Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

ПРИЛОЖЕНИЕ БЕСЕДЫ С ЖУРНАЛИСТАМИ О ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ МАСТЕРСТВЕ

В представленных интервью фамилии респондентов не ука¬заны по объективным и субъективным причинам. Во-первых, беседы с журналистами состоялись в разные годы и поэтому какие-то данные могли измениться. Во-вторых, о творческих и редакционных проблемах респонденты соглашались говорить только при условии полной конфиденциальности. Надеюсь, эти интервью помогут заглянуть в творческую лабораторию жур¬налистов.

А. К., корреспондент отдела социально-экономических про¬блем молодежной газеты

— С какими трудностями Вы столкнулись, оказавшись в газете?

— До прихода в данную редакцию мне казалось, что здесь творят такие асы журналистики, к которым и не подступишься. Но каково было мое удивление, когда один из заместителей главного редактора на моем стажерском направлении написал: «согреть и приютить» и отправил с этой визой в отдел сельской молодежи. Здесь меня, действительно, встретили хорошо, хотя потом я заметил, что люди здесь занятые и возиться им с но¬вичками некогда. Либо ты заявляешь о себе, либо ты расста¬ешься с газетой.

Первые трудности. Их можно сказать, вначале и не было. Давали задания, а я старался как можно лучше их выполнить.

Но когда близко столкнулся с требованиями, предъявлявшими¬ся к материалам, когда познакомился с публикациями коллег, то стал больше понимать, что нахожусь на самом начальном уровне своего профессионального становления. Поэтому при¬шлось уделять много времени самообразованию.

Взаимоотношения с коллегами наладились сразу, хотя пе¬ред многими из них комплексовал. Возможно, и они замечали это, но виду не показывали, а, наоборот, всячески старались поддержать. Например, журналистка Л. после прочтения каж¬дого материала неустанно повторяла: «Саша, освобождайтесь от районного стиля». А как? Объяснить это она не могла, но материалы правила жестко. Эти «редакторские ножницы» за¬ставляли критичнее относиться к себе, тщательно выписывать каждую фразу, слово. Потом у руководства отдела встал новый редактор. Сразу после назначения он собрал всех корреспон¬дентов отдела и начал давать ценные указания. Редактор хотел, чтобы отдел резко заявил о себе, но изменений к лучшему не произошло. Не столько потому, что мы не хотели хорошо рабо¬тать, а потому, что от очень жестких требований у сотрудников появилась неуверенность в собственных силах. В то время и я находился в депрессивном состоянии. Материалы, которые бук¬вально «выдавливал» из себя, были скучны и беспомощны. По¬этому хотел, разуверившись в своих возможностях, перейти в другую газету. Перестал появляться в редакции и как-то «вы¬пал» из-под строгого редакторского ока. До перехода в другую газету решил написать для газеты очерк «Старик и море». Ра¬ботал над ним в совершенно спокойном состоянии. Когда очерк отметили на летучке, понял, что не все еще в плане творческого роста потеряно. Поэтому и решил остаться в газете.

—   Что понравилось, а что не понравилось в деятельности редакционного коллектива?

— В нашей газете работают фанатики своего дела. Их твор¬ческий азарт подкупает. Люди здесь не жалеют себя. Трудятся по 15 и более часов в сутки.

Не понравилось то, что из-за напряженного ритма рабо¬ты не имеешь возможности подробно отвечать на интересные письма читателей, не реагируешь порой и на звонки. Отсюда у меня вначале создалось впечатление, что сотрудники высо¬комерны и даже грубоваты с посетителями. Видимо, и я уже таким становлюсь.

—   С какими творческими проблемами сталкиваются со¬трудники вашей газеты?

— Наш секретариат постоянно стонет: «портфель пуст». Но по этому ли поводу надо бить в колокола? На мой взгляд, в газете стало все меньше и меньше появляться ярких материа¬лов, потому что многие журналисты, откровенно говоря, зани¬маются строчкогонством. Все хотят заработать денег. Творчес¬кие аспекты деятельности отходят на второй план.

М.М., обозреватель вечерней газеты

— Ваш приход в журналистику был случайностью или за¬кономерностью?

— Наверно, случайностью. После университета у меня были проблемы с трудоустройством. По совету матери пошла в за¬водскую многотиражку. Потом по воле судьбы оказалась в Москве. Здесь вначале попробовала свое перо в журнале «Кро¬кодил», а затем перешла на штатную работу в «Вечерку».

— С какими проблемами Вы столкнулись, оказавшись в дан¬ной редакции?

— Особых трудностей не было. Газетная работа была зна¬кома. В «Вечерке» попыталась поднять проблему маленького человека. В середине 90-х годов в газете действовал наш вы¬мышленный герой. От его имени рассказывали читателям ин¬тересные истории из городской жизни. В эту роль не раз «вжи¬валась» и я.

— Вам, видимо, часто приходилось работать в соавторстве с коллегами. Приведите какой-нибудь пример из вашей практики.

— Как-то у меня возникла идея написать материал об одном известном академике-экономисте. Рассказала об этом сво¬ей коллеге по отделу. Она мою тему поддержала. Потом стали думать, через какую сферу многогранной деятельности учено¬го нам можно будет раскрыть его внутренний мир. Но наши творческие поиски ни к чему не привели, пока однажды не увидели по телевизору передачу о нем. Публичная исповедь ученого вызвала какое-то щемящее чувство. Наши первоначаль¬ные представления о пылком герое экономических реформ раз¬летелись в пух и прах. Перед нами предстал совершенно иной человек. Академик очень по-доброму отозвался о своей супру¬ге. Данная деталь помогла нам разглядеть этого человека в нуж¬ном ракурсе, и у нас сформировался замысел будущего произ¬ведения. А далее — дело техники. Все организационные вопро¬сы: назначение времени и места встречи с академиком, сбор различных материалов о нем и многое другое — взяла на себя моя коллега. Большая подготовительная работа позволила нам свободно держаться в беседе с известным человеком. После встречи с ученым нам пришлось осмыслить и переварить мно¬жество богатейших фактов из его жизни и на их основе наме¬тить концепцию очерка. Подобная совместная работа помогает не только наладить определенные творческие контакты с кол¬легой, но лучше узнать его секреты и приемы работы. А это, в свою очередь, очень обогащает твой собственный опыт.

С. Л. корреспондент областной газеты

— С какими трудностями Вы столкнулись, оказавшись в данной редакции?

— В команду газеты попасть было чрезвычайно трудно. И не только потому, что здесь очень тщательно отбирают бу¬дущих сотрудников, но и потому, что число желающих, меч¬тающих работать в этой газете, велико. Поэтому мне при¬шлось пройти ряд серьезных испытаний, чтобы заслужить право трудиться в данной газете. В основном эти трудности пришлись на период стажировки. В то время приходилось выполнять всю черновую газетную работу: начиная от вы¬читки свежих полос и кончая регулярными (три раза в неде¬лю) дежурствами по номеру. Конечно, при такой нагрузке времени на творческую работу катастрофически не хватало. Поэтому приходилось писать по ночам, да и все выходные дни использовать на поездки по области. Сейчас даже не ве¬рится, что столько всего пришлось пережить. Но вспоминаю о том времени с удовольствием. Ведь только тогда по-настоя¬щему ощутила вкус к газетной работе, да и опыта набралась, которого так не хватало. Вскоре меня признали и мои буду¬щие коллеги. Кстати, они меня и поддержали при конкурс¬ном отборе в редакцию.

— Что понравилось и что Вам не понравилось в деятельно¬сти данного редакционного коллектива?

— Прежде всего понравилось то, что здесь работают моло¬дые, но уже именитые журналисты. Понравилась творческая атмосфера, которая царит в редакции. Самые неожиданные и оригинальные идеи рождаются у нас не на планерках, а во вре¬мя неформальных бесед. Мне сразу стал симпатичен и наш глав¬ный редактор. Демократизм в отношениях с людьми и новатор¬ство в работе — его отличительные черты.

Что пришлось не по душе? Видимо, то, что наша газета постепенно стала «желтеть».

— Были ли у Вас проблемы с журналистской специализацией?

— В редакции каждому предоставлено право творить в том направлении, которое ему нравится. Хочешь заняться рок-му¬зыкой — пожалуйста, спортом или культурой — нет проблем, экономикой — думай и дерзай. Словом, у нас в этом вопросе свобода выбора. Лично я занялась социально-экономическими вопросами потому, что увлекалась ими еще в годы учебы в уни¬верситете. Данная тематика близка мне по духу.

— Как Вы относитесь к срочным редакционным заданиям?

— Мне часто приходится писать в номер. Поэтому к вы¬полнению редакционного задания готова всегда. Оператив¬ная работа нравится больше, чем размеренная кабинетная жизнь. В нашей газете медленные темпы работы просто не¬мыслимы. Редакция постоянно находится в активном твор¬ческом поиске.

— Бывали ли у Вас конфликты с коллегами?

— Раньше, когда только начинала работать в газете, с мо¬ими материалами происходили странные метаморфозы. Сдан¬ная в отдел экономики статья выходила в газете под моей фа¬милией, но в совершенно неузнаваемом виде. При выяснении причин обнаружила, что все мои материалы подвергались бес¬пощадной правке со стороны редактора отдела. Естественно, это очень задевало мое самолюбие. Подобное отношение к ав¬торской рукописи всегда кощунственно, если человек не по¬ставлен в известность о серьезных редакторских поправках. На этой почве у меня в основном и возникали конфликты с коллегами.

В. М., сотрудник отдела теории экономики еженедельной газеты

— С каким трудностями Вы столкнулись, оказавшись в дан¬ном редакционном коллективе?

— Сложно было в плане налаживания взаимоотношений с коллегами. Одни поддерживали, другие просто не признава¬ли, считая меня в данной редакции совершенно случайным человеком. Но благо с самого начала попал в очень сильный отдел, где работали настоящие профессионалы. Они, в общем-то, и определили мою творческую судьбу. Особенно благода¬рен журналистке П. И. — заведующей отделом экономичес¬кой теории. С ее помощью вошел в курс редакционной жиз¬ни, разобрался в теоретической проблематике отдела, завел связи с ведущими экономистами страны. Да и сейчас П. И. — человек широчайшей эрудиции — помогает советами при раз¬работке сложных тем. При этом всегда ждет от меня нового и свежего взгляда на проблемы. Вот так и сотрудничаем, под¬держивая друг друга.

— Что понравилось и что Вам не понравилось в деятель¬ности данного редакционного коллектива?

— Понравилась четкая организация труда журналистов. Здесь вы никогда не увидите праздно шатающихся людей, потому что каждый сотрудник четко знает и выполняет круг своих обязанностей. А не понравилось планирование матери¬алов. Обычно их готовят на четыре номера вперед. Поэтому многие темы уже при публикации теряют свою актуальность.

— Как Вы относитесь к срочным редакционным заданиям?

— Положительно, ведь всегда есть гарантия, что материал попадет в номер.

— Вы за узкую специализацию в журналистике или же за универсализм?

— Чтобы ответить на этот вопрос, коротко расскажу о структуре нашей редакции. Она условно разделена на три боль¬ших отдела: первый — отдел первичного звена (в его ведении находятся предприятия), второй — отдел управления (он осве¬щает работу различных министерств и ведомств), третий — отдел экономической теории (занимается теоретическими про¬блемами). Работа в последнем отделе, как вы понимаете, тре¬бует не только разносторонних и глубоких экономических знаний, но и определенного уровня мышления. Здесь, замечу, невозможно «выехать» на какой-то одной теме, выжимая из нее все соки. Поэтому я больше ориентирую себя на универ¬сализм, чем на узкую журналистскую специализацию.

— Случаются ли в вашем коллективе конфликты?

— Не так часто, но бывают. Приведу пример. Год назад в отдел международной жизни назначили нового заведующего. Он сразу заявил о себе с очень нехорошей стороны. Знако¬мясь с новыми коллегами, он убедился в том, что будет иметь дело с прекрасными профессионалами. Но, видимо, именно это обстоятельство его и удручило. Конкурировать с сильны¬ми соперниками он не был готов, а выглядеть на их фоне се¬рым не хотел. Поэтому свою деятельность он начал с перекраивания тематических полос и рубрик на свой лад. При этом он пытался присвоить себе самые лучшие направления, а колле¬гам оставил неперспективные. Такие «перемены» насторожи¬ли журналистов, но шума они поднимать не стали. Ждали, когда их новый шеф блеснет публицистическими статьями. Кстати, об этом он не раз заявлял на редакционных летучках. Прошло полгода. Новый заведующий отделом не проявил себя ни как организатор, ни как журналист. Впрочем, причины своего не¬успеха он склонен был искать не в себе, а в окружающих. Если в первое время он корил своих коллег за творческое без¬действие, то теперь огонь его критики переметнулся на от¬дельных членов редакционной коллегии, которые не позволи¬ли ему провести в отделе ряд кадровых изменений. Последо¬вавший за этим конфликт был лишь следствием его необдуманных действий, а главное — завышенных притяза¬ний, которые он не мог реализовать в своем новом качестве.

К. В., парламентский корреспондент российской газеты

— С какими трудностями столкнулись, оказавшись в газете?

— Начинала свою журналистскую деятельность в много¬тиражке, а потом более двух лет работала в областной газете. За это время постаралась сделать имя, чтобы меня признали не только читатели, но и коллеги. В этом, видимо, и состояла ос¬новная трудность. Но настоящую уверенность приобрела толь¬ко после интервью с крупным политиком. Это, по мнению кол¬лег, была настоящая удача. С этого момента стала писать много и достаточно сильно.

— Что вам особенно понравилось в деятельности данного коллектива?

— Прежде всего — высокая требовательность к качеству материалов и второе — свобода творчества. Например, в нашей газете никому ничего не запрещается. Правда, когда действия корреспондентов не скоординированы, случаются казусы. Од¬нажды на одном демократическом форуме России нас, журнали¬стов одной редакции, оказалось трое, хотя задание написать об этом событии было поручено мне. Чтобы не тратить время на выяснение отношений, предложила им совместно подготовить один репортаж. Один коллега по отделу согласился, а другой от¬казался. В итоге на стол редактора легли два материала, которые вышли под рубрикой: «Две точки зрения». Мы посмеялись над этим, а потом решили заранее обговаривать в редакции свои планы и намерения. И если мы где-то вновь пересекались, то приоритет отдавали тому, кто более аргументировано доказывал свою компетентность в обсуждаемом вопросе.

— Приходилось ли Вам работать в соавторстве с колле¬гами?

— С моим коллегой по отделу политики мне не раз при¬ходились освещать работу Государственной думы. Правда, писать с ним с соавторстве трудно. У нас совершено разные стили. И все же творим. Как мы работаем над материалами? — Начинаем с выработки концепции статьи, потом составля¬ем развернутый план, затем наговариваем основные идеи и тезисы. Договорившись по ключевым позициям, садимся за ту или иную статью. При этом один из нас что-то надиктовывает, а другой оценивает сказанное. Поэтому выходит стиль кого-то одного.

— Что определило Вашу творческую специализацию?

— Еще задолго до работы в газете интересовалась различ¬ными политическим движениями. Сама была участницей мно¬гих общественных акций и манифестаций. Оказавшись в газе¬те, стала более внимательно изучать различные политические группы, ходить на политические тусовки. Так постепенно и оп¬ределила круг своих будущих журналистских тем.

— Случаются ли у вас недоразумения с коллегами?

— Бывают, но редко. Приведу пример. Однажды один из наших молодых сотрудников подготовил поверхностную, на мой взгляд, статью о шахтерском движении. Не разобрав¬шись в столь сложном вопросе, стал налево и направо гро¬мить всех и вся. Я высказала ему свои критические замеча¬ния. Помнится, мы сильно тогда с ним разругались, но, к сча¬стью, наши идейные разногласия не отразились на личных взаимоотношениях.

Р. И., спортивный журналист областной газеты

— С какими трудностями Вы столкнулись, оказавшись в газете?

— Были небольшие проблемы в творческом плане. Мне поначалу говорили, что ожидали от меня большего. Но самоут¬верждаться в редакции не спешил. Решил сначала осмотреться. Тем более, что в отделе спорта оказался один. Начал работу с придумывания рубрик для спортивной полосы, с изучения чи¬тательских интересов и только после стал писать.

— Что привлекло и что не понравилось в работе данной редакции?

— Понравилась позиция, ориентирующая журналистов на интересность в подаче информации, которая, в свою очередь, невозможна без свободы творческого поиска. Не понравилось — отсутствие в редакции здоровой критики. Это, на мой взгляд, опасный симптом для любого редакционного коллектива. У нас, например, все летучки проходят безлико. Здесь никогда не ус¬лышишь серьезного анализа опубликованных в газете материа¬лов, потому что никого не интересует мнение коллег. Лично я подобной позиции не приемлю. Всегда стараюсь быть предель¬но откровенным по любому обсуждаемому вопросу.

— Как Вы относитесь к творческой конкуренции?

— У меня в редакции есть сильный соперник, который вместе со мной ведет криминальную хронику. Мы постоянно сравниваем наши подборки. Мой коллега работает более опе¬ративно — у него более широкая агентурная сеть, которая регулярно снабжает его информацией. Поэтому в творческом соперничестве ориентируюсь на более глубокую разработку тем, всесторонний анализ тех или иных событий. Считаю, что подобного рода взаимодействие идет нам только на пользу. Ведь мы постоянно учимся друг у друга.

— Приходилось ли Вам работать в соавторстве?

— Разрабатывая ту или иную тему с конфликтной подопле¬кой, стремлюсь подключить к этой работе моего более опытного коллегу, с которым у меня давно наладились доверительные от¬ношения. Он критически оценивает собранные мной факты, высказывает свое видение той или иной жизненной ситуации, советует при выработке концепции будущего материала. Впро¬чем, работать с ним в соавторстве всегда сложно. Каждый факт, документальные сведения, различные источники информации, он всегда подвергает критическому анализу. Но вся эта работа, конечно, небесполезна, так как позволяет избежать ошибок в ходе предварительной подготовки произведения в печать.

Л. М., спецкор общественно-политической газеты

— Как Вы оказались в данной газете? Что Вам здесь по¬нравилось?

— В данное издание пришла сознательно. Мне нравится команда журналистов, которая здесь работает. Многие из нас пришли сюда по личному убеждению. Мы разделяем позицию газеты, поддерживаем ее направление, так как очень заинтере¬сованы в демократических преобразованиях в нашем обществе.

— Вы специализируетесь на освещении парламентской рабо¬ты. Как Вы относитесь к своей журналистской специализации?

— Всерьез парламентскими делами занялась в газете «По¬зиция». Поэтому многих депутатов знала не только с точки зре¬ния их политических взглядов, но и по каким-то личностным ка¬чествам. При всей своей привлекательности труд парламентского корреспондента достаточно изнурителен. Порой часами сидишь у монитора, чтобы, пропустив через себя массу информации, выудить оттуда наиболее интересные факты. Но и после этого времени на раскачку не бывает. Чаще всего приходится писать в курилке в перерывах между заседаниями. А вечером бежишь в редакцию, чтобы вычитать материал на полосе. К сожалению, не все начинающие журналисты видят оборотную сторону нашей работы. Думают, что у меня самый легкий хлеб. А ведь чтобы быть компетентным в избранной теме, приходится дотошно изу¬чать различные законодательные документы, программы депу¬татских фракций, отслеживать различного рода политические коллизии, которые разворачиваются на твоих глазах и многое другое. Своей нынешней журналистской специализацией доволь¬на. Считаю, что занялась этой темой не случайно, так как шла к ней последовательно и целеустремленно.

— Как Вы относитесь к срочным редакционным заданиям? Что особенно стимулирует Ваш творческий труд?

— Постоянно сижу на оперативке. Сегодня — одно, завт¬ра — другое. Жизнь динамична и я стараюсь не отставать от нее. К творческим стимулам отнесла бы соперничество с кол¬легами. Мне нравится конкурировать с теми, кто на голову выше меня. У таких людей можно чему-то научиться. Правда, никогда не любила слепо повторять чужой опыт.

В. И., специальный корреспондент городской информа¬ционно-развлекательной газеты

—  Чем был обусловлен Ваш приход в данное издание?

— Я сознательно пошел работать в «желтую» газету, пото¬му что мне всегда нравилось раскрывать житейские интриги, мафиозные сговоры и т.п. В других изданиях было сложнее зани¬маться подобными темами.

— Что понравилось и что не понравилось в данном кол¬лективе?

— Понравились люди. В большинстве — это очень про¬фессиональные журналисты. Не понравилось — отсутствие творческой конкуренции между сотрудниками, не хватает тре¬бовательности к качеству. У нас до сих пор многие материалы идут с «колес». В первое время это было простительно, так как портфель редактора был пуст. А сейчас выбор есть, но жесткой требовательности к качеству материалов нет. Это снижает общий уровень газеты.

— Как Вы относитесь к срочным редакционным заданиям?

— С чувством ответственности перед газетой. Поэтому редко от них отказываюсь. Даже тогда, когда выполнять их не хочется. Недавно, например, послали в Ингушетию. Дали кон¬кретное задание: подготовить материал о чеченских переселен¬цах. Проблема необъятная. Поэтому за разработку данной про¬блемы взялся без особого энтузиазма. Но, оказавшись на мес¬те, встретился с одним очень интересным стариком-чеченцем, который в свое время попал под жернова сталинской депорта¬ции. На основе его рассказа и написал очерк о давно минувших и сегодняшних событиях, преломившихся в судьбе маленького человека.

—  Случались ли в вашем коллективе конфликты?

— Серьезных разногласий между коллегами не припом¬ню, а вот стычки бывали. Сам был инициатором многих из них. Не понравился, допустим, чей-то материал, кричу: «Зачем про¬пустили такую ерунду?». Смотришь, в следующий раз к стать¬ям того или иного автора подходят более требовательно. Крити¬куют и меня, но к дельным замечаниям отношусь спокойно. Без критики, считаю, сложнее было бы оттачивать собственное профессиональное мастерство.

Д. А., корреспондент отдела новостей вечерней газеты

— С какими трудностями Вы столкнулись, оказавшись в данной редакции?

— В «Вечерку» перешел в конце прошлого года и сразу же столкнулся с неординарной ситуацией. Дело в том, что меня сюда пригласили в качестве репортера криминальной хроники. Но, как выяснилось, этой темой уже более 30 лет занимался ста¬рейший сотрудник редакции И. П. Он собирался уйти на пен¬сию, но неожиданно изменил свое решение. Так в нашей газете оказалось два «криминальных» репортера. Естественно, что И. П. воспринял меня как своего потенциального конкурента. Чтобы не перебегать ему дорогу, я внимательно изучил все источники информации, с которыми работал мой коллега. Оказалось, что в своей работе он ограничивался только оперативными сводками ГУВД, материалами брифингов и пресс-конференций. Поэтому при сборе информации я стал ориентироваться на районные и участковые отделения милиции. Так мы негласно разделили между собой «сферы своих влияний».

— Что Вам понравилось в деятельности данного коллек¬тива?

— Оперативность в работе. Чтобы опередить другие изда¬ния в освещении тех или иных городских событий, журналис¬ты постоянно обмениваются сведениями, изучают пресс-рели¬зы, справочники, сводки ГУВД и т.д. Ежедневная кропотливая работа с различными источниками информации позволяет все¬гда быть в курсе всех наиболее важных событий.

— Как Вы относитесь к срочным редакционных заданиям?

— Мне часто приходится выполнять какие-то незапла¬нированные задания. Недавно, например, поручили срочно подготовить материал об открытии госпиталя для ветеранов войны. Данная тема совершенно не входит в сферу моих ин¬тересов. Но я бегу и срочно выполняю задание, потому что, работая в отделе новостей, нужно быть универсальным спе¬циалистом.

—  Случались ли у Вас конфликты с коллегами?

— Межличностных конфликтов стараюсь избегать — жал¬ко тратить время на выяснение отношений. Другое дело — твор¬ческие споры, касающиеся методов работы или стиля написания материалов. Например, поначалу отдельным членам редколлегии не нравился мой стиль. Они советовали: «Саша, нужно писать "по-вечерочному"». А что это значит, никто толком объяснить не мог. Поэтому не стал «ломать» себя. И оказался прав. Вскоре мои материалы стали отмечать на редакционных летучках.

К. С., парламентский корреспондент общероссийской газеты

— С какими трудностями Вы столкнулись, оказавшись в данном редакционном коллективе?

— В данную редакцию меня пригласили из областной га¬зеты. Вначале предложили поработать собкором столичной газеты, а уже через год пригласили в штат. Такой неожидан¬ный взлет удивил многих моих коллег. Поэтому поначалу ко мне отнеслись очень настороженно, что, естественно, затруд¬нило вхождение в коллектив. Впрочем, думать о своих не сло¬жившихся отношениях с коллегами было некогда, поскольку меня сразу подключили к освещению парламентских собы¬тий. Когда коллеги увидели результаты моей работы, тогда и пришло признание.

—  Как бы Вы охарактеризовали свою газету?

— Работая в данной редакции, все время думаю: что же происходит с нашей газетой? Например, в чем причина рос¬та или падения тиража газеты? Ведь большой тираж — не всегда показатель высокого качества издания. Точно так же, как переполненный концертный зал — не всегда показатель таланта исполнителя: Земфира собирает полные стадионы, а Елена Камбурова выступает в полупустых залах... Но при этом мы понимаем, за кем стоит талант, за кем — сила, за кем — культура.

На мой взгляд, наша газета — лучшая провинциальная га¬зета страны. Это именно провинциальная газета, и в данном случае слово «провинциальная» я использую не как оценочное, не говорю хорошо это или плохо. Это наша российская реаль¬ность, не зависящая от места рождения. Корни нашего провин¬циализма двояки. С одной стороны, работа 80 % наших сотруд¬ников связана с провинцией — Ярославлем, Владимиром, Пен¬зой, Саратовым и т. д. С другой — провинциализм является общим интеллектуальным фоном газеты.

— Как Вы относитесь к срочным редакционным заданиям?

— Всегда прихожу на работу, зная наперед, что меня се¬годня ждет что-то новое и неожиданное.

За это, пожалуй, и люблю свою профессию.

—  Случались ли у Вас конфликты с коллегами?

— Однажды, обсуждая очередной номер, я высказал мне¬ние по поводу того, что в газете нет новостей. И тут же полу¬чил: «Ну, Степан, ты ведь сам не работаешь». Вот эта игра «сам дурак» — она очень характерна, на мой взгляд, для наших внутриредакционных взаимоотношений. Она очень неконструктив¬на, примитивна и мешает в налаживании нормальных челове¬ческих взаимоотношений. А если говорить о принципиальных вопросах, то серьезные идейные разногласия сложились у меня с политическим обозревателем А. Я, например, всегда придер¬живался того мнения, что у нашей газеты должна быть четкая политическая позиция. У моего оппонента другая точка зрения — он полагает, что у газеты в принципе не должно быть опре¬деленной политической позиции. «У общенационального изда¬ния (к такой модели мы сейчас стремимся), — говорит А., — должна быть просто какая-то своя линия». Конечно, об этом можно долго спорить. Спорить до хрипоты, до неприятия друг друга. Но в этом вопросе я стоял и буду стоять на позиции, что в нашей газете должна превалировать политика. Мой же оппо¬нент считает, что мы должны стремиться стать массовым изда¬нием. А раз так, то в такой газете должны быть воедино сплете¬ны журналистика политическая, аналитическая и журналисти¬ка бытоописателъная, нравоучительная. Впрочем, кто прав, а кто нет, рассудит время. Главное — мы находимся в постоян¬ном творческом поиске.