Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

     Отшельник

     Назавтра, в два часа дня, мне опять явился  отшельник  с рыжей бородой.

Солнце  стояло высоко, и под кронами пиний было жарко, душно, тяжко.  Вокруг

уже почти никого  не  осталось; все  разбрелись по домам  на  послеобеденный

отдых.  Именно поэтому  я  люблю  летом выходить  в  такое время:  замолкают

цикады, и пинии источают первозданный аромат.

     Среди  пиний  я увидела  двух  львов.  Таких  тихих  и добродушных, как

большие собаки. Сначала  я и приняла их за  собак. Но в действительности это

были два  льва. Они  свернулись у ног отшельника, который  стоял, опершись о

ствол  пинии,  босиком,  в  холщовом  рубище.  У него  была  длинная борода,

горящие, как угли, глаза и изможденное лицо...

     -  Вы директор гимназии?  -  пролепетала  я.-- Вы тот  директор,  из-за

которого моему Деду запретили преподавать во всех школах королевства?

     Его ответ прозвучал как раскат грома.

     Он сказал,  что прощать  обиды - это  одно, а быть сообщником  - совсем

другое. Терпеть  зло -- значит быть соучастником. Относиться к  грешникам со

снисхождением -- значит  делить  с ними вину, поощрять их и толкать  по пути

еще большего греха.  Нельзя  этого делать. Грех должен быть наказан; грешник

должен понести  кару  Божию.  Отлученный -- значит  отставленный  в сторону,

оставленный один  на  один со  своей  виной.  Мы  должны  выразить ему  свое

презрение, порицание, которого заслуживает его грех. Потому что каждый имеет

возможность не грешить или покаяться в совершенном грехе  и спастись. А если

этого не сделать,  гнев Божий и презрение добрых людей  должны тяготеть  над

ним.

     А ведь он был прав. Чего можно было ждать от моего мужа, ведя себя так,

как я? Ничего хорошего.  Больше  того, я даже не имела бы права  удивляться,

приведи он в один прекрасный день свою любовницу к нам в  дом. Разве не так?

Они  же оба  видели, какая  я  покладистая,  готова  все стерпеть... Неплохо

устроились, дорогие мои!

     Я  решила не спать, а лежать при свете с открытыми  глазами и лежала до

тех пор, пока не услышала, как отворилась дверь и вошел муж. Было

     около  трех   часов  ночи.  До  двенадцати  мне  еще  удавалось  как-то

отвлечься, читая.  Но  после  полуночи время стало казаться  бесконечным.  Я

думала о том,  как Луиджи лежит со своей Габриеллой, как он поднимается с ее

постели,  чтобы  явиться  домой и  по-братски  улечься  рядом со мной. Кровь

бросилась  мне в голову. Да,  прав был  Отшельник,  это  невыносимо, гнусно.

Нужно,  чтобы он понял  раз и навсегда...  И устыдился. Луиджи увидел, что я

лежу с открытыми глазами.

     -- Что случилось? Ты не спишь?

     Муж похлопал меня по щеке, как маленькую. А я не могла выдавить из себя

ни слова. Он разделся и лег.

     --  Спокойной  ночи,--  сказал  он и погасил  свет. И  сразу  же заснул

спокойным, блаженным сном.