Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

НИКИТА

   Сейчас между моим поколением и молодыми режиссерами – большая дистанция. Разное мышление, разное мировоззрение, разная стилистика. Не берусь судить, кто и что лучше. Помню, когда я пришел в кино, Пырьеву и Дзыгану (и многим кинематографистам их поколения) совершенно искренне не нравились фильмы Хуциева и Тарковского, а нам не очень-то нравилось то, что снимали они.
   Когда перед съездом кинематографистов на пресс-конференции у меня спросили, как я отношусь к тому, что мои последние фильмы молодые режиссеры считают старомодными, я ответил, что это неправда.
   – Недавно один талантливый молодой режиссер посмотрел по телевидению фильм «Орел и решка», позвонил мне, наговорил кучу комплиментов и сказал, что фильм очень современный.
   – А кто именно?
   – Никита Михалков.
   – Вы кого имеете в виду – Никиту Сергеевича?
   Я сообразил, что Никите уже за пятьдесят. А для меня Никита – Колька из фильма «Я шагаю по Москве». Кольку мы назвали Колькой в честь моего сына. И так я до сих пор к Никите и отношусь.
   Взять Никиту на роль Кольки предложил Гена Шпаликов. Он дружил с братом Никиты Андроном Михалковым (теперь Кончаловским).
   Никиту я видел полгода назад – подросток, гадкий утенок.
   – Никита не годится – он маленький.
   – А ты его вызови.
   Вызвали. Вошел верзила на голову выше меня. Пока мы бесконечно переделывали сценарий, вышло – как у Маршака: «За время пути собачка могла подрасти».
   Начали снимать. Через неделю ассистент по актерам Лика Ароновна сообщает:
   – Михалков отказывается сниматься.
   – ?
   – Требует двадцать пять рублей в день.
   Актерские ставки были такие: 8 р. – начинающий, 16 – уже с опытом, 25 – молодая звезда, и 40-50 суперзвезды. Ставку 25 рублей для Никиты надо было пробивать в Госкино.
   – А где он сам, Никита?
   – Здесь, – сказала Лика. – По коридору гуляет.
   – Зови.
   – Георгий Николаевич, – сказал Никита, – я играю главную роль. А получаю как актеры, которые играют не главные роли. Это несправедливо.
   – Кого ты имеешь в виду?
   – К примеру, Леша Локтев, Галя Польских.
   – Леша Локтев уже снимался в главной роли, и Галя Польских. Они уже известные актеры. А ты пока еще вообще не актер. Школьник. А мы платим тебе столько же, сколько им. Так что – помалкивай.
   – Или двадцать пять, или я сниматься отказываюсь!
   – Ну, как знаешь… – я отвернулся от Никиты, – Лика Ароновна, вызови парня, которого мы до Михалкова пробовали. И спроси, какой у него размер ноги, – если другой, чем у Никиты, сегодня же купите туфли. Завтра начнем снимать.
   – Хорошо.
   – Кого? – занервничал Никита.
   – Никита, какая тебе разница – кого. Ты же у нас уже не снимаешься!
   – Но вы меня пять дней снимали. Вам все придется переснимать!
   – Это уже не твоя забота. Иди, мешаешь работать…
   – И что, меня вы больше не снимаете?!
   – Нет.
   И тут скупая мужская слеза скатилась по еще не знавшей бритвы щеке впоследствии известного режиссера:
   – Георгий Николаевич, это меня Андрон научил!… Сказал, что раз уже неделю меня снимали, то у вас выхода нет!
   Дальше работали дружно.
   …Когда прошел слух, что Никита Михалков будет баллотироваться в президенты (а он это не очень активно отрицал), на встрече со зрителями в Нижнем Уренгое меня спросили, буду ли я за него голосовать.
   – Двумя руками!
   – Почему?
   – Потому что фильм, где в главной роли президент великой страны в юности, купят все страны. А я буду всем рассказывать, как наш президент бегал мне за водкой.
   Как-то после вечерних съемок на студийной машине мы с Никитой ехали домой. На съемках я поливал из шланга асфальт, чтобы в нем отражались фонари, промок и замерз. По дороге хотел купить водку, но все магазины и рестораны закрыты: четверть двенадцатого.
   Сначала завезли Никиту на Воровского.
   – Никита, вынеси мне грамм сто водки, – попросил я. – А то я простужусь.
   Самому в такое позднее время заходить в дом и просить водку было неприлично.
   Никита вынес мне от души – полный стакан.
   А через несколько дней меня встретил его папа, Сергей Владимирович Михалков:
   – Ты соображаешь, что ты делаешь? У меня инфаркт мог быть! Лежу, засы-
   паю – вдруг открывается дверь, на цыпочках входит мой ребенок, открывает бар, достает водку, наливает полный стакан и на цыпочках уходит… И я в ужасе: пропал мальчик, по ночам стаканами водку пьет…
   Жалко, что Никита не баллотировался в президенты.