Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

§3. Коллективизация сельского хозяйства

Кооперирование крестьян к началу индустриализации станови лось все более необходимым. Теоретические предпосылки, из ко торых исходил ленинский кооперативный план, теперь дополня лись необходимостью преодолеть низкую товарность крес1ьяпеко1 и хозяйства. Если перед первой мировой войной товарность седы: кого хозяйства России составляла 26-30%, т.е. до 1/3 сельскохо зяйственной продукции шло на рынок, то теперь товарность по низилась до 13-18%: крестьянское хозяйство оставалось натура, i ь ным. Это означало, чго, даже восстановив довоенный уровень про изводства, деревня давала городу вдвое меньше хлеба, чем до ре­волюции. И в то же время росла доля промышленных рабочих, потреблявших эту товарную сельскохозяйственную продукцию

К тому же мелкие крестьянские хозяйства не давали простора л, i я дальнейшего развития техническою прогресса. А между тем. гехнм ка сельского хозяйства уже сделала некоторый шаг вперед: ест перед революцией еще почти 1/2 !емель обрабатывалась сохой

то и 1928 г. сохой было обработано голько lo'r im           и   ( uw vac

вытеснил железный плуг. Это был уже nepeiiopoi

Но если применение плуга было рационально н мспкпч крес­тьянских хозяйствах, то чуть более сложные мехами imi.i Ы.иш vac нерентабельны. Рентабельное использование комплекса конных машин — сеялки, жатки и молотилки — требовало большей по­севной площади, чем была в хозяйстве среднего крестьянина.

Особое значение для сельского хозяйства имел трактор. Он в этой отрасли был тем же, чем был паровой двигатель для промыш­ленности — главным звеном перехода от ручного труда к маши­нам. Но трактор был явно недоступен каждому крестьянину и не мог себя оправдать в его хозяйстве.

Все это требовало осуществления кооперативного плана, и до 1929 г. этот план успешно проводился в жизнь: к тому времени уже 1/2 крестьян состояли в кооперативах. При кооперировании особен­но успешно росла товарность сельского хозяйства — ведь коопериро­валось именно товарное производство. Но в 1929-1930 гг. началась массовая коллективизация: кооперативы были распущены, а вмес­то них стали создаваться колхозы. Почему?

Для получения средств для индустриализации стали увеличивать обязательные государственные поставки при сохранении самостоя­тельности крестьянских хозяйств. Большая доля поставок, так назы­ваемые «твердые задания», приходилась на так называемые кулацкие хозяйства, т.е. практически на тех крестьян, которые добивались луч­ших результатов в производстве, которые пытались повышать техни­ческий уровень своих хозяйств, производили товарную продукцию. Еще недавно их называли «культурными хозяевами» и делали на них ставку в увеличении товарности сельском хозяйства.

Увеличение поставок с «твердыми заданиями» означало возвра­щение к методам продразверстки. И результат был таким же: что­бы не быть зачисленными в кулаки, крестьяне и, в первую очередь, «культурные хозяева», стали сокращать производство. Хлеба стало не хватать. С конца 1927 г. начался хлебозаготовительный кризис. В 1928 г. были снова введены карточки на продовольствие.

На места была отправлена директива: взять хлеб у крестьян «во что бы то ни стало». Если человек не выполнял положенное задание (а «твердые задания» были непосильными), он подлежал уголовно­му наказанию. Имущество осужденных конфисковывалось, причем четверть конфискованного отдавалась крестьянам-беднякам,

Поскольку такой вариант все же не дал нужного количества то­варного хлеба, а вызвал сокращение производства, было решено объединить крестьян в колхозы и взять хлеб у колхозов. А посколь­ку крестьяне сопротивлялись принудительной коллективизации, она была объединена с раскулачиванием. Раскулачивание, особенно раскулачивание людей, котрые кулаками не являлись, осиливало ai-мосферу страха, по шолявшую сломить coupon тление, разобщало крестьян, формируя группу «активистов», заинтересованных и рас­кулачивании соседей и выступавших за образование колхозов. При этом ликвидировались, отправлялись в Сибирь те крестьяне, кото­рые лучше других умели вести хозяйство.

Но почему у колхозов было легче взять хлеб, чем у единолични­ков? Потому что колхоз действовал по государственному плану, т.е. объем производства определялся уже не желаниями крестьян, а госу­дарственными заданиями. В Уставе сельскохозяйственной артели. который стал законом колхозной жизни, было сказано: «Артель ве­дет плановое хозяйство, точно соблюдая установленные правитель­ством планы сельскохозяйственного производства и точно испол­няя планы сева, подъема паров, обработки почвы, уборки урожая и пр. » Не было уже разницы между государственным предприятием и колхозом, и мы не можем считать колхозы кооперативами.

Централизованное планирование в сельском хозяйстве приносило дополнительный вред, потому что местное земледелие во многом за­висит от местных условий. Вырабатывая план сельскохозяйствен­ных работ, государственные органы, конечно, не могли учесть этих особенностей.

Для организации колхозного производства в деревню были направлены «25-тысячники» из числа наиболее преданных идеям партии городских рабочих и партийных работников. Не зная сель­скохозяйственного производства, они обеспечивали твердость в проведении партийной «линии» и, по причине своей некомпетент­ности, наносили дополнительный ущерб.

Объем сдачи продукции государству тоже определялся госу­дарственным планом. Поскольку планы заготовок исходили из государственных потребностей и государственных планов сельс­кохозяйственного производства, а не из реального урожая, то не­редко оказывалось, что колхозы должны были сдать больше про­дукции, чем производили. Чтобы выполнить план заготовок, ме­стные власти и «активисты» забирали не только продукцию кол­хозов, но и продовольствие, которое удавалось обнаружить у кре­стьян. Особенно значительными стали такие конфискации в 1932-1933 гг., когда для закупки промышленного оборудования за границей потребовалось резко увеличить экспорт зерна. Годо­вой вывоз зерна вырос до 5 млн. т. Это не так много, если учесть. что царская Россия передвойной вывозила 9-10 млн. т. Но в усло­виях вызванного коллективизацией падения сельскохозяйственного производства результатом стала гибель миллионов людей от голо­да. По расчетам специалистов, за периоде 1926по 1939г от раску­лачивания и голода погибли до 6 млн. крестьян.

К начал\ коллективизации, г.е и 192N i ьир.пн им io.'^ 11,1с граморов. Зго не так мною В гом юлу ip.tkiopiu.iM иииен i.ipc.M было обработано л ишь \% пашни. К конку первой п>п и icimi i рак-горами обрабатывалось 22% пашни, а к конп\ шороп .М) bWo Таким образом, только к началу воины трак юры с млн имшюи силой на полях. А в 1928 г. не хватало и более примшинноп icxnn-ки. Только у 1/3 колхозов имелись сеялки, лагкм и молошлки. Преобладал ручной труд. А это значило, что материально-техни­ческую базу для крупного производства не была еще создана.

До коллективизации сельскохозяйственные машины направля­лись в деревнюдвумя путями — или продавались, или давались на­прокат через прокатные пункты. Но оба эти способа были призна­ны непригодными с началом коллективизации, потому что они ба­зировались на товарно-денежных отношениях, не соответствовали централизованной системе распределения ресурсов и не обеспечи­вали равенства: взять напрокат или купить мог лишь тот, у кого были деньги. А равенство всего для всех тогда считалось очень важным.

Поэтому для снабжения деревни машинами были созданы МТС-машинно-тракторные станции. МТС своими силами обрабатывала поля соседних колхозов. Первоначально МТС были задуманы как межколхозные акционерные предприятия, т.е. каждая МТС долж­на была стать общей собственностью нескольких соседних колхо­зов. Правда, средства для этого выделяло государство, но в следую­щие годы колхозы должны были вернуть долг. Однако для колхозов эти расходы оказались непосильными, и в конце первой пятилетки МТС стати государственными предприятиями.

К началу воины хозяйство колхозов несколько стабилизиро­валось и наметился даже некоторый рост производства. Посколь­ку основные полевые работы были теперь, в основном, механизи­рованы, их выполняли уже не колхозники, а рабочие МТС. На­чался переход от традиционного трехполья к научным многополь­ным севооборотам. Правда, они были введены пока только в 1/5 колхозов, т.е. преобладало пока архаичное трехполье.

Даже авиация была привлечена на службу сельскому хозяй­ству. Средняя Азия до этого страдала от саранчи, съедавшей вре­менами всю растительность. Теперь очаги саранчи били уничто­жены с самолетов.

Но хозяйство колхозов по-прежнему истощалось. Колхозная товарная продукция сдавалась государству по цене намного ниже стоимости. Например, государственные заготовительные цены на зерно были установлены в конце 20-х годов и не менялись до нача­ла войны, тогда как даже не рыночные, а государственные рознич­ные цены за это время выросли в 6,4 раза. Обходился 1 ц зерна в 1940 г. в 3 руб., а государство его покупало за 86 коп.

Резко повысились товарность — с 15% накануне коллективизации до 36% в конце второй пятилетки. Государственные заготовки зерна для экспорта и снабжения городов выросли с 1925-1928 гг. до 1938-1940 гг. приблизительно на 20лип. т. Из этой суммы 2-3 млн. т. шли на экспорт. Эти цифры и явились результатом, ради которого проводилась коллективизация.

Урожаи нычис тлея пре i-варительно, на корню, и с этой предварительной цифры рассчитывалась величина по­ставок. При уборке до 30% урожая гибло. И оказывалось, что колхозы должны были сдавать большую долю про­дукции, чем считалось офи­циально. Вся выручка колхо­за от сдачи продукции объяв­лялась его «доходом», т.е. из нее не вычитались производ-

ственные затраты. А они обычно были больше этой выручки и в действительности хозяйства были убыточными.

Колхозник получал на трудодень до 2-3 кг зерна и от 50 коп. до 1 руб. деньгами. Поэтому основным источником существования колхозников было не общественное хозяйство, а личные приусиеб-ные хозяйства, которые к концу второй пятилетки давали 40% сельс­кохозяйственной продукции страны. В 1940 г. на долю этих хозяйств приходилось 13% посевных площадей, но они давали 65% картофеля, производимого в стране, 48% овощей, 72% мяса, 77% молока, 94% яиц

Итак, цель коллективизации сводилась к тому, чтобы, объединив крестьян в колхозы, получить за счет деревни средства для индустри­ализации. Но расчет не оправдался, потому что коллективизация выз­вала падение сельскохозяйственного производства. В целом это про­изводство сократилось на 1/4. Поголовье скота уменьшилось вдвое, и уровень поголовья 1928 г. был восстановлен только в 60-е гг. Но так как при этом существенно упала продуктивность животно­водства, то производство продуктов животноводства упало значи­тельно больше (по расчетам некоторых исследователей — до уров­ня 1919 г.). Снизились сборы зерна, и только в 50-х гг. производ­ство зерновых превысило уровень, достигнутый при нэпе.

В городах, однако, это положение производства было не столь заметно, потому что резко повысилась товарность — с 15% нака­нуне коллективизации до 36% в конце второй пятилетки. Сокра­тив производство и собственное потребление, деревня теперь сда­вала государству больше продукции, чем в период благополучно­го существования. Только в этом отношении цель коллективиза­ции была достигнута.

Государственные заготовки зерна для экспорта и снабжения горо­дов выросли с 1925-1928 гг. до 1938-1940 гг. приблизительно на 20 млн. т. Из этой суммы 2-3 млн. т. шли на экспорт. Эти цифры и явились ре­зультатом, ради которого проводилась коллективизация.