Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

Глава 1 Строительство социалистического хозяйства

После Второй мировой воины образовался социалистический ла­герь: ряд государств, по примеру СССР, приступил к строитель­ству социализма. Поскольку экономическое развитие этих стран. составляющих существенную часть мирового хозяйства, на про­тяжении сорока с лишним лет определялось действиями по стро­ительству социалтма, необходимо рассмотреть исторический опыт социалистических преобразований в этих странах. Мы рас­смотрим этот опыт на примере стран Восточной Европы, посколь­ку преобразования в странах Азии и в Кубинской республике име­ли слишком большую специфику.

Первоначально предполагалось, что новые социалистические государства будут точно повторять путь Советского Союза, копи­руя советский опыт, но многое в нашем опыте оказалось непри­емлемым для других с гран. Основные направления преобразовании были те же, что и в СССР, но их конкретное проявление существен­но отличалось, и эти отличия определялись как новой историчес­кой обстановкой, так и особенностями предшествующего эконо­мического развития данной страны.

Такой отход от советского опыта первоначально не поощрялся. его старались даже подавить силой. В дальнейшем была признана возможность многообразия путей строительства социсыизлш.

Следует выделить два этапа преобразований.

На первом проводились «революционные преобразования в экономике», т.е. аграрная реформа и национализация — ликви­дировалась основа капиталистического строя — частная собствен­ность на средства производства. Это был этап разрушения старо­го, на развалинах которого предполагалось строить новое.

Вторым этапом было строительство социалистической эконо мики, социалистическая реконструкция, основными составными частями которой должны были стать индустриализация и коопе­рирование крестьянства.

Рассмотрим особенности выделенных этапов социалистичес­ких преобразований в странах Восточной Европы.

1. Национализация банков, транспорта и промыиыенноипи в Со­ветском государстве проводилась в форме конфискации без bos-

мешения и являлась революционным актом лпмшч.шим (>vp*y-азного строя. Но новые государства не сразу после оконч. шин мои-ны становились социалистическими. Сначала гам yci.ui.iiuiiiii.ui-ся демократический строй с участием буржуазных парши, а рой «народной демократии». Лишь потом в резулыаге борьбы между буржуазными и социалистическими силами происходил социали­стический переворот — переход на путь строительства социализ­ма. Например, в Чехословакии таким переворотом стали события 1948 г., когда представители буржуазных партии были вынужде­ны выйти из правительства, а президент Бенеш ушел в отставку. На первых послевоенных выборах в Венгрии победила аграрная партия, которая выражала интересы крупных землевладельцев и фермеров, а коммунисты на этих выборах получили только 17% голосов. Лишь в 1947 г. победу одержал левый блок во главе с ком­мунистами.

Естественно, до социалистических переворотов не могло быть речи о полной национализации. Пока национализировались толь­ко предприятия, которые в годы войны стали немецкими, пред­приятия коллаборационистов и монополий. Эти действия пока не имели четкого антикапиталистического содержания. Лишь после социалистического переворота правительства переходили к наци­онализации всей промышленности. Но при этом мелкие предпри­ятия, особенно в сфере торговли, бытового обслуживания и об­щественного питания, как правило, не национализировались.

Например, в ГДР первоначально национализировались пред­приятия, принадлежавшие нацистам, а также входившие в состав монополистических корпораций. Это рассматривалось как про­цесс денацификации, происходивший в соответствии с потсдамс­кими соглашениями. Остальные предприятия оставались в соб­ственности прежних владельцев. Эти предприятия, в основном уже в 50-х гг., стали превращаться в смешанные, государственно-ка­питалистические, в соответствии с ленинской теорией госкапита­лизма. Государство оказывало помощь в послевоенном восстанов­лении и реконструкции предприятий, выделяя для этого денеж­ные и материальные средства.

Как известно, в Западной Германии послевоенное обновление основного капитала тоже проводилось с помощью государства, но только в ГДР в результате такой помощи государство становилось совладельцем предприятия. Такое государственно-капиталистичес­кое предприятие включалось в систему государственного планиро­вания и материально-технического снабжения. Капиталист иногда оставался руководителем предприятия, но теперь он все в большей степени превращался в государственного директора, а предприятие постепенно из смешанного превращалось в государственное.

Особое положение сложилось в Польше. К моменту освобож­дения большая часть промышленности уже не была в собственно­сти польских капиталистов. Не новая власть отобрала у них пред-

| приятия, а гитлеровские оккупационные органы. Поэтому, если в других странах буржуазия боролась за сохранение своей собствен­ности от национализации, то в Польше она должна была добивать­ся возвращения собственности, отобранной нацистами, из рук нового государства. И в Польше, действительно, проводилась ча-СТичная реприватизация. Однако в большинстве случаев предпри-

I ятие не возвращалось прежнему владельцу, потому что оно уже не являлось тем предприятием, которым он когда-то владел. Напри­мер, цинковый завод был преобразован гитлеровцами в авторе-, люнтную мастерскую, и того цинкового завода, который принад-

|, лежал прежнему владельцу, больше уже не было. В других случаях к моменту освобождения предприятие лежало в развалинах и было восстановлено на государственные средства. Естественно, оно и оставалось государственным.

< • В Чехословакии и Болгарии национализация проводилась в три этапа, а в Венгрии — даже в пять. Вначале она имела не столько социальный, сколько национальный характер: в собственность

fs государства переходили предприятия иностранного (немецкого) капитала и коллаборационистов, т.е. лиц, сотрудничавших с фа­шистами.

2. Аграрной реформой в странах, вступивших на путь социализ­ма, принято называть конфискацию земли у крупных землевла­дельцев с передачей ее крестьянам. У нас она проводилась в фор­ме национализации земли. Эта особенность аграрной реформы (по декрету о земле) была следствием общинного землевладения рус­ских крестьян: русский крестьянин не привык иметь землю в час­тной собственности. В новых странах, вступивших на путь социа­лизма, национализация земли не проводилась. У крупных земле­владельцев земля отбиралась и продавалась на льготных условиях крестьянам. При этом отбиралась иногда не вся земля, а только излишки земли сверх установленной нормы, причем бывшие ее владельцы в некоторых случаях получали частичную компенса­цию. Поскольку ликвидировались крупные товарные хозяйства и преобладающими становились мелкие, мелкотоварные и натураль­ные, негативные последствия такой реформы для сельского хозяй­ства были очевидны.

Например, в Венгрии аграрная реформа была направлена про­тив помещиков, но не против кулаков, т.е. крупных фермеров из крестьян. Следует заметить, что помещики там уже давно не были помещиками, не получали феодальную ренту с крестьян. Они пе­рестроили свои хозяйства на капиталистические рельсы и от остальных фермеров отличались лишь «соцпроисхождснисм» I ш не менее, для помещиков был установлен максимум icmjicuji,те­ния в 50 га, а для «кулаков» — в 100—150 га Этот дифференциро­ванный подход расколол аграрную партию, победившую н<1 пос­левоенных выборах, обеспечил поддержку новых порядком со с го-роны зажиточной верхушки деревни.

Очень высокий максимум землевладения, 100 га, был установ­лен в ГДР. Капитализм в сельском хозяйстве здесь развивался по «прусскому пути», помещичье землевладение преобладало, а 70% сельских хозяев, т.е. подавляющее большинство крестьян, имело 17% земли. Реформа была явным компромиссом: она не уничто­жала полностью крупных товарных хозяйств, но в то же время удов­летворяла потребности беднейшей части деревни в земле.

В Болгарии был установлен максимум землевладения всего в 20 га. Здесь не было помещиков. Долгое время Болгария была под властью Турции, поэтому феодалов здесь заменяла турецкая ад­министрация. Когда в конце прошлого века Болгария с помощью русского оружия освободилась из-под власти Турции, земля ока­залась в собственности крестьян. Конечно, здесь происходила диф­ференциация крестьян, но в ходе аграрной реформы богатейшая верхушка деревни потеряла только 16% земли, т.е. лишь 16% зем­ли превышало норму земельных владений в 20 га.

Поскольку в новых странах сохранялась частная собственность на землю, крестьяне получали конфискованную у крупных земле­владельцев землю не совсем бесплатно. Правда, эта плата была чаще всего номинальной. Например, в Польше за полученную из фонда аграрной реформы землю крестьянин должен был заплатить в рас­срочку на 10-20 лет стоимость одного урожая с этой земли.

Таким образом, в новых странах «революционные преобразова­ния в экономике» имели компромиссный характер и проводились го­раздо осторожней, чем в Советской России. Был учтен опыт нашей страны, который показывал, что крайние меры ведут к разрушению хозяйства. Этапа «военного коммунизма» в новых странах не было.

В новых странах «революционные преобразования в экономи­ке» имели компромиссный характер и проводились гораздо осто­рожней, чем в Советской России. Был учтен опыт нашей страны, который показывал, что крайние меры ведут к разрушению хозяй­ства. Этапа «военного коммунизма» в новых странах не было.

Социалистическая реконструкция хозяйства в новых странах еще больше отличалась от аналогичного процесса в СССР.

3. Кооперирование крестьянства здесь имело несколько иные цели, чем советская коллективизация. Реальной задачей коллек­тивизации в СССР было получение накоплений для индустриа­лизации за счет деревни. В новых государствах на первый план

выступала программная задача строительства социализма, обоб­ществление производства Переход от индивидуальных крестьян­ских хозяйств к кооперативам должен был обеспечить подъем сель­ского хозяйства и облегчить контроль государства за этой сферой экономики. Но если в СССР общинные отношения облегчили коллективизацию, то здесь надо было переходить от частной к кол­лективной собственности на землю, а крестьяне неохотно отдава­ли свою землю в общественную собственность.

Поэтому, если наша коллективизация проводилась в единооб­разной форме сельскохозяйственной артели, то в новых государ­ствах разрабатывалось несколько видов производственных коопера­тивов. В кооперативах низшего типа объединялся только труд, т.е. коллективно проводились основные сельскохозяйственные рабо­ты, а земля и другие средства производства оставались в частной собственности. В кооперати вах среднего типа земля и другие сред­ства производства объединялись, но часть доходов делилась в со­ответствии с внесенными в кооператив паями земли. Это рассмат­ривалось как выкуп земли в кооперативную собственность. И толь­ко в кооперативах высшего типа доходы делились по труду.

Так, в Венгрии было разработано два вида кооперативов: «про­изводственно-кооперативная группа», где объединялся только труд, и «производственный кооператив», где объединялись основ­ные средства производства, но 25% доходов делились пропорцио­нально внесенным паям земли. Здесь в результате попыток фор­сировать кооперирование по образцу советской коллективизации кооперативы рассыпались, и кооперирование пришлось начать сначала, отменив обязательные государственные поставки и уве­личив хозяйственную самостоятельность кооперативов.

В ГДР было разработано три вида кооперативов, причем даже в кооперативах высшего типа 20% доходов распределялось по паям земли.

В Болгарии подавляющая часть крестьян была объединена в кооперативы еще до второй мировой войны. Здесь крестьянам не надо было доказывать преимущества кооперативного хозяйства. Поэтому новая власть не стала строить искусственную «лесенку» из видов кооперативов, а использовала традиции и стала сводить существовавшие кооперативы к единому виду — «трудовому зем­ледельческому хозяйству».

Совсем не получилось кооперирования крестьянства в Польше. Это была страна острого крестьянского малоземелья. Недостаток земли был причиной массовой эмиграции польских крестьян в Америку. Крестьяне получили конфискованную у помещиков зем­лю от новой власти и очень ревниво относились к этой земле. По­этому в Польше производственные кооперативы объединили лишь

незначительную часть крестьян. Правда, эти крсеп.нт/ .imiimmo участвовали вснабженческо-сбытовой кооперации, и>и коопера­ции, которая у нас преобладала в годы нэпа.

4. Индустриализацшполько в начальный период сущеспюиа-ния социалистического лагеря считалась обязательной «акомомер-ностью социалистического строительства. Позже было при шано, что в индустриальных странах, к которым относились ГДР и Че­хословакия, проводить индустриализацию не было необходимос­ти. Для этих стран она заменялась более расплывчатым понятием социалистической реконструкции промышленности.

Но и там, где индустриализация проводилась, ее задачи суще-ственно отличались от задач индустриализации вСССР. У нас инду­стриализация проводилась для обеспечения экономической незави­симости страны от капиталистического мира и создания мощного военно-промышленного потенциала. В новых условиях не надо было обеспечивать независимость каждого государства от других социа­листических стран и создавать все отрасли промышленности, да это было и невозможно в сравнительно небольших странах с ограничен­ными ресурсами. Можно было развивать лишь некоторые отрасли, получая продукцию остальных из других социалистических стран в обмен на свою продукцию. А военно-промышленный потенциал Советского Союза был достаточен для обеспечения обороноспособ­ности всех стран Варшавского договора. Известно, что все эти госу­дарства использовали советские марки вооружения.

Правда, эти коррективы были внесены лишь со временем, а первоначально копировался опыт советской индустриализации.

Так, в /ДР стали создавать угольную, металлургическую про­мышленность и тяжелое металлоемкое машиностроение, т.е. от­расли, которых прежде здесь не было, потому что месторождения угля и руды были расположены на западе Германии. Поскольку здесь не было месторождений каменного угля, в ГДР стали уси­ленно разрабатывать бурый уголь. Из него стали готовить даже металлургический кокс. Были построены металлургические заво­ды, которые использовали местную железную руду низкого каче­ства, с низким содержанием металла, а частично — руду из Совет­ского Союза и кокс из Польши.

Лишь потом было признано, что не следует рассчитывать на полную экономическую независимость от других социалистичес­ких стран, что ввозить металл и уголь выгоднее, чем перерабаты­вать бедную руду и бурый уголь сложными и дорогими способами или развивать металлургию на импортном сырье и топливе. По­этому развитие угольной и металлургической промышленности было решено ограничивать, а машиностроение специализировать на неметаллоемких отраслях.

Чехословакия состояла из двух частей — индустриальной Чехии и аграрной Словакии. В соответствии с программой строительства социализма было решено провести индустриализацию Словакии. 1 Т»м не только строились новые заводы, но три с половиной сотни \ действующих предприятий были переброшены из Чехии в Слова-> Кию. Объяснялось это тем, что в Словакии много горных рек, на ко-(торых выгодно строить гидроэлектростанции, и поэтому в Слова-) КИЮ переводились энергоемкие производства. В Чехословакии, как tllB ГДР, стали спешно создавать недостающие отрасли промыш-яости, продукция которых прежде импортировалась. Наиболее слаборазвитыми из стран Восточной Европы были •Болгария и Румыния, поэтому здесь проводилась индустриализа­ция в прямом смысле этого слова — создавалась фабрично-завод­ская промышленность.

В Болгарии в промышленности было занято лишь 7% населе-i ния. Тяжелой промышленности почти не было. Преобладающей ^формой промышленности были кустарные мастерские. С самого ; начала было очевидно, что в этой маленькой стране невозможно создать все отрасли современной промышленности, поэтому здесь • стали строить лишь те отрасли, для которых в Болгарии имелись i/благоприятные условия. Это означало специализацию на пище­вой промышленности (особенно на производстве овощных и фрук-j товых консервов), электроэнергетике (использование энергии гор-„-иых рек), цветной металлургии (на базе месторождения руд цвет-: пых металлов в Родопских горах) и лишь некоторых отраслей ма-^шиностроения (в частности, на производстве некоторых сельско-" хозяйственных машин). С развитием международного разделения труда эти отрасли, определяемые природными условиями, стали дополнять другими, уже не связанными с этим фактором: было освоено, например, производство электрокаров и мотокаров, а так-i же производство магнитных дисков для ЭВМ. Именно в таких странах, как Болгария, индустриализация приносила наиболее ощутимые плоды: к 1985 г. промышленность здесь давала свыше 60% национального дохода.

-■ Польша и Венгрия не были аграрными странами. Польша уже в составе Российской империи была районом текстильной, угольной и.металлургической промышленности. В Венгрии также были раз­виты текстильная, металлургическая промышленность, некоторые отрасли машиностроения. В качестве социалистической индустри­ализации для этих стран было намечено создание ряда «недостаю­щих» отраслей как и в советской индустриализации, упор был сде­лан на создание новых отраслей тяжелой промышленности. Есте­ственно, это потребовало огромных затрат. Стала отставать легкая промышленность, понизился материальный уровень жизни. В Вен-

грии в начале 50-х гг. в тяжелую промышленность (>ыло н.шр.ише но свыше 90% капиталовложений. После пришлния ш>п> щепных перегибов было решено исправить «диспропорции», причем н Ik-ii фии при этом решили даже вообще почти отказаться oi p.i шигия тяжелой промышленности, ограничившись легкой и пишенои. I Ipo-мышленность была парализована противоречивыми указаниями, и в 1953-1954 гг. производство не увеличивалось

Таким образом, несмотря на существенные коррективы пер­воначальной программы социалистической реконструкции, адми­нистративные методы хозяйствования вели к крупным экономи­ческим потерям.