Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

ХЭЛЛО, ГИЯ

 
   В гостинице в вестибюле столкнулся с Баскаковым.
   – Как себя чувствуешь? – спросил он.
   – Нормально.
   – Как палец?
   – Чернеет уже.
   – Пошли наверх! Там сейчас Джейн Смит. Вчера, оказывается, в ее честь был прием, а мы из-за тебя в этом поганом стриптизе сидели.
   Интервью брали в конференц-зале нашей гостиницы. Зал набит битком: корреспонденты, хроника, телевидение… Все время сверкают блицы. Народу полно, не протиснешься. Мы остановились в дверях.
   – В жизни она тоже ничего, – сказал Баскаков.
   Баскакову хорошо, он ростом под два метра, а мне не видно. Передо мной – какой-то атлет в белом пиджаке. Я протиснулся вперед, между ним и дородной дамой. И оказался за японцем – теперь видно. Джейн сидела за столиком рядом с ведущим и переводчиком. «Прав Баскаков, красивая баба».
   И вдруг Джейн Смит помахала мне рукой и сказала в микрофон:
   – Хэлло, Гия! Хау ар ю?
   Я обалдел. Все оглянулись на меня.
   – Как твой палец? – спросила Джейн по-английски и показала палец.
   – Гуд, – я тоже показал ей палец. – Чернеет уже…
   Джейн сочувственно покачала головой, но тут ей задали очередной вопрос, и она стала отвечать.
   Значит, Мишка не врал – сидел я с ней на лестнице. И где я ее взял? «Нет, надо бросать пить», – в очередной раз подумал я.
   – А эта откуда тебя знает? – спросил Баскаков.
   – В Мексике, на фестивале познакомились, – соврал я. – «Сережа» ей очень понравился.
   Молодец Мишка: не «накапал» начальству о моем «выходе в свет».
   А «звезда» в тот же день улетела, и я больше с ней не встречался.
   Вечером Гамбаров вручил мне газету (кажется местную). Там целый разворот посвящен пребыванию в Каннах Джейн. И среди прочих фотографий – я с ней сижу на лестнице и она дует на мой палец… А под этой фотографией подпись: Джейн Смит и русский режиссер Галина Польских.
   Между прочим. Это была уже вторая американская звезда, с которой я появился в прессе. С этой я сидел на ступеньках, а с другой – с Ким Новак – лежал. Вернее, она лежала на мне.
   Вот как это было.
   В Москву приехала американская актриса Ким Новак. Естественно, носились с ней, как у нас всегда носятся с американскими звездами, чуть ноги не мыли. Привезли и на «Мосфильм», и директор стал показывать ей студию.
   Мы в то время снимали в павильоне декорацию «рубку спасателя» для «Пути к причалу». Чтобы имитировать шторм, качку, декорацию поставили на полусферу, которую во время съемок качали. А пока не снимали – ставили подпорки.
   Директор «Мосфильма», Ким Новак и свита появились в нашем павильоне во время съемки (испортили нам дубль). Подошли к нашей декорации, директор объяснил:
   – На этой качалке – пароходная рубка. Там руль, компас и все такое.
   – Можно посмотреть? – спросила Ким.
   – Прошу! – сказал ей директор.
   – Подождите, – сказал я и велел поставить подпорки.
   Поставили подпорки, пододвинули лестницу. Ким поднялась на полусферу, за ней – директор, а за ними – свита, сопровождающие, переводчики, фотокорреспонденты… Чтобы они поместились, я отступил, потом еще отступил, и еще – и оказался на краю. Новак, которая ростом была не ниже Фиделя Кастро, пошла ко мне, за ней потянулась и свита… Подпорки, не рассчитанные на такую толпу, сломались, полусфера накренилась, и мы все покатились вниз.
   В самом низу лежал я, на мне – Ким Новак, на ней – директор и все остальные. А сверху – мелкая осветительная аппаратура и хлопушка.
   Ким Новак извлекли из кучи и повели к выходу. «Ай эм сорри!» – крикнула она.