Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

НАФТАЛИН

   Я остался без сценария. И Тамаз Мелиава, который чувствовал себя виноватым за «сикильдявку», отдал мне свою очень удачную инсценировку небольшого эпизода из романа «Война и мир», который он собирался поставить на площадке во ВГИКе.
   Ночь. У костра солдаты варят кашу. Из леса выходят два француза, голодные, ободранные, почти босые. Солдаты усаживают их у костра, кормят кашей, дают водки. Французы поели, выпили и заснули. «Тоже люди», – удивился молодой солдатик Залетаев. (Его играл юный Лев Дуров, это был его дебют.)
   Условия съемок теперь были лучше, чем на курсовой: пленку дали один к пяти, была профессиональная съемочная группа и техника.
   Снимали зимой, ночью, в лесу недалеко от «Мосфильма». Было очень холодно, и мой однокурсник, грек Манус Захариас (он играл французского офицера), простудился. На следующую ночь у него была температура 38,5, и пустить его босиком на снег мы, естественно, не могли. Так что в кадре «босые ноги французского офицера» мы снимали мои ноги.
   Я стою босиком на снегу, а оператор Николай Олановский уже двадцать минут ставит свет.
   – Скоро?
   – Сейчас еще один бэбик поставлю – и все.
   (Бэбик – маленький осветительный прибор.)
   Поставили бэбик.
   – Все?
   – Все. Сейчас только эффект от костра сделаем.
   Осветитель взял еловую ветку и стал махать перед прибором.
   – Быстрее! – сказал Олановский.
   Осветитель замахал быстрее.
   – Медленнее!
   А я все стою. Наконец сняли дубль. Олановский просит повторить. Сняли второй. Коля просит – еще: надо теперь помахать веткой у другого прибора. «Дорвался! Устроил себе именины сердца!» Сняли третий.
   – Все! Снято! – крикнул я и побежал к автобусу.
   – Стой! Не снято! – кричит Олановский. – Еще один дубль! Я только еще один бэбик добавлю!
   – Нет уж, родной, хватит!
   Утром отдали пленку в проявку. К вечеру узнаем, что наш материал напечатали. Терпения ждать, когда его выдадут, не было, – и мы побежали в лабораторию и напросились посмотреть вместе с ОТК. (Отдел технического контроля.)
   Идет наш материал, все нормально: лес, костер, солдаты… На экране – ноги на снегу, а на них – эффект костра. Хорошо! Не зря ветками махали. Первый дубль, второй… Женщина в белом халате (технический контролер) поворачивается ко мне и спрашивает:
   – Нафталину насыпали? Или соль?
   – Снег.
   – Да ладно. Я-то вижу, что не снег.
   Мне очень обидно. Два пальца зря отморозил! Наверное, все-таки надо было дать Олановскому поставить еще один бэбик.