Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

МУЗЫКА ДЛЯ АМЕРИКАНСКОГО ПРЕЗИДЕНТА

   Опять к съемкам нужна была фонограмма. Опять я долго мучил Петрова, и опять он в итоге написал замечательную мелодию. Сегодня кто-то видел фильм «Я шагаю по Москве», кто-то – нет, но музыку эту помнят все.
   И каково же было мое удивление, когда я увидел по телевизору, что под эту музыку, под которую у меня в фильме шагали Колька, Володя и Саша, по ковровой дорожке мимо почетного караула идут Генеральный секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев и Президент Соединенных Штатов Ричард Никсон!
   И песня до сих пор звучит. И слова ее стали почти хрестоматийными – их даже пародируют. А придумались они так.
   Снимали мы памятник Маяковскому для сцены «вечер, засыпают памятники». Юсов с камерой, операторская группа и я сидим на крыше ресторана «София» – ждем вечерний режим (когда небо на пленке еще «прорабатывается», но оно темнее, чем фонари и свет в окнах).
   – Снимайте, уже красиво! – донеслось снизу.
   Внизу появился Гена Шпаликов. Гена знал, что сегодня нам выдали зарплату и не сомневался, что мы после съемки окажемся в ресторане.
   – Рано еще! – крикнул я ему сверху. – Слова сочинил?
   – Что?
   Площадь Маяковского, интенсивное движение машин, шум – очень плохо слышно. Я взял мегафон.
   – Говорю, слова к песне пока сочиняй! – сказал я в мегафон.
   Песня нужна была срочно – Колька поет ее в кадре, а слов все еще не было. Последний раз я видел Гену две недели назад, когда давали аванс. Он сказал, что завтра принесет слова, – и исчез. И только сегодня, в день зарплаты, появился.
   – Я уже сочинил: «Я шагаю по Москве, как шагают по доске…»
   – Громче! Плохо слышно.
   Гена повторил громче. Вернее, проорал.
   Людная площадь, прохожие, а двое ненормальных кричат какую-то чушь – один с крыши, другой с тротуара.
   – Не пойдет! Это твои старые стихи – они на музыку не ложатся. Музыку помнишь?
   – Помню.
   – Если не сочинишь, никуда не пойдем.
   – Сейчас! – Гена задумался.
   – Можно снимать? – спросил я Юсова.
   – Рано.
   – Сочинил! – заорал снизу Гена. – Я иду, шагаю по Москве, и я пройти еще смогу соленый Тихий океан, и тундру, и тайгу…" Снимайте!
   – Лучше «А я»!
   – Что «А я»?
   – По мелодии лучше «А я иду, шагаю по Москве!»
   – Хорошо – «А я иду, шагаю по Москве…» Снимайте! Мотор!
   – Перед «А я» должно еще что-то быть! Еще куплет нужен!
   – Говорил, не надо "А"! – расстроился Гена.
   Пока Юсов снимал, Гена придумал предыдущий куплет («Бывает все на свете хорошо, / В чем дело, сразу не поймешь…») и последний («Над лодкой белый парус распущу / Пока не знаю где…»)
   – Снято, – сказал Юсов.
   Если бы съемки длились дольше, куплетов могло быть не три, а четыре или пять.
   Песню приняли, но попросили заменить в последнем куплете слова «Над лодкой белый парус распущу / Пока не знаю где»:
   – Что значит «Пока не знаю где»? Что ваш герой – в Израиль собрался или в США?
   Заменили. Получилось «Пока не знаю с кем». «Совсем хорошо стало, – подумал я. – Не знает Колька, с кем он – с ЦРУ он или с Масадом».