Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ТЕМА

   – Баба – она что? Баба – она бывает ручная, ну и дизель-баба. Ручная для утрамбовки, а дизельная – сваи заколачивать. На керосине работает. А ручную и самому сделать можно – берешь бревно, отпиливаешь и прибиваешь гвоздями палку. Записали? Теперь шинеля, – полковник Епифанов, который преподавал нам в архитектурном военное дело, читал лекции без переходов от одной темы к другой. – Идет бой. Вы в атаке, и надо преодолеть проволочное заграждение. Но зима. Вы снимаете и кидаете на проволоку свои шинеля, по ним преодолеваете, значит, препятствие и – в атаку. А про шинеля больше не думаете, вы за них материально не отвечаете.
   – А если ранят? – спросил я.
   – И если ранят, не отвечаете.
   – А если убьют?
   – И если убьют, не отвечаете.
   Все заржали.
   – Фамилия? – спросил меня Епифанов.
   – Данелия.
   – Идите и доложите генералу, что я вас выгнал с занятий.
   – Товарищ полковник, я больше не буду. Это я случайно, не подумав…
   – Я не ваша мама, Данеля. Идите.
   Генерала назначили к нам заведовать военной кафедрой недавно. И все его боялись, говорили – зверь, чуть что не так – сразу выгоняет из института. Идти к нему мне не хотелось, но куда деваться – пошел. Перед дверью генеральского кабинета застегнул пиджак и верхнюю пуговицу на рубашке (рубашка была мне мала, и шею сдавило так, что трудно было дышать). Постучал.
   – Да?
   Я открыл дверь. За столом сидел маленький тщедушный старичок в генеральской форме и что-то писал.
   – Товарищ генерал, разрешите войти?
   – Войдите.
   Я, чеканя шаг, подошел к столу:
   – Разрешите доложить, товарищ генерал!
   – Докладывайте.
   – Студент третьего курса Данелия явился доложить, что полковник Епифанов его выгнал с занятия!
   Генерал поднял голову, посмотрел на меня выцветшими голубыми глазами и забарабанил пальцами по столу.
   «Сейчас вышибет из института», – понял я.
   – Ты вот что, сынок… – сказал генерал. – Ты на него не обижайся. Он контуженый. У него под Черниговом парашют не раскрылся.
   Второй раз я увидел генерала на военных сборах в Нахабино, на занятии по подрывному делу, – генерал по специальности был подрывником.
   В Нахабино был деревянный мост через речушку, и наш взвод учили, как его можно взорвать. Поскольку учебных шашек в части не было, мы использовали настоящие. А генерал велел поставить и взрыватели – «Чтобы все было максимально приближенно к боевым условиям!» И наблюдал, как мы под руководством лейтенанта из нахабинской военной части прикрепили к каждой свае по толовой шашке и подсоединили провода… Потом объявили перекур. Генерал тоже свернул «козью ножку», затянулся и сказал лейтенанту, что мы, конечно, сделали все правильно, по инструкции. Но такую фитюльку, как этот мостик, он, генерал, мог бы и пятью шашками убрать. Лейтенант робко возразил – пятью никак, минимум двенадцать. Генерал взял прутик и начертил на земле мост:
   – Вот тут поставить, тут, тут и тут двойной. И нет моста!
   Наш генерал в сорок первом, во время отступления, взрывал мосты от Бреста до Воронежа.
   – Извините, товарищ генерал, но это сомнительно.
   – Не веришь? – завелся генерал. – Сейчас поверишь. Поставь по этой схеме.
   – Но, товарищ генерал…
   – Выполнять!
   Лейтенант выполнил.
   Генерал снял сапоги и галифе (под галифе оказались застиранные синие сатиновые трусы, а выше колена наколка, – два голубка, под ними надпись: «Егор + Глаша») и, осторожно ступая худыми ногами в синих жилах, влез в воду, – самолично проверить все контакты. Потом вернулся на берег и приказал лейтенанту:
   – Этих положи, – он показал на нас, – эту гони отсюда, – возле моста сидела собака.
   – Взвод, ложись! – скомандовал лейтенант и бросил в собаку камень.
   Мы легли, собака убежала, генерал крутанул «динамо» – и… мостика не стало.
   Местные власти начали было скандалить, но командир дивизии прислал солдат из стройбата, и они через неделю построили новый мост, в два раза шире прежнего. Новый мост генералу понравился.
   – Другое дело. Это уже мост, – сказал он лейтенанту. – Этот пятью не возьмешь. Тут, самое малое, восемь надо.
   Об этом разговоре доложили командиру дивизии. Командир дивизии поднажал на начальство, и генералу в срочном порядке выдали льготную путевку в санаторий в Карловы Вары, которой он добивался уже два года: после ранений у генерала вырезали полжелудка и селезенку. Наш генерал прошел три войны: Гражданскую, финскую и Великую Отечественную.