла~

госостояния» (1920) стала главной книгой Пигу и определила его ме­сто в истории экономической науки. Она не только выдержала не­сколько изданий, но и породила целое направление исследований. В 1985 г. был издан ее русский перевод8.

Однако и в других работах Пигу так или иначе касался проблем благосостояния, а в более общей трактовке — вопросов, связанных с улучшением условий жизни людей, решение которых он в конечном счете считал задачей экономической науки0. Он писал, что началом экономической науки «является не страсть к знанию, а обществен­ный энтузиазм, который восстает против убожества грязных улиц и безрадостности загубленных жизней»10. Именно эта ориентация Пигу приближает его исследование к области моральных дисциплин и поз­воляет говорить о возрождении в новых условиях и на базе нового аналитического аппарата великой традиции А. Смита.

Пигу рассматривал экономическую науку как позитивную (т.е. изучающую, что есть и что может быть) и в то же время практи­чески ориентированную. Подобный «методологический дуализм» находит разрешение в его представлении о реалистической эконо­мической науке, не только сфера интересов которой, но в некотором смысле и используемые подходы определены практическими задача­ми. Подобному представлению о науке адекватна и проблема, кото­рую поставил Пигу, а именно — исследование благосостояния, при­чем в той ее части, которая непосредственно относилась к экономи­ческой науке. Поэтому будучи озабочен социальными проблемами и проблемой справедливого распределения и, более того, являясь убеж­денным сторонником большего равенства в распределении доходов, ■ Пигу, тем не менее, сосредоточился прежде всего на вопросах эффек­тивности, сформулировал основной критерий благосостояния в тер­минах оптимальной аллокации ресурсов и основное внимание уде­лил анализу причин, препятствующих достижению оптимума благо­состояния и способов их устранения.

Основным показателем экономического благосостояния, т.е. час­ти общего благосостояния, которая может быть измерена в денеж-j ной форме, у Пигу является национальный дивиденд, или националь- ]

ими доход". Пигу сформулировал следующие условия максимума I национального дивиденда: равенство предельных чистых продуктов, I получаемых при различном использовании ресурсов. Это условие (достигается при беспрепятственной реализации корыстного интере-|сл и свободном перемещении благ.

Из этого условия естественно следует вывод в пользу политики Iliiissez-faire. Однако Пигу признавал существование целого ряда об­стоятельств, мешающих автоматическому достижению оптимума: (препятствия на пути свободного перемещения ресурсов, трансакци-Iоirеiые издержки, несовершенство информации, невозможность раз-1 граничить локальный и глобальный оптимумы, взаимозаменяемость (продуктов, неделимость факторов производства, отсутствие сувере­нитета потребителей, а также ситуации, получившие впоследствии Ьш'шание «second-best»12. Все это заставило Пигу поставить вопрос о |мерах, необходимых в качестве дополнения политики laissez-faire.

Очевидным из главных препятствий на пути перемещения ресур-Icois является монополия, исследованию которой в этом контексте Пигу |посвятил много страниц «Богатства и благосостояния» и «Экономиче-|ской теории благосостояния». В этих работах впервые появились, став-|шие потом центральными у Чемберлина и Робинсон, понятия «моно­полистическая конкуренция» и «несовершенная конкуренция».

Особое значение с точки зрения последующего развития теории !;1госостояния имело разграничение общественных и частных из-И'рже к и выгод, т.е. в современной интерпретации, идея так называ­емых внешних эффектов, которая у Пигу возникла в связи с пробле-

i увеличения национального дивиденда11. Предложение Пигу состояло в том, чтобы «интернализовать», т.е. сделать из неявных яв­ными, различия между общественными и частными выгодами и из­держками. Это, по его мнению, может сделать лишь государство, на­пример, с помощью налоговой политики.

Благодаря Пигу среди экономистов прочно утвердилось мнение, что наличие внешних эффектов делает легитимным вмешательство государства. Эта убежденность была поколеблена лишь в 1960 г., ког­да Коуз в своей знаменитой работе14 показал, что существование внешних эффектов связано с институциональными особенностями, а именно с системой прав собственности, изменение которой в на­правлении их более четкой спецификации позволяет интернализи-ровать внешние эффекты и сделать излишним вмешательство госу­дарства.

4. Фундаментальные теоремы благосостояния.

Оптимальность и контроль: проблема рыночного социализма

Современная теория благосостояния возникла в 30-е годы ларал лельно и в связи с теорией общего равновесия. В эти годы и несколь ко позже были строго сформулированы основные теоремы благосо стояния, а также началось обсуждение ограничений, связанных i ними, и способов их преодоления, уточнение формулировок.

В современной теории конкурентное равновесие и условие опти мальности по Парето рассматриваются как нечто эквивалентное Доказательство этой эквивалентности и заключено в фундаментал1> ных теоремах благосостояния.

Первая фундаментальная теорема гласит, что если в условиях кон­куренции существует равновесие и если все товары получили оценку) на рынке, то равновесие является оптимальным в смысле Парето.

Очевидно, что эта теорема формально выражает старую убежден- \ ность в том, что экономике совершенной конкуренции присущи оп­ределенные желательные свойства, или что в такой экономике коры- j стный интерес обеспечивает достижение общего блага. Новым в этом утверждении является установление непосредственного соответствия между этим желательным состоянием и положением равновесия н\ смысле Вальраса, хотя в принципе это желательное состояние мож­но трактовать и как максимум ежегодного дохода, и как максимумi национального дивиденда.

Строгая формулировка первой теоремы благосостояния была 1редложенаА.Лернером{1934), О. Ланге (1942), К. Эрроу (195I)'5.

Очевидно, что теорема оставляет вне поля зрения многие пробле-ш: внешних эффектов, которую начал обсуждать еще Пигу; обще-гпенных благ, т.е. таких, производство которых на частной основе Не приводит к оптимальному уровню производства (эти блага могут ||кшбще не производиться частным образом); наконец, вопрос о том, Kit к преодолеть дистрибутивную нечувствительность теоремы, т.е. как сделать более справедливым распределение ресурсов.

Специфический взгляд на последнюю проблему предлагает вторая фундаментальная теорема благосостояния. Она гласит: если все потре­бители и производители руководствуются своими корыстными инте-И'сами и их поведение не влияет на рыночную цену и выполняются |(U' которые условия (касающиеся вида функций полезности и произ-юдственных функций), то оптимальное по Парето состояние являет-Сн состоянием конкурентного равновесия, соответствующим некому 1ф!юначальному распределению покупательной способности.

Вторая теорема имела непосредственное отношение к проблеме социализма, понимаемой как возможность эффективного функцио­нирования экономики, основанной на государственной собственнос­ти. В дискуссии по этой проблеме участвовали в 30-е годы Л. Мизес и в>. Хайек, с одной стороны, и О. Ланге и А. Лернер — с другой. Теория mi осостояния дала сторонникам социализма важное оружие в борь-Oi1 со своими идеологическими противниками. В 1944 г., опираясь на II v теорию, Лернер в работе «Экономическая теория контроля: Прин-|(»»(.( экономической теории благосостояния^ попытался примирить ли­ризм и социализм. Принципиальная возможность сближения систем, по его мнению, была определена тем, что прагматичес-социализм, к сторонникам которого причисляли себя Лернер и с, предполагает коллективную форму организации всюду, кроме 1учаев, когда конкурентная система лучше служит общественным ■|)есам, а либеральный капитализм выступает за сохранение сво-юй конкуренции всюду, кроме тех случаев, когда это невозможно. )кономическая теория благосостояния позволяет выявить условия щальной аллокации ресурсов для любого начального распределения благ. В строгих терминах второй теоремы это означает следующее» Пусть есть некий оптимальный (с точки зрения некоторого критерия) производственный план Y*, тогда существует такой вектор Р*, что точ­ка (У*, Z5*) будет точкой равновесия, т.е. для всех производителей мак* симум прибыли достигается в этой точке, Р* Y* > PY, при некоторых ограничениях на производственные планы.

Зная условия оптимальности17, можно через механизм цен noSy-t дить участников децентрализованной экономики действовать так^ чтобы ресурсы распределялись оптимально и при этом учитывалисв некоторые общественные предпочтения, отраженные в плане. Имен­но эта идея и была высказана Ланге и Лернером в 30-е годы, а затем| развита в последующих работах18.

Смысл предложения, известного в литературе как «решение Лан-ге—Лернера», состоял в том, что управление экономикой не предпо­лагает директивного задания объема и структуры производства и, тем I более, потребления, а может ограничиться лишь установлением оп-| ределенного вектора цен, предоставляя производителям и потреби­телям действовать по рыночным правилам, т.е. стремиться к макси- ] мизаиии прибыли или индивидуальной полезности.

Ланге и Лернер предложили некоторую модель, описывающую децентрализованную экономику, которая состоит из государствен ных предприятий, потребителей и управляющего органа — Цет рального комитета по планированию. Последний фактически В| полняет роль аукциониста из модели Вальраса, рассчитывающе] оптимальные цены, прежде всего цены производственных фаь ров, для некоторой умозрительной экономики, и задает их экоь мическим субъектам. Менеджеры государственных предприятий самостоятельно принимают решения, ориентируясь на параметр* чески заданные цены. При этом они руководствуются двумя прав*

|лами, по сути воспроизводящими поведение максимизирующей прибыль фирмы: устанавливают объем и структуру производства

I таким образом, чтобы было обеспечено равенство предельных из­держек цене продукта и предельного продукта цене фактора. По-

| требители же ведут себя обычным способом, стремясь максимизи­ровать полезность, в результате чего определяется уровень и струк-

| тура спроса на потребительские товары.

Сторонники рыночного социализма полагали, что эта модель га-р.штирует эффективную аллокацию ресурсов, так как менеджеры сле-

| л уют условиям оптимизации, причем регулирующая роль Комитета II устанавливаемые им цены исключают монопольное поведение; повышение общественного благосостояния достигается благодаря

I (юлее равномерному распределению доходов от собственности на капитал и землю, которые поступают государству; выравнивание ча-с того и общественного чистого продукта, или интернализация внеш-

| них эффектов, достигается включением в цену всех издержек, и том числе общественных.

Однако сточки зрения обоснования возможности рыночного со-

| пианизма эта модель не имела решающего значения. Критики соци-цлизма справедливо отмечали уязвимость модели перед лицом инфор­мационных, мотивационных и инновационных проблем в экономи­ке, и которой отсутствует частная собственность.

Наряду с исследованиями, связавшими теорию благосостояния и проблему децентрализованной социалистической экономики, в !М) с годы продолжались попытки расширить трактовку критерия 11;|рето и решить проблему прямого сопоставления оптимальных со-

|поиний.

5. Попытки решения проблемы сопоставления оптимальных состояний

В 1939 г. был предложен компенсационный критерий Калдора-

I           N икса, по имени двух экономистов, независимо и практически од-

Ц| временно его сформулировавших". Суть предложения Хикса и Кал-

| мира состояла в том, что переход от одного состояния к другому, при ■ юром кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает, можно считать | \ 'i\ чтением, если выигравшие способны (но не обязательно это де-'| ног) компенсировать проигравшим их потери и при этом они оста-| и\ i ся в выигрыше.

Следует учитывать, что критерий Хикса—Калдора представляет, собой некоторую попытку неявного соизмерения индивидуальных полезностей. Однако скоро Сцитовски показал, что критерий Кал-' дора-Хикса противоречив в том смысле, что процедура компенса­ции может быть установлена таким образом, что улучшением будет как переход от А к В, так и наоборот. Чтобы избежать подобной ситу­ации, Сцитовски предложил двойной компенсационный критерий, который исключает обратные перемещения, т.е. пересмотр компеп сационных выплат20.

Однако несмотря на усовершенствование критерия, сохранялаа. неудовлетворенность, вызванная как раз тем, чего эти и другие крп терии стремились избежать, — необходимостью обсуждать проблемы распределения. Один из возможных подходов к решению этой про блемы предложил в 1938 г. Бергсон21. Он ввел понятие общественном функции благосостояния, задающей систему общественных кривыч безразличия, с помощью которой предлагалось ранжировать комби нации индивидуальных полезностей. Речь шла о классификации си стояний экономики с точки зрения общества.

Предположение о возможности ранжирования означает призна ние существования этических правил для достижения более широ кого оптимума, чем предполагает оптимум Парето. Последний мо жет быть «переложен» на язык общественной функции благосостон ния, например, таким образом: общественная функция благосостоя ния возрастает, если возрастают все ее компоненты, т.е. индивиду альные полезности, или одни возрастают, а другие не уменьшаются Но такая формулировка не устраняет практические проблемы поис ка оптимума оптимумов, пока не указано, каким образом учитывае i ся вклад каждой индивидуальной функции, т.е. мы опять возвращу емся к старой проблеме соизмерения индивидуальных полезностеп Всякое же движение в сторону конкретизации в этой области сопря жено с большими и, как впоследствии показал Эрроу, непреодоли мыми трудностями; «не существует такого общего правила класса фикации состояний на уровне общества, которое было бы совмести мо с некой обоснованной системой индивидуалистических этичес-^, ких ограничений общественной функции благосостояния»22.