Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

УТКА

   На следующий день в аэропорту Мехико нас встретили советник посольства и переводчица Люся Новикова. Разместились по машинам: Бондарчук и Скобцева поехали с советником посольства, а мы с Таланкиным – с Люсей. Водитель у нас был свой, посольский. Как только машина тронулась, Люся (она сидела впереди) повернулась к нам:
   – Что нового в Москве?
   – Ничего.
   – Сегодня здесь по радио говорили, что у нас переворот. Якобы Хрущева сняли, а власть захватили Молотов, Каганович и Маленков. Утка?
   – Бог ее знает. Мы уже два дня летим. А вы из посольства позвоните и спросите.
   Люся вздохнула и отвернулась.
   Мексика. Жара, пальмы, едем в шикарной машине по широкому шоссе. А в Москве минус семь и, может, переворот…
   – А в общем-то, что в лоб, что по лбу. Одна компания, – сказал я.
   Люся с упреком посмотрела на меня и показала глазами на водителя.
   Въехали в город. На улицах много людей. Много гитаристов в сомбреро, ряженых.
   – Сегодня у них большой католический праздник, – объяснила Люся.
   Свернули на главную магистраль, там по осевой двигалась нескончаемая процессия: респектабельные сеньоры и сеньориты, старушки и старики, дети, полуголые индейцы в национальных костюмах… И все – на коленях.
   – Они так три километра до собора ползут, чтобы им грехи простили, – объяснила Люся.
   Подъехали к посольству. У ограды – толпа журналистов. Охрана открыла ворота, и мы, вслед за машиной советника, въехали на нашу территорию. Ворота за нами тут же закрыли.
   – Слышали? – спросил нас Бондарчук, когда мы вышли из машины.
   – Т-сс! – советник поднес палец к губам и показал на журналистов.
   Нас провели к послу. Посол усадил нас в кресла:
   – Ну, как долетели?
   – Спасибо, нормально. Товарищ посол, что-нибудь прояснилось…
   – А как вам гостиница? Вас в Хильтоне поселили? – перебил Бондарчука посол.
   – Они там еще не были, – сказал встречавший нас советник. – Мы к вам прямо из аэропорта.
   – Товарищ посол, нам сказали… – начал я.
   – Вам повезло, товарищи, – снова перебил посол. – Сегодня в Мехико религиозный праздник. Люся, обязательно своди и покажи.
   Тут в кабинет вошел человек и передал послу листок бумаги. Посол взгянул на листок и заметно повеселел:
   – А вечером организуем пресс-конференцию и небольшой прием! В честь вашего прибытия! Не возражаете?
   – А если спросят насчет переворота, что отвечать? – спросил Таланкин.
   – Никита Сергеевич – верный ленинец, – сказал посол. – Советский народ поддерживает его курс, и никаких переворотов у нас нет и быть не может! Пусть не надеются!
   Когда мы вышли, ни одного журналиста перед посольством уже не было.