Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

Пороги и воображаемые линии:

 

Нужно остерегаться, быть пред-остереженным, поскольку страх блокирует ту часть предсознательного восприятия, которая устанавливает определенную ауру вокруг человека (аура: человек прогуливается, читая при этом, и вдруг останавливается и поднимает глаза — прямо перед ним канат, протянутый поперек улицы). Вот почему в страхе все вызывает удивление (нет полей. Здесь речь идет не о топологическом пространстве, не допускающем дистанции, — ибо топологическое пространство все еще допускает множество, а следовательно разделение). Черное поле ириса в "Носферату" Мурнау можно рассматривать как возмещение того поля, которое больше не существует из-за страха.

Но этого недостаточно: люди, которые спускаются по лестнице (лестницы в вампирских фильмах существуют для того, чтобы скрадывать плывущие движения вампира или сомнамбулы (Somnambulist Descending a Staircase)), не глядя и при этом не спотыкаясь (например, лорд Хиде-рота, впадающий в транс из-за бездны катастроф, обрушившихся на него, когда он спускается по ступенькам в "Ran" Куросавы), или движутся кругами во время беседы, не глядя друг на друга и все же не сталкиваясь, без явной причины спотыкаются на гораздо более ровном месте. Эти путешествия означают, что достигнут порог: порог логовища вампира в "Вампире" Дрейера не у двери, но в том месте, где путешествует Аллан Грей; порог дома Марии находится там, где Александер, в "Жертвоприношении" Тарковского, падает с велосипеда. Следовательно, предостережение является пред-остережением в том смысле, что необходимо пред-упредить (это пред восстанавливает ауру, нейтрализованную страхом), разгадав, где находится ложный порог, и предупредив и этот порог, и обман, вызванный этим мнимым порогом. Догадка взята здесь в том смысле, в котором она обнаруживает себя в экспериментах, прове-денныхЛарриВайскранц со слепыми: пациенты, которые имеют повреждение в бороздке коры головного мозга, как полагалось, должны были ничего не видеть в той части визуального поля, которая соответствует поврежденному отделу, но оказалось, что они могли различать то, что касалось начала и конца событий, а также их ориентации; пациенты говорит, что они догадывались, ибо ничего не видели.

Эти предчувствия должны быть в паре с отсрочкой. То и другое можно обнаружить в Meshes of the afternoon Майи Дерен: она движется по направлению к проигрывателю и прежде, чем она касается иглы, звук исчезает; затем мы видим, как она снимает иглу В следующем кадре музыка продолжает играть еще после того как она снимает иглу с пластинки; только спустя некоторое время музыка прекращается. Та же пара имеет место и в "Носферату" Херцога: долгое промедление, прежде, чем Хакер бросается к постели своей жены на крик, вызванный предчувствием кошмара.

Что такое эти отсрочки? Это не материал для экспериментрования, пока не пройден порог из-за которого нет возврата; более или менее легко это может быть достигнуто (смерть, безумие). Существует необходимость перейти порог невозвращения, но только с помощью стратегий отсрочивания, иначе возможно попадение в наихудшую из тюрем. Отсюда и абсолютная значимость состояний критической точки (или близких к критической точке) и состояний пере(сверх/над)(как перенасыщение и переохлаждение) таких как йога (непрерывность кармы, карма как непрерывность, которая должна быть уничтожена йогой (суицид не является решением, поскольку сам является кармической силой, жаждой аннигиляции), которая сама не должна быть уничтожена, не должна быть прервана (переход от жизни к смерти, или от бодрствующего состояния ко сну не должен быть разрывом) разрывом, проходящим сквозь непрерывность (йог должен сохранить ясность в состояниях сознания, которые являются неприступными в состояниях бодрствования: например, в состоянии сна). Любая нечистота, отвлекающая внимание, изгнана:

чистота не в смысле морали, но, как в перенасыщении и переохлаждении, насколько это нужно, чтобы задержать катастрофическую фазу перехода, сохранить непрерывность там, где в нормальном состоянии требуется скачок (предельное раздражение, как в результате измененного состояния, является двойником повышенной чувствительности в отношении к миру и тому, что не принадлежит миру. Не стоит путать предельное раздражение с повышенной чувствительностью. Скорее нужно рассмотреть его как форму нечистоты, которая угрожает метастабиль-ному состоянию, позволяющему переступить порог, не вступая в фазу перехода). Он знал, что порог пройден и переохлаждение продолжается, потому что он стал вдруг действовать с предельно возможной осмотрительностью (торможение мысли из-за страха не имееет ничего общего с осторожностью, хотя их и легко очень спутать, но осторожность как раз и противостоит страху), хотя никаких заметных изменений не произошло ни снаружи, ни внутри (никакого расширения спектра и чувствительности (как происходит в далеких от равновесия диссипатив-ных структурах)), кроме того, что именно предельная осторожность (опасность сюрпризов) становится теперь обязательной), которые, позволяя одному состоянию переходить в другое (В Дзен говорят: когда вы достигаете вершины горы, продолжайте подниматься), исследуют его (является ли царство невозвращения тюрьмой? Может ли, если не ты сам, то то, во что совершился переход,(не поддельным/не подмененным) выйти за его пределы?), без неожиданной фазы перехода, устанавливают возможность возвращения (метастабильная память, которой мы затем обладаем, не столько вызывание того, что было уже пережито (переходом точки невозвращения это было уже забыто), сколько есть сама эта обратимость).

Существует и другой способ сохранить возможность не возвратиться, но развернуться еще по эту сторону точки невозвращения — через идиосинкратическую точку реинкарнации: точки бифуркации (в каждом переходе порога далеких от равновесия диссипативных нелинеарных систем спонтанно становятся действительными две новые стабильные структуры, из которых система выбирает одну) в прошлом является возможностью, которая может быть принята снова другой версией того, кто пересек порог невозвращения.

Без помощи феноменов, которые позволят отложить фазу перехода и/или без бифуркации, будет невозможно вернуться назад или обернуться на той стороне — не только закрываются двери за человеком, но и пройденный мост поднимается на 90 градусов от горизонтали к вертикали (это другая форма пересечения воображаемой линии) и становится теперь знаком бифуркации, без которой невозможен переход на другую сторону точки невозвращения. Хакер не может больше двигаться, по мосту, но только под ним (подземные переходы(склепы) повсюду); мост-ставший-подземным-переходом это тайный переход (замок исторического князя Дракулы и замки вампиров в фильмах и романах про вампиров пронизаны секретными переходами) через пространство к его тайне, лабиринт (так что, прослеживая следы своих ног, не вернешься к тому месту, где находился до перехода через мост). Если Хакер Херцога может вернуться, то это потому что он теряет память, становится амнезиком, прибывает в Висмар как другой, как вампир.

Но мосты важны также и потому, что есть потребность — не только преодолевать воду или пропасть, поскольку в таких случаях мосты выходят из моды и вытесняются ковриками: Нам Джун Пайк заставил Аллана Капрова гулять по воде в своем видео Allan and Alien's Complaint, 1982 — пересечь местность, по которой разъезжает туда и обратно карета, перевозящая Джонатана в замок в "Дракуле" Стокера. Это движение туда и обратно находится в контрасте с движением вперед и затем, без разворота, движением назад по своим следам, особенно когда это касается сомнамбулы или танцора. В этом последнем случае человек исчезает (наши преследователи провожают наши следы до смертного конца), тогда как в первом случае движение превращает в сомнамбулу само пространство и время, принуждая их исчезнуть ("потерянная часть Трансильвании"): путешественник и преодолеваемое им пространство исчезают.

Ослабеть — только проективное возвращение под порогом невозвращения (где находится эта неуловимая точка между тем, чтобы ослабеть и тем, чтобы зайти слишком далеко?).