Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

1. Общие представления о предмете

Как написано в одном авторитетном справочном издании, «эконо­мическая теория благосостояния (WE) — общий термин для обозначе­ния нормативных аспектов экономической теории. Базисные предпо-• ылки, лежащие в основе WE, представляют собой суждения ценнос-iii, которые экономист свободен либо принять, либо отвергнуть. При ном в отличие от позитивной экономической теории, где в принципе тиможна эмпирическая проверка базисных предпосылок, здесь это i чслать невозможно. WE за ни мается политическими рекомендациями и изучает пути перехода от одного общественного состояния А кдруго-mv — В, более предпочтительному. Доминирующей школой является школа Парето, которую иногда называют Новой экономической тео­рией благосостояния. Наиболее существенное отличие этой школы от чругой, связанной с именем Пигу, состоит втом, что она отрицает прин­цип кардиналистской полезности и идею межперсональной соизмери­мости полезностей. Поскольку исключается возможность сопоставле­ния полезности или благосостояния различных индивидов, признает-i и, что различные пары общественных состояний не могут быть упоря-ночены. Для того чтобы более широко использовать принцип Парето, 1ч.|л выдвинут компенсационный принцип. А чтобы определить опти­мум оптимумов, было предложено использовать функцию обществен­ного благосостояния Бергсона, что, однако, предполагает кардиналист-i кую полезность и межперсональную сопоставимость»'.

Это определение дает общее, хотя и не очень четкое, представле­ние о теории благосостояния и ее предмете. Однако следует уточнить ряд моментов.

Теория благосостояния является попыткой обсуждения норматив­ных проблем в рамках социально-философской позиции, на кото­рой основывается современная западная экономическая теория, в соответствии с принятыми ею методологическими принципами и с помощью разработанного аналитического инструментария.

Обращение к проблеме сравнения различных общественных со­стояний и к вопросу о конфликтности интересов в рамках экономи ческой теории, видящей свою задачу в анализе способов распределе­ния ограниченных ресурсов, означает признание социального харак­тера хозяйственной деятельности и в связи с этим проблем, которые не могут быть непосредственно сведены к проблеме эффективном аллокации ресурсов.

Современная экономическая теория базируется на принципе приоритета человеческой личности. Отсюда следует, что если и мож­но говорить об общественном благе, то только как о производном от индивидуального блага. Вместе с тем в общественном сознании укоренилось представление об общественном благе как качествен но отличном от блага индивидуального. Вся история теории благо­состояния — это, по существу, история попыток согласовать этиче­ский принцип последовательного индивидуализма с представлени­ями об общественном благе как несводимом прямо к индивидуаль­ным благам.

В самом общем смысле речь идет о поиске способов соотнесения блага индивидуального и блага общественного. Но даже при таком общем представлении о предмете возникает целый ряд вопросов, на­чиная с вопроса о сущности основных понятий.

Опираясь на принцип индивидуализма, легко объявить, что ин­дивидуальное благо — это все то, что индивид таковым считает вне зависимости от мотивов. Тогда общественное благо - это совокуп­ность благ индивидуальных. Однако возникает проблема, как стро­ится эта совокупность, т.е. каковы правила «сложения» индивидуаль­ных благ.

Существуют и другие препятствия на пути простого соотнесения двух типов благ. Так, определяя благо, мы оставляем вне поля зрения вопрос о способе его достижения, тем самым полагая, что оба явле­ния независимы. Хотя подобное предположение на первый взгляд кажется вполне естественным, в действительности это не так. Разде| ление вопроса о сущности блага и о путях его достижения законе

мерно для утилитаризма , утверждавшего, как принято говорить у философов, первичность понятия блага по отношению к понятию правильности, т.е. того, что надо делать, чтобы добиться блага. Вмес­те с тем возможны другие философские системы, в которых понятие блага неотделимо от представления о том, как оно достигается\ И сле­дует заметить, что социально-экономическая практика часто свиде­тельствует в пользу такого подхода.

Поскольку экономическая теория вообще и теория благосостоя­ния в частности находилась под сильным влиянием утилитаризма, данная проблема в ней практически не ставилась. Более того, имен­но утилитаризм подготовил почву для формулировки общественной функции благосостояния, предполагавшей в конечном счете подчи­нение индивидуальных целевых функций некоторой внешней цели.

Если вести отсчет современной экономической теории благосо­стояния от работ Парето, то можно сказать, что за 100 лет эта теория получила в основном негативные результаты. Для большого числа конкретных задач было показано, что не существуют общие правила, позволяющие свести индивидуальные представления о благе к неко­ему общему благу. Вместе с тем не только потому, что отрицательный результат — тоже результат, но и потому, что «неудачи» на высоком уровне абстракции компенсировались плодотворным рассмотрени­ем частных вопросов, из неудач в деле решения проблемы благосо­стояния возникли новые направления экономического анализа.

Как и в ряде других случаев, истоки многих проблем теории бла-тсостояния можно обнаружить у А. Смита. В «Богатстве народов» Смит сформулировал три принципа, имеющие самое непосредствен­ное отношение к данной проблеме: основной мотив человека в обла-i ги хозяйствования — корыстный интерес; «невидимая рука» рынка фансформирует частный интерес в общее благо, которое трактуется прежде всего как богатство народа; наилучшей политикой с точки (рения обеспечения роста богатства народа является та, которая мень­ше всего воздействует на свободную игру рыночных сил.

Нетрудно заметить, что здесь содержится ответ на поставленный иыше вопрос об общем благе. Для Смита - это национальное богат-с i ко или доход; индивидуальное благо — это индивидуальный доход. V Смита между ними нети не может быть противоречия, и, что очень илжно, свободный рынок наилучшим образом обеспечивает согласо-

вание интересов v> достижение как индивидуального, так. и общееi венного блага.

Отсюда вытекает и третий тезис Смита - политический импера тив, непосредственно направленный против меркантилизма и стаи ший лозунгом защитников laissez-faire и остающийся таковым. СК новная идея состоит в том, что наилучшим образом обеспечение оь щества товарами достигается рыночным механизмом при мини мал]. ном участии государства. Поэтому, если к чему-то и надо стремиться так это к тому, чтобы приблизить реальность к свободному рынку.

Для Смита экономическая свобода была не только условием про цветания, но, в силу специфики его мировоззрения, и необходимым атрибутом справедливого общественного порядка. Поэтому для Смим не существовало волнующей сегодня политиков и экономистов ди леммы: эффективность или справедливость.

Смитианский принцип экономической свободы сегодня прояи ляется в предложениях по денационализации промышленности, со кращению налогов, уменьшению государственного бюджета и т.д. Но у Смита были противники, и их последователи говорят о том, что бе i вмешательства государства рынки монополизируются и тем самым «невидимая рука» сама себя подавляет, а даже если конкуренция и сохраняется, существование внешних эффектов и общественных бла], несовершенство информации и т.д. приводят к тому, что результ.п свободных рыночных сил не устраивает общество настолько, что оно начинает искать помощь у внешней по отношению к рынку силы. H.i это последовательные смитианцы отвечают, что «система свободно го предпринимательства имеет свои негативные стороны, но это плата за прогресс и общее благо». Иными словами, вмешательство государства с целью исправить отрицательные последствия рынка может привести к еще большим неприятностям и потерям.

Более того, многие защитники рынка считают, что сама пробле­ма подобного рода не является предметом экономической теори| Теория благосостояния в каком-то смысле призвана снять последн! возражение и показать, какие проблемы, связанные с оценками nl следствий рынка, и каким образом экономическая теория может ан| лизировать.

Итак, теория благосостояния в основном сосредоточена вокр| следующего круга проблем:

содержание понятия общественного (общего) блага, или поль (полезности), и механизм, позволяющий выявить это благо: рынс голосование или политический диктат;

соотношение общего блага и результатов деятельности индии! дов, преследующих свои собственные цели и влияние на этот пр{

вес институциональной структуры экономической системы. Ины-словами, обсуждается вопрос о том, какое устройство системы

5сспечивает лучшее соотнесение частных интересов и обществен-|ою блага: свободный рынок, рынок с элементами регулирования, Централизованный механизм принятия решений и управления.