Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

§1. Расслоение крестьянства

Крестьянство — класс феодального общества. Классы буржуа зного общества — буржуазия и пролетариат. Поэтому переход крестьян­ства к капитализму выражается в расслоении, разделении крестьян­ства на два класса, соответствующие буржуазному способу производ­ства, — сельский пролетариат (батраков) и сельскую буржуазию (ку­лаков). Расслоение крестьянства, еголиквидация как класса при пе­реходе к капитализму — общая закономерность для всех народов. Но в России этот процесс имел особенности, обусловленные тем, что здесь сохранилась сельская община («мир» или «общество»).

Основу этой общины составляла общинная собственность на землю. Для пользования земля делилась между членами общины по принципу уравнительного землепользования, по числу душ мужского пола в семье. «Мир» бдительно следил, чтобы все имели одинаковые наделы не только по количеству, но и по качеству зем­ли. Поэтому каждое поле делилось на полоски и каждый крестья­нин по жребию получал свою долю. К тому же в соответствии с трехпольной системой вся пашня делилась на три части: одна за­севалась яровым хлебом, другая — озимым, третья оставалась под паром. Естественно, все были обязаны подчиняться этому тради­ционному севообороту. Агротехнический процесс на надельной земле был невозможен. Община замораживала земледелие на при­митивном традиционном уровне.

Земля — основное средство производства в земледелии. Поэтому очевидно, богач — тот, кто имеет много земли, бедняк — малоземель­ный или безземельный. Именно так было в Западной Европе. Но в общине самый богатый имел столько же земли, сколько и самый бед­ный, есл и у них были одинаковые семьи. Поэтому народники считали общину основой русского социализма: если земля делится поровну, то не может быть расслоения крестьян на богачей и бедняков.

Однако народники ошибались. Община действительно тормо­зила расслоение, но остановить его не могла, зато искажала про­цесс расслоения. Часть крестьян внутри общины беднела и разо­рялась, но эти бедняки были не безземельными, а безлошадными или однолошадными. В. И. Ленин их называл «наемными рабочи­ми с наделом». Он включал в состав сельскохомйственных рабо­чих часть однолошадных, потому что для полноценного кресть­янского хозяйства требовались две лошади. Основным источни­ком существования таких бедняков является не надельное хозяй­ство, а заработок на стороне.

Но сельский пролетариат не может продать надел и уйти в го­род, стать рабочим. Не может продать, потому что земля — не его собственность. Не может уйти, потому что община его не отпус­тит: он должен вносить свою долю податей и выкупных платежей за землю, которой не может пользоваться. Его отпускают в горол лишь на заработки, на время, по паспорту, временному удостове­рению личности.

В. И. Ленин на основе современных ему статистических тру­дов писал, что сельский пролетариат составлял «не менее полови­ны всего числа крестьянских дворов, что соответствует приблизи­тельно 4/10 населения». Из этой выдержки видно, что семьи бед­няков были сравнительно небольшими. Причиной было не толь-кото, что малая семья получала соответственно малый надел, но и недостаточная обеспеченность хозяйства рабочими руками. Кре­стьянская семья являлась трудовым коллективом, в котором каж­дому находилось дело, и если в этом коллективе не хватало людей вести полноценное хозяйство было трудно.

Особенно мешали общинные порядки предпринимательству выделявшейся сельской буржуазии, кулаков. Вести сколько-нибудь рациональное товарное хозяйство на общинном наделе было невоз­можно. Невозможно было увеличить свои владения за счет бед­няцких наделов, да в условиях принудительного трехполья и черес-полосности это и не имело смысла. И поэтому для предпринима­тельской деятельности кулаки искали другие сферы сельского хо­зяйства — в торговле и промышленности. Вспомним некрасовс­кого кулака: «Науму паточный завод и дворик постоялый дают по­рядочный доход.». Типичный пореформенный кулак — это сельский лавочник, владелец мелких промышленных заведений, в основном по переработке сельскохозяйственной продукции. Кулак скупает зерно и другие продукты у своих односельчан для перепродажи по более высоким ценам. Он берет подряды на перевозку различных грузов и для выполнения этих подрядов нанимает возчиков.

Гораздо реже кулак выступает как фермер, т.е. подлинно сельс­кохозяйственный предприниматель, только действует он при этом не на общинном наделе, а на земле, купленной или арендованной на стороне, обычно у помещика. Только на этой земле, где он не зависит от общины и общинной чересполосности, кулак может развернуть рациональное специализированное товарное хозяй­ство. Кулаки составляли тогда 3/10 сельского населения, но толь­ко 1/5 дворов, т.е. кулацкая семья в среднем была в полтора pa sa крупнее средней крестьянской семьи.

Итак, община не только задерживала расслоение крестьян, но и тормозила развитие сельского хозяйства. «Мир» для крестьянина был носителем вековой мудрости. Община — это замороженные

традиционные приемы трехпольного нагурл и,нот амлс ц-лия не ос i линявшие места для хозяйственной прс шрпимчитк ш  l/xi Опционный ритуал сезонных работ, позволявший с \ щс с твовать «как все» и не требовавший проявления инициативы, <) ш оо iimiuhl шва кре­стьян был приемлем и дорог

Западный сельский хозяин был преимушес гвенно фермером предпринимателем, т е вел товарное хозяйство рассчимнное на сбыт продукции Наш крестьянин был общинником, г с коллек­тивистом по восприятию мира Поэтому социалистические идеи втом виде, в каком они до него доходили, были ыя нею более при­емлемыми, чем для земледельца Запада