Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

4. Макроэкономический аспект модели общего равновесия

Экономика Вальраса представляет собой множество индивиду­альных экономических субъектов, связанных через рынок. Хотя в модели используются агрегатные показатели, например совокупный спрос на какой-либо товар, денежное выражение совокупного спро­са и т.д., все эти показатели являются простыми арифметическими производными от переменных индивидуального уровня. По своей сути модель Вальраса — микроэкономическая и натуральная, т.е. опи­сывающая экономику в терминах относительных величин — пропор­ций, так что сама постановка вопроса о ее макроэкономической ин­терпретации и о придании ей денежного измерения может показать­ся логически несостоятельной. Причем оба вопроса тесно взаимосвя­заны, так как деньги - особый товар, выражающий некоторые об­щие свойства системы.

Эту же самую проблему можно представить и иначе — как про­блему перехода от относительных цен, определенных в модели Валь­раса, к их абсолютному уровню. Применительно к этой интерпре­тации и для обозначения того обстоятельства, что определение от­носительного уровня цен (решение модели) и определение их абсо­лютного уровня (через введение дополнительного уравнения, уста­навливающего зависимость между количеством денег в экономике, с одной стороны, и общим уровнем цен и объемом сделок — с дру­гой) являются, по существу, независимыми процедурами, в совре­менной теории существует специальный термин «классическая

дихотомия»20. Преодоление этой дихотомии связывается с макрс экономической интерпретацией теории общего равновесия и вкль чением в нее денег.

Одна из наиболее интересных попыток решения этой проблемы модель, предложенная Д. Патинкином в работе «Деньги, процент и цены» (1956, 1965)21 и затронувшая целый комплекс проблем, как не­посредственно связанных с теорией общего равновесия, так и постаь-ленных кейнсианской теорией (см. гл. 29).

Модель Патинкина была получена из стандартной модели обще­го равновесия простым агрегированием соответствующих функций.1 С помощью этой модели он пытался решить проблему дихотомии и доказать устойчивость модели равновесия, допускающей вынужден­ную безработицу. Основное нововведение Патинкина, сделавшее его модель заметным явлением в современной теории, заключается в том, что деньгам была придана самостоятельная роль страхового фонда, и это послужило оправданием включения денег в форме реальных (т.е. с учетом покупательной способности) кассовых остатков в индивиду­альные функции спроса и предложения. Влияние изменения вели­чины реальных кассовых остатков на уровень индивидуального (и аг­регированного) спроса — эффект реальных кассовых остатков — ста­ло еще одним, наряду с ценами, равновесным механизмом. Суть это­го эффекта состоит втом, что субъекты стремятся поддерживать кас­совые остатки на некоем оптимальном уровне, отражающем их пред­ставления о регулярности финансовых поступлений и необходимой обеспеченности средствами обращения. Индивиды реагируют на из-менения величины своих реальных кассовых остатков, изменяя ве­личину индивидуального спроса и предложения.

Чтобы «оправдать» существование денег, Патинкин допускаа возможность несовпадения во времени платежей и поступлений, что в действительности означает отход от идеи аукциониста или, говоря

современным языком, от предпосылки о полной информированнос­ти экономических субъектов, или о мгновенной реакции цен на из­менение рыночных условий.

В самой простой модели действуют три группы участников: по­требители, предъявляющие спрос на товары и предлагающие труд, фирмы, предлагающие товары и предъявляющие спрос на труд, и го­сударство, осуществляющее эмиссию денег. Формально такая модель может быть представлена следующим образом:

Y=E(Y,M/p)

L*(W/P) = V(W/P),

где Е— совокупный спрос; Р — индекс цен; К— совокупное предло­жение (доход в натуральном выражении); М~ масса денег в обраще­нии; L'', Ls — спрос и предложение труда; L - уровень занятости; W— номинальная заработная плата.

Рис.2

Графическая интерпретация модели может быть представлена следующим образом (рис. 1 и 2). Допустим, что сократился сово­купный спрос (Et сдвигается вниз до Е2). Точка макроэкономичес­кого равновесия перемещается из А в В. Если цены абсолютно по­движны, то можно ожидать мгновенного восстановления равнове-

сия на рынке товаров благодаря эффекту реальных кассовых остат ков. Но если иены недостаточно подвижны, то возникает ситуация избыточного предложения товаров, на которую фирмы реагирую) сокращением производства и спроса на рабочую силу. Эта ситуация отражается точкой D, в которой ни фирмы, ни работники не нахо дятся в положении равновесия, так как при W/Р = (ЩР)0 у фирм нарушено условие максимальной прибыли, и они будут стремиться к расширению производства, а на рынке рабочей силы возникае! ситуация избыточного предложения. Если цены и заработная плата изменяются, а объем совокупного спроса — нет, ситуация вынуж­денности сохраняется. Восстановление равновесия предполагает, во-первых, подвижность цен и заработной платы, а во-вторых, нали­чие эффекта реальных кассовых остатков, который «сдвинет» ли­нию совокупного спроса вверх. В результате прежний объем произ­водства восстанавливается, но при более низком значении номи­нальных цен и заработной платы.

Подобная модель вызвала широкую дискуссию, в ходе которой обсуждались следующие проблемы: относительной скорости реакции цен и количеств на сокращение спроса; относительной силы (направ­ленного на восстановление равновесия с полной занятостью) эффекта реальных кассовых остатков и механизма движения к равновесию при более низком уровне производства; характера ситуации вынужден­ной безработицы (относить ли эту ситуацию к равновесной или не­равновесной). Была также поставлена проблема ожиданий и связан­ная с ней проблема неопределенности.

Интерес к этим проблемам возник еще в конце 20-х годов, когда многие теоретики, стремясь преодолеть статический характер моде­ли общего равновесия, обращались к идее последовательности рав­новесных состояний, связующим звеном между которыми были ожи-дания31. В 1927 г. Г. Мюрдаль, развивая идеи Викселля (см. гл. 16), обратился к рассмотрению межвременного равновесия, отражающе­го влияние текущих изменений рыночной ситуации на будущие цены и, наоборот, влияние ожиданий будущих изменений на текущие цены. Он ввел понятия «ex ante» и «ex post», выражающие различия между ситуацией, которую определяют планы и ожидания, и ситуацией, которая фиксирует их реализацию, и использовал эти понятия при объяснении парадокса несовпадения совокупных инвестиций и сбе­режений, столь важного в кейнсианской модели (см, гл. 29).

Проблема ожиданий и их влияния на текущую ситуацию, так же v ,ik и реакция экономических субъектов, прежде всего инвесторов, ил степень реализации ожиданий, была одной из центральных тем у Кгйнса. Почти одновременно эта тема прозвучала у Дж. Хикса в ра-1м>ге «Стоимость и капитал» (1939)24. Хикс пытался преодолеть ста-i пчность равновесной модели и предложил модель последовательных р мшовесных состояний — так называемую «многопериодную модель», и которой особое внимание уделил взаимовлиянию настоящего и бу-чмцего через механизм ожиданий цен. Позднее в рамках этого на­правления поисков была поставлена проблема ограниченности зна­ния экономических индивидов и в связи с ней уточнялись понятия р.шновесия и рациональности.

Проблема интеграции ожиданий и расширения временного го™ рм-юнта, а в более общей формулировке проблема динамизации мо-ш равновесия была осознана и представителями первого направ-кия, занимающимися усовершенствованием классических моделей иновесия. Среди работ такого рода следует указать «многопериод-ц\ ю» модель Р. Раднера, В этой модели была использована идея сроч-и их сделок, т.е. таких, которые пересматриваются перед началом но-imio временного интервала на базе накопленной информации. Рад-iii'P показал, что с помощью такой модели можно изучать вопрос о * |>гласовании ожиданий и планов участников, а также дать более об­щее определение равновесия, включающее в числе переменных на-рмду с текущими ценами ожидания и планы участников25.

Теория общего равновесия является абстрактным ответом на аб-

' фактный вопрос о том, может ли децентрализованная система, в

i и горой значима только информация, представленная ценами, быть

\ моридоченной? Теория общего равновесия дает на этот вопрос ут-

iii рдительный ответ, но не пытается ответить на вопрос, в какой мере

рг.шистична подобная система. Поэтому и эмпирическая проверка

ишотез, и обращение к историческому опыту в строгом смысле не

м<иуг давать основание для подтверждения или опровержения этой

нории, хотя многие представители указанной теории стремились

■ ч казаться от наиболее нереалистичных предпосылок. Осознавая аб-

рактный характер теории общего равновесия, нельзя не признать

юдотворности ее как инструмента решения многих проблем, часто

входящих за первоначально обозначенные рамки анализа. Нетоль-

i развитие теории общего равновесия, но и ее критика способство-

вали появлению новых самостоятельных теоретических направлений Так, критика оптимизационного подхода как способа описания по ведения субъекта в условиях неопределенности стимулировала фор мирование эволюционной теории, а попытки затронуть проблему распределения дали толчок развитию экономической теории благо состояния.